Охотно ли призывники идут в армию? С какими проблемами они сталкиваются? Как изменились «неуставные отношения»? Из-за чего погибают военные в мирное время?

«Конкурс» в ВДВ – как в вуз

В России начался весенний призыв. Его перспективы оцениваются весьма оптимистично. В прошлом году число уклонистов сократилось на 22,5%. В этом году престиж службы в армии еще больше укрепился, считают высокопоставленные военные.

«Количество лиц, желающих поступить на военную службу, сильно выросло», – заявил начальник управления надзора Главной военной прокуратуры Александр Никитин.

По его словам, Минобороны теперь не испытывает недостатка в призывниках. Никитин связывает это с «улучшением материально-бытовых условий, условий для отдыха, поддержкой в армии спорта, предоставлением одаренным молодым людям возможности проходить военную службу по призыву в научных, спортивных ротах».

Возможно, эта позитивная тенденция обусловлена также тем, что уклонисты рискуют вместо года в армии провести до двух лет за решеткой.

Генерал-полковник Василий Тонкошкуров, начальник главного организационно-мобилизационного управления Генштаба, заявил на брифинге о росте числа желающих служить по контракту (с 10 тысяч в 2013 году до 17 тысяч в 2015), а также об увеличении количества абитуриентов в высших учебных заведениях Минобороны.

По его данным, если ранее подавляющее большинство обращений призывников в военкоматы касалось предоставления отсрочек, то теперь вместо этого молодые люