«Младшая рыдает, надо ее накормить, уложить, старшие рыдают, у них что-то отключилось и непонятно, как починить»

О трудностях, с которыми столкнулись школьники и учителя во время онлайн-обучения, рассказывают участники процесса

Фото Сергей Бобылев/ТАСС

Если весной удаленное обучение было для всех без исключения, то осенью в разных регионах этот процесс организован по-разному.

«Приходилось успокаивать некоторых детей»

Фото: Егор Алеев/ТАСС

О том, что «весенняя»  и «осенняя» дистанционка отличаются, говорят родители школьников. И если весной это больше походило на натаскивание на предмет, то сейчас уже больше на обучение.

Евгения Сухорослова из Новокузнецка рассказывает: только благодаря тому, что сама педагог и находилась в отпуске по уходу за ребенком, она смогла весной организовать образовательный процесс старшей дочери, которая ходила во второй класс. По сути, ей самой пришлось заменить учителя начальных классов в тот период.

Весной уроки вел совместитель, поэтому новый материал по всем предметам изучали самостоятельно, учитель не вел занятия дистанционно, а только скидывал задания, требующие выполнения.

В ответ ему отправляли фотографии и видео с выполненной «домашкой» (по физкультуре – выполнение упражнений, по литературе – чтение стихов наизусть). Какие-то задания по собственной инициативе делали вперед на несколько дней.

– Я не разделяю общественную истерию, что детям начальных классов сложно за компьютерами. Им и в школе сложно, если родители не смогли мотивировать на учебу, не объяснили, зачем им учится. Дети очень быстро приспосабливаются к новым условиям, а истерия взрослых только ухудшает процесс.

Главный минус этой системы заключался только в том, что урок был сокращен, и учителю даже в этих условиях приходилось успокаивать некоторых детей, которые не выключали микрофон, писали ерунду в общий чат, отвлекали других своим поведением, но это вопрос не к организации учебного процесса, а к воспитанию учеников и их родителям, – говорит Сухорослова.

«Решили нервы не мотать ни детям, ни себе»

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Юля Барыбина из Междуреченска – мама троих детей, двое из которых – школьники (3 и 5 класс), и заниматься на компьютере одновременно обоим возможности не было. Директор школы предложила, чтобы дети по индивидуальному графику приходили в компьютерный класс и подключались к конференции. Однако в итоге отклика от школы так и не было, дети учились дома, однако без средств связи.

– От школы нам предлагали на дом дать технику для занятий, но я отказалась, не рискую брать на себя такую ответственность. Дети наш домашний ноутбук привели в такое состояние, что теперь к нему подхожу только я и в руки им не даю.

Весной мы подключались через телефон, но на маленьком экране ничего не видно и практически не слышно. Если связь прерывалась, дети нервничали, расстраивались. Это хорошо, что я дома была, малышка тогда еще не ходила в садик.

И вот ситуация: она рыдает, мне надо ее накормить, уложить спать, старшие рыдают, потому что у них что-то отключилось и непонятно, как починить.

Попытались подключать конференцию на планшете, потому что там монитор больше, чтобы хоть что-то было видно, но там постоянно пропадал звук. Учитель на ребенка ругается, а он не может разобраться, как включать.

В итоге, решили нервы не мотать ни детям, ни себе, и обучаться без технических средств и без лишней нервотрепки. По большому счету, у ребятишек нет серьезных проблем, чтобы мне объяснять темы по всем предметам. Если что-то непонятно, подходят и спрашивают. Но я слышу от многих родителей, которые работают на предприятиях посменно, что у них очень большие трудности. И особенно в начальной школе с иностранным языком.

Даже если мы знаем язык, мы не владеем техникой преподавания. Я совсем не учитель, хотя  у меня два высших образования – экономист и международник, – говорит Барыбина.

Юля диктовала задания из электронного дневника, дети сами изучали новые темы и делали домашнюю работу. Как только они вышли в школу, сдали тетрадки учителям. По словам женщины, две недели спустя после завершения онлайн-обучения она не увидела пробелы в знаниях у детей. Только – ухудшение состояния здоровья.

– Дети стоят на учете у невролога с рождения, есть нарушения, которые требуют постоянного наблюдения у специалистов. После дистанционного обучения я вижу огромный скачок назад у обоих. Школа все-таки стимулирует к тому, чтобы дети сидели ровно, были в тонусе, двигались чаще, – говорит Юля.

«Дети просто стеснялись»

В Нижегородской области сейчас дистанционно обучается только среднее звено. А ученики 1-5 и 9-11 классов – в школе.

– Весной нас просто бросили в дистанционку, как на амбразуры, ничего толком не объяснив. По сути, никакого дистанционного обучения тогда и не было. Скорее, это можно назвать имитацией обучения.

Методические рекомендации, как же учителям нужно организовывать дистант, нам прислали совсем недавно. Частыми были случаи технических неполадок, и родители приходили лично ко мне, чтобы я им объяснил, как нужно подключаться к zoom, и как его настраивать, как воспользоваться электронным дневником, – говорит Дмитрий Казаков, учитель истории из Нижегородской области.

Безусловно, электронный дневник существовал задолго до онлайн обучения, введенного из-за коронавируса. Однако им пользовались не все, говорит Казаков. Такого рода проблемы были у всех: и младших, и старших детей. Умение пользоваться разными электронными платформами предполагает владение большим объемом информации, который нужно было очень быстро освоить вдобавок к самому предмету в условиях форс-мажора.

– Главная сложность была в том, как преподавать, какими методами и приемами пользоваться. Контроль усвоения знаний невозможно проводить дистанционно. Конечно, можно создать на любой платформе тесты и провести проверку усвоенного материала, но это не то.

Дети банально списывали и готовились к контрольным не так, как если бы они проводились в классе. Кроме того, возросла нагрузка на учителя, потому что подготовка к дистанционному уроку занимает больше времени, чем подготовка к уроку классическому. Это новые формы и новые методы, – рассказывает педагог.

По словам Казакова, процесс обучения стал более трудоемким для педагога, поскольку информация по домашним работам поступала к нему из разных источников: дети присылали работы через ВКонтакте, электронный дневник, Viber, Whats App. Нужно было собрать вовремя всю эту информацию, проверить, поставить оценки, и главное – ничего не перепутать или не забыть.

И еще, не все ученики пользовались web-камерами.

– С одной стороны, финансовое положение у семей разное, не все имеют возможность купить камеры. С другой, я думаю, не всем детям было удобно показывать часть своего личного пространства в квартире. Не у всех хороший ремонт или красиво обустроена комната. Дети просто стеснялись, – рассказывает учитель.

«Хватал тарелку с едой и бежал в класс»

Фото: Кирилл Кухмар/ТАСС

Неудобное расписание, технические неудобства, система проверки работ школьников – такие проблемы называет Андрей Егоров, учитель физики из Кемерова. Учителей обязали вести уроки из кабинета, однако имеющиеся в арсенале школы технические средства оказались не очень удобными, а коллеги Андрея в силу преклонного возраста не всегда могли понять, как использовать zoom, приходилось им помогать.

– У меня лично было неудобство из-за требования школы вести урок с рабочего места. Экран рабочего ноутбука был слишком мал, чтоб контролировать и видеопоток от учеников, и чат, и при этом демонстрировать свое видео. А дома у меня широкий экран и это не представляло сложности.

Мне крайне не нравился школьный запрет на выставление ограничения по времени на выполнение задания учениками. В итоге можно было неспешна через интернет найти нужные ответы на тесты и сделать их на 5. Иначе говоря, оценки за работы были некорректные.

В школе в период дистанционки было ужасное расписание. Отдохнуть и поесть между уроками было нереально. Порой было по 8-9 уроков подряд, без окон, с 10-минутными перерывами. Приходилось забегать в столовую, хватать тарелку с едой и бежать в класс, – рассказывает Егоров.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.