Оказывается, первые Дома Культуры для рабочих появились до революции, как часть «нравоучительной» благотворительности. О феномене Народных домов рассказывает краевед, писатель и телеведущий Алексей МИТРОФАНОВ

Оказывается, первые Дома Культуры для рабочих появились до революции, как часть «нравоучительной» благотворительности. Народные дома сооружались по всей России – а знаем мы об этой важнейшей филантропической работе очень мало. О феномене Народных домов рассказывает краевед, писатель и телеведущий Алексей МИТРОФАНОВ

«Введенский городской народный дом» (Введенская площадь — площадь Журавлёва; перестроенный, «Дворец на Яузе») . Архитектор — И.А. Иванов-Шиц Фото: melanyja.livejournal.com

Тайна Дворца Культуры МЭЛЗ

Феномен Народных домов не то что бы замалчивался – но и писали о них не часто. Таким образом – невольно или специально – формировалось мнение, что именно советская власть впервые озаботилась культурным народным досугом. На самом деле, это не совсем так.

Один из подобных домов сохранился в Москве, на площади Журавлева. Сейчас он называется «Дворец на Яузе», до недавних пор работал как Дворец культуры МЭЛЗ, еще раньше был Телевизионным театром, а строился как Народный дом.

Автором этого здания, построенного в стиле позднего модерна, был архитектор И. Иванов-Шиц. Смета — 35 тысяч рублей, и ни копейкой больше. Автор уложился в смету филигранно, но, когда заказчики увидели на чертежах тесные комнатушки, узенькие коридорчики, низкие потолки и грубый асфальтированный пол, они пересмотрели свои строгие финансовые требования. В результате дом вышел комфортным.

Дата окончания строительства — 1904 год. Планировалось возвести десять таких культурных центров для простонародья на окраинах (тогдашних, разумеется, окраинах) Москвы.

Местные жители очень ждали открытия дома. Пока он не был построен, писали городскому голове: «Мы давно слышали об этом доме и с нетерпением ждали, что вот наконец-то и в нашем Преображенском будет возможно, где провести праздничный день. Мы в нашей местности лишены возможности, где проводить свободные от работы дни и вечера. Весь день сидеть на скамьях – это скучно и утомительно, а выйдешь за ворота, по тротуару пройти нет возможности, потому что такая скученность… и вот после этого невольно идут люди в трактиры, пивные и винный. Там есть все: вино, пиво, гармонисты, акробаты, проститутки… а после 11 часов вечера цены на все удвоены. Бульваров в нашей местности нет ни одного. Поэтому и просим Вас, Ваше Высокородие, похлопотать в городской думе, чтобы разрешили постройку этого давно желаемого дома».

Главным же попечителем Народного дома был Алексей Александрович Бахрушин, двоюродный брат легендарного создателя Театрального музея.

А.А.Бахрушин Фото с сайта wikipedia.org

Основным учреждением, разместившимся в том доме, был театр. Первый спектакль был дан 26 декабря 1904 года, спустя всего три дня после освящения здания. Это была пьеса Александра Островского «Свои люди – сочтемся».

Действовала библиотека – чтобы «беднейший класс мог бы бесплатно читать книги и газеты». Находилась здесь также и чайная. В фойе же к услугам рабочих были оборудованы «вешалки для платья».

Введенский народный дом, как его официально называли, был ярким явлением в жизни дореволюционной Москвы. Газеты писали: «За пределами волн электрического света и витрин роскошных магазинов скромно приютился на окраине городской Введенский Народный дом. Он делает большое дело и делает его так, как дай бог делать это нашим театрам в «центре»… Такой восторженной, я бы сказал, густой тишины во время действия вы не найдете в театрах «высшего света». Нет этого кашля, шепота. И своему зрителю Народный дом дает не труху, а репертуар из Островского, Чехова…». Билеты продавались практически за символическую у – в результате приходилось постоянно бороться с барышниками, которые скупали эти самые билеты оптом, а после продавали втридорога. Дело, однако, того стоило.

Проходили здесь и лекции «с познавательным уклоном», и детские утренники, и многое другое. Маленькие посетители Народного дома, как писали газеты, помимо развлекательной программы «получают горячую пищу и привыкают к порядку».

Кстати, труппа Народного дома стояла у истоков российского кинематографа. Знаменитый Александр Ханжонков именно здесь снимал свои первые фильмы – «Песнь про купца Калашникова», «Выбор царской невесты» и «Русская свадьба XVIII столетия».

Правда, не обошлось без брака. Пионер отечественного кино позднее признавался: «съемки производились в театральных декорациях, поэтому некоторые из них плохо вышли на экране. Кирпичная кремлевская стена на экране выглядела черной».

Что поделаешь – опыта не было, технологии только осваивались. И, по словам все того же Ханжонкова, оператор, ради экономии времени, «установил съемочный аппарат в середине прохода перед сценой, и так, не меняя места, сняли все три картины».

«Дворец на Яузе» Фото: melanyja.livejournal.com

«Зала для народных чтений и спектаклей, чайная, читальня, библиотека»

Организация Народных домов было явлением не только московским. Провинция не отставала.

Действовал Народный дом в Смоленске. В 1904 году «Днепровский вестник» анонсировал: «Во вторник, 13 января, бенефис артистки А. К. Колосовой, на сцене Народного дома поставлена классическая трагедия Шекспира «Ромео и Джульетта»».

В другой раз газеты писали: «Сегодня в Народном доме состоится чтение со световыми картинками. Прочитано будет: «Где на Руси какой народ живет и чем промышляет». Самоеды соч. Александрова. Начало в 2 ч. дня. Вход бесплатный.»

В 1905 году подобное сооружение было открыто в городе Владимире. Оно находилось в ведении Владимирского комитета народной трезвости. Правда, обстоятельства не способствовали популярности этого дома. Год был беспокойный, и полицмейстер – чтоб чего не вышло, вынес предписание: «Ввиду крайне тревожного состояния простого народа против интеллигенции, покорнейше прошу никаких лекций в Народном доме не устраивать от Комитета и не разрешать частным лицам, причем устройство собраний по закону от 12 октября 1905 года мною отнюдь не будет разрешено впредь до успокоения народонаселения».

Народный дом. Владимирская губерния. Дореволюционная открытка Фото с сайта russiancharm.blogspot.de

Впрочем, вскоре ситуация наладилась, и один из обывателей, М. В. Косаткин писал: «Однажды утром поздней осенью 1906 г. на уличных заборах появились большие, необычные для нас, молодежи, афиши. Они возвещали, что в ближайшие дни на сцене только что построенного Народного дома начнутся спектакли только что прибывшей на зимний театральный сезон драматической труппы под руководством артиста, режиссера и директора Глеба Павловича Ростова. И вот в начале октября театр открыл свои двери, и театральный сезон начался. Само театральное здание, только что построенное городским архитектором, впоследствии большим моим приятелем Я. Г. Ревякиным, и внутренняя отделка с претензией на модный тогда стиль ампир, нас не поразили. Они остаются и теперь такими же. Но зато первые же спектакли взволновали и очаровали нас и проходили при полном зале, полном сборе. Тут были и классики: Гоголь, Грибоедов, Островский, Шекспир, Гюго, Шиллер и масса новинок, включительно до модных тогда пьес Л. Андреева, Горького, Чирикова, Чехова, Найденова, Шпажинского, Гауптмана и даже Метерлинка».

Проходили здесь и елки для малоимущих детей. Средства на эти елки собирали по подписке, а начинались эти торжества с раздачей колбасы и чая – многие дети приходили на елку голодными.

