Арест за публикацию, проповедь среди равнодушных, ощущение неизбежности краха государства, споры об автокефалии, – вехи жизненного пути священномученика Иоанна Восторгова звучат очень современно

Священномученник Иоанн Восторгов. Фото с сайта wikipedia.org

5 сентября 1918 года Совнарком подтвердил начало красного террора. В тот же день в Москве был казнен выстрелом в затылок один из самых ярких проповедников и миссионеров того времени протоиерей Иоанн Восторгов. Ныне он прославлен как новомученик.

5 сентября 2018-го ПСТГУ провел конференцию, посвященную о. Иоанну. Священномученик Иоанн был настоятелем Князь-Владимирской церкви при Московском епархиальном доме – том самом здании, где теперь располагается ПСТГУ. Ректор ПСТГУ протоиерей Владимир Воробьев напомнил и то, что протоиерей Иоанн Восторгов принимал активное участие в работе уникального духовно-светского учебного заведения Православной народной академии, работавшей в том же здании в 1918 г.

Конференция была задумана как историческая и рассматривала жизнь и деятельность протоиерея Иоанна со всеми ее шероховатостями и протоворечиями, а не его святость, и в меньшей степени его подвиг мученичества.

«Мы привыкли читать жития, где приводятся подвиги святых, но сглаживаются их слабости и переживания. Нам предоставлена прекрасная возможность познакомиться с внутренними глубокими, насыщенными переживаниями отца Иоанна», — говорил докладчик епископ Борисовский и Марьиногорский Вениамин: А иерей Александр Щелкачев напомнил слова протоиерея Глеба Каледы о том, что «миссионеры не должны допустить, чтобы их обвинили в замалчивании».

Протоиерей Иоанн Восторгов вызывал многочисленные споры и обвинения при жизни – яркий публицист и самый рьяный критик социалистических идей, проповедник и миссионер, деятель Союза русского народа, вызывавший нападки слева и справа, участник споров об Автокефалии Грузинской Церкви, Поместного собора 1917-18 гг.

Но в любом случае его смертный час, с молитвой и ободряющими словами к собратьям, когда к затылку приставлен револьвер, многому может научить нас.

Погромы — признак надвигающейся революции

Побиение городового. Изображение с сайта imgcop.com

О. Иоанн Восторгов предчувствовал крах государственности еще во время Первой мировой войны, отметил епископ Вениамин.

Помимо неудач на фронтах о. Иоанна особенно встревожили немецкие погромы в Москве. Отец Иоанн полагал, что «месть врагам России» —  только повод для насилия и вседозволенности. В погромах он видит признак того, что идеи социализма, и революционного нигилизма пустили корни в народе, а в будущем ждут гораздо большие потрясения.

Он был уверен, что переворот в государстве неминуем и только молил Бога, чтобы он произошел после войны, а не во время. В этом он видел слабую надежду на спасение России.

Февральская и тем более октябрьская революция ошеломили протоиерея Иоанна Восторгова.

Сознавая себя врагом революции, протоиерей Иоанн Восторгов не стал сразу активно выступать против нее. В повиновении новому правительству он видел не отмену присяги, данной царю, а прямое исполнение долга перед страной – долга предотвратить ее сползание в хаос.

Он не был оптимистом и не думал, что Церковь получит новые возможности для развития в новых условиях, после прекращения мелочной опеки со стороны государства. Напротив, он писал: «Переделать себя мы не могли, но никогда наше одиночество н казалась настолько беспросветным. Мы оказались лицом к лицу с неизбежной переоценкой наших ценностей».

В № 339 газеты «Церковность» он пишет, что бывали минуты, «когда самый церковный человек бывает близок к самоубийству», закрадывались и сомнения в истинности веры. «Как видеть свое полное поражение, и ни в чем невозможно найти утешение и оправдание?» – вопрошал священник.

Впрочем, он видит, что отчаяние можно пережить и оно приведет не к саморазрушению, а к борьбе с большевиками. «Нам терять было нечего, а такие люди могут заменить силу любви такой же могучей силой ненависти».

Пока народ еще посещает храмы, его можно учить. Однако духовенство ничем не отличается от интеллигенции, буржуазии, журналистов – виноваты все, и получают по заслугам.

Вину собратьев о. Иоанн возлагал и на себя.

В заключение доклада владыка Вениамин сообщил, что сейчас работает над книгой об о. Иоанне Восторгове.

Истина имеет защиту в самой себе

 

Служба в Князь-Владимирской церкви при Московском епархиальном доме. Фото: диакон Андрей Радкевич

Протоиерей Иоанн Восторгов находился на гребне волны русского миссионерства конца XIX-начала XX в., рассказал профессор ПСТГУ Андрей Борисович Ефимов. Он вспомнил, про ту искренность в служении, которая была присуща отцу Иоанна с начала его священства. Так в 25 лет он отдал все свои сбережения на свой первый храм и покупку для него утвари, организовал школу, которую могли посещать и дети старообрядцев.

Он исповедовал принцип: пусть дети сектантов не перейдут в Православие, главное, чтобы они видели любовь и заботу и у них не было нелепых представлений о Православии.

«Истина имеет защиту и оправдание в самой себе. Ее достаточно просто показать открыто и беспристрастно. Это уже миссионерство», — подчеркнул докладчик.

Присоединение сиро-халдейских несториан к православной церкви в 1898 году. Санкт-Петербург. Главнейшие деятели. Стоят: священник Георгий Беджианов диакон Яков Бабаханов священник Сергий Сидят: хан Юсуф Арсениос протоиерей Виктор Синадский Епископ Иона Архимандрит Илия священник Давид Вениаминов. Фото с сайта wikipedia.org

Профессор Ефимов обратил особое внимание на миссию отца Иоанна в Иране В августе — октябре 1901 года, когда он занимался надзором за состоянием дел Российской духовной миссии. В этот период к православию происходило присоединение персидских сиро-халдеев, исповедовавших несторианство.

Проповедовал протоиерей Иоанн Восторгов и среди русских переселенцев, отправившихся осваивать необжитые земли Восточной Сибири и Дальнего Востока по призыву правительства Петра Столыпина. Из прибывало до четверти миллиона человек в год. Обращались в христианство и местные жители-корейцы. Так на Дальнем Востоке было открыто до 180 корейских школ.

Не надо обходить острые вопросы

Шествие членов Союза русского народ. Одесса, 1906 год. Фото с сайта topwar.ru

Заведующий Кафедрой ПСТГУ истории Русской Православной Церкви священник Александр Щелкачев выступил с призывом не сторониться трудных и неоднозначных высказываний и действий протоиерея Иоанна Восторгова.

Он привел пример его позиции по вопросу автокефалии Грузинского экзархата в 1900-е гг.. «Трудно согласиться, с позицией отца Иоанна, что автокефалия Грузинской Церкви заведомо был обречена на провал, что они попросятся назад, что в Сионском соборе должны службы идти на русском языке, потому что он построен на русские деньги и прочее». Отец Александр видит в резкости позиции протоиерея Иоанна Восторгова его неприятие любой революционности

Выступавший подчеркнул, что, парадоксальным образом, главные нападки на о. Иоанна Восторгова шли не со стороны либералов, а со стороны Союза русского народа.

«Из-за беспринципности и политиканства руководства Союз раскололся. о. Иоанн пытался его объединить, но в результате встретил только противодействие», – продолжил о. Александр.

Хотя протоиерей Иоанн Восторгов некоторое время пользовался поддержкой Распутина, но «потом разобрался, отошел от него». Это вызвало августейший гнев, и в итоге овдовевший о. Иоанн не был рукоположен во епископа, хотя это многим казалось вполне логичным ходом вещей.

Он старался публиковать проповеди как можно быстрее, чтобы расширить аудиторию

«Полное собрание сочинений протоиерея Иоанна Восторгова» в пяти томах7 Переиздание 1990-х гг. Фото с сайта pokrov.pro

Отец Иоанн был одним из самых ярких проповедников своего времени. В дискуссиях Поместного собора 1917-18 гг. о необходимости наполнения проповеди смыслом и силой, ухода от формализма его приводили в пример как счастливое исключение.

Наталья Сухова,  профессор кафедры истории Русской Православной Церкви, разобрала проповеди протоиерея Иоанна Восторгова, начиная с молодых лет. Еще в 1890-е гг., с началом работы законоучителем в гимназии, в них можно выделить четыре основные черты: стремление соотнести Слово Божие с данными науки; невозможность объяснить Слово Божие одним лишь человеческим разумом и логикой; познать слово Божие можно лишь полюбив его красоту и неземную гармонию; познание Слова Божие должно быть соотнесено с христианской нравственностью не как с сухим сводом запретов, а как с раскрытием Христа в христианине.

Штемпель на книге из личной библиотеки протоиерея Иоанна Восторгова. Фото с сайта pokrov.pro

Интерес к современным общественным проблемам, столь характерный для проповедей отца Иоанна в последние годы жизни, проявился у него далеко не сразу, и увеличивался постепенно. Впервые он становится заметен в первой половине 1900-х гг. Во время пребывания на Кавказе к проповедям добавилась публицистика, культурно-просветительские проповеди, проповеди против неверия и порочного образа жизни.

С 1906 г. отец Иоанн стал проповедником-миссионером Московской епархии. Это был самый масштабный и самый напряженный период для него как для пастыря и проповедника. Все большее внимание он уделяет общественно-церковной жизни, проблемам социализма и революционного движения, которые он не принимал категорически. Он старался как можно быстрее публиковать проповеди, чтобы расширить их аудиторию, хотя и сетовал на их недостаточную обработку и редактуру.

Арест за публикации

Арестованные священнослужители. Фото с сайта viknaodessa.od.ua

Отец Иоанн был арестован вместе с епископом Селенгинским Ефремом 30 мая 1918 г. Его обвинили в том, что он дал согласие на продажу епархиального дома в Лиховом переулке (того самого, где проходила конференция), в то время, как дом к тому времени уже был национализирован советской властью. Через 9 дней «Известия» разразились статьей «Коммерческая сделка патриарха Тихона, протоиерея Восторгова и Ко».

Манера ареста очень напоминает распространенный чекистский прием того времени: осудить не за политику, а за хозяйственные преступления, махинации, «аморалку» или уголовщину. Причем старались не упустить шанса еще и пнуть в подконтрольной прессе, мол, смотрите, граждане, какая подноготная у всех этих «праведников».

Однако в 1918 г. еще не вся пресса была социально близкой, «Московские церковные ведомости» позволяли себе печатать настолько разгромные статьи против большевиков, что дух захватывает.

Собственно, отец Иоанн их и писал.

Сотрудник ПСТГУ Инна Смолякова стала разбираться, а что именно могло послужить поводом к аресту и расстрелу известного священника. Она заметила, что в то время репрессивный маховик еще не раскрутился. Людей еще выпускали. Самого одиозного консерватора Владимира Пуришкевича за месяц до ареста протоиерея Иоанна Восторгова освободили под честное слово о прекращении политической деятельности. Летом 1918 г. еще шел Поместный собор, где отец Иоанн был одним из самых активных членов, и его арест «не в углу происходил», на это надо было решиться. Так за что же?

За публикации.

Князь-Владимирская церковь при Московском епархиальном доме. Фото: диакон Андрей Радкевич

За два дня до ареста в «Московских церковных ведомостях» вышла проповедь «Кустодия». Название напоминает нам о страже, которую выставил синедрион у Гроба Господня. Помните, окончание чтения Двенадцати Евангелий «знаменовавше камень с кустодиею»? Проповедь без подписи, но автор узнаваем. Это, без сомнения, протоиерей Иоанн Восторгов.

Основные идеи проповеди такие: над Церковью и ее святынями поставлена стража, кустодия. Устоит ли эта стража? Будет ли верующий народ бесконечно терпеть? Послушает ли он народных комиссаров или объединится для защиты своей веры?

Во время заключения протоиерея Иоанна Восторгова, в июньском номере «Московских церковных ведомостей» вышла и другая его проповедь – «Единство». Она была произнесена в Соборе Василия Блаженного. Отец Иоанн говорил: «Мы видим в русском образованном обществе поворот в сторону Церкви. Удары против веры и Церкви достигли обратной цели». Священник призывал  объединиться всем православным христианам, вне зависимости от происхождения, культуры и политических взглядов «к трудной работе по спасению России, на борьбу с ее врагами и предателями».

Можно думать, что хотя публикация и прошла позже, о самой проповеди власти хорошо знали. Оперативная работа по подготовке ареста, как отмечает Смолякова, началась еще в апреле 1918 г. И ее причиной были не только резкие проповеди. Отец Иоанн предлагал патриарху Тихону сохранить газету «Церковность» как канал для распространения проповедей и воззваний, издававшийся на пожертвования от епархий.

Скорее всего, именно в его усилиях по консолидации и сохранении независимости церковных газет вместе с позицией убежденного врага новой власти, и стали причиной ареста.

Где похоронен новомученик?

 

Священномученник Иоанн Восторгов. Икона. Изображение с сайта azbyka.ru

Археолог Григорий Анащенко провел большое расследование, чтобы установить, где именно были похоронены расстрелянные жертвы террора 5 сентября 1918 г., в т.ч. и священномученик Иоанн Восторгов. Эта работа началась еще в 2004 г., когда к ученому обратились инициаторы восстановления мемориала на Московском городском братском кладбище, использовавшемся для тайного захоронения расстрелянных московской «чрезвычайкой» офицеров, священников и политических деятелей. Сложность возникла из-за того, что существовало два источника, на первый взгляд противоречащих друг другу.

В книге протоиерея Михаила Польского «Новые мученики российские» говорилось о расстреле в Петровском парке. А староста храма св. Иоанна Воина на Якиманке Александра Уженко на склоне лет рассказывала игументу Дамаскину (Орловскому), что ходила с другими верующими на панихиду на месте расстрела протоиерея Иоанна Восторгова возле Братского кладбища на Ходынском поле.

Петровский Парк. Фото начала 20 века с сайта topos-lite.memo.ru

Путем долгого сличения карт, фото и архивных документов Анащенко смог прийти к гипотезе: границы расположенных рядом Петровского парка и Ходынского поля в первые десятилетия XX века часто бывали размыты в сознании простых горожан, особенно после выставки на Ходынке 1882 г., через которую прошло около миллиона человек. Вполне возможно, что место расстрела находилось на их стыке.

Ученый выдвинул гипотезу о том, что оно могло быть в районе нынешней Песчаной улицы. Его брат в детстве гулял с мамой возле дома 19 и видел длинную полосу человеческих костей, открытую при строительстве. Мама объяснила это захоронением жертв давки на Ходынском поле во время коронационных торжеств 1896 г. Однако, вполне возможно, что это были жертвы расстрелов. Данные не противоречат обоим воспоминаниям.