В 1909 году было принято решение выстроить в Архангельске Народный дом имени Петра Первого. Губернатор Сосновский писал: «Архангельская городская дума отвела безвозмездно для названного дома большое удобное место в Соломбале, где Петром I была лично основана первая русская верфь для постройки торговых судов и спущен на воду первый русский корабль, отправленный с товарами за границу.
Место это находится в непосредственном соседстве с управлением работ по улучшению порта и портовыми мастерскими, в которых сосредоточивается в летнее время значительное количество рабочих.

В проектируемом Народном доме предполагается устроить залу для народных чтений и спектаклей на 1000 человек, дешевую столовую, чайную, читальню, библиотеку, а если позволят средства, то и музей по судостроению и промысловому делу с образцами усовершенствованных судов, рыболовных снастей и орудий звериного промысла и т. п., имеющими полезное показательное значение.

Устройством такого дома было бы достигнуто серьезное улучшение быта — и не только местных портовых и других рабочих, но и пришлого рабочего элемента в лице судорабочих и матросов нашего торгового флота».
Увы, в 1912 году, когда почти все было готово, Народный дом сгорел.

А в Калуге в том же 1912 году Народный дом только открылся – к столетию победы над Наполеоном. Инициатором была губернаторша Анна Евграфовна Горчакова. Средства собирались по подписке.

Газеты писали: «Мысль княгини Анны Евграфовны была осуществлена в очень короткий срок, и остается пожелать дальнейшего успеха народившемуся рассаднику добра среди населения всей Калужской губернии и проведению в жизнь всех благих задач, которые имела в виду основательница Общества».

Здесь концертировали такие знаменитости, как Собинов, Обухова, Нежданова, Гельцер, Уланова, Ильинский.

А в Уфе Народный дом носил название Аксаковского. Его решили строить в 1908 году, когда Россия скорбела по поводу пятидесятилетия со дня смерти Сергея Тимофеевича Аксакова, долгое время проживавшего в Уфе. Планы впечатляли: «По предложенному проекту Аксаковский народный дом является грандиозным, – единственным в Уфе по размерам, — зданием, длиною в 50 и шириною в 26 сажен… По своим размерам уступает весьма немногим в России театрам и представляется вполне удобным по своему простору, по обилию воздуха, по соответствию требованиям акустики… Все сооружения будут состоять из бетона, камня, кирпича и железобетона, следовательно, явятся вечными, вполне безопасными в пожарном отношении и не потребующими долгое время каких-либо значительных расходов на ремонт».
Увы, реализации помешала война, а затем революции.

Аксаковский народный дом. г. Уфа Фото с сайта russiancharm.blogspot.de

Да, далеко не всегда судьба благоволила деятельности Народных домов. Мешали и внешние обстоятельства, и так называемый человеческий фактор. Очень уж непривычным было это дело для страны.

И, тем не менее, роль этих домов в жизни народа невозможно переоценить. Это действительно была отдушина для простых фабричных, заводских рабочих, малоимущего мещанства и прочих «низших» слоев населения. Эти дома дарили людям счастье. И в этом их огромная заслуга перед обществом.

Народный дом императора Николая II в Санкт-Петербурге Фото: humus.livejournal.com

Обед георгиевских кавалеров 26 ноября 1915 г. в Петрограде, в народном доме императора Николая II Фото: humus.livejournal.com

Томск. Народные дома Школьного (до 1903 года также Народная бесплатная библиотека) и Физического Обществ. Дореволюционная открытка Фото с сайта russiancharm.blogspot.de

Народный дом в Оренбурге: «…отвлечение народных масс от злоупотребления вином, от безобразного пьянства, разгула и, стало быть, от всех безнравственных поступков…», Оренбургский листок, 5 октября, 1899 год.

Народный дом в Пскове, 1906 г

Проект Народного дома В.А. Покровского в Хабаровске. 1900-е годы. Терем, образно связывавший далекий Хабаровск с исконно русскими территориями и исконно русской же историей

Ф. О. Шехтель. Проект Народного дома, 1897 г

Народный дом. Нижний Новгород, 1903 г., фото М. Дмитриева Фото с сайта russiancharm.blogspot.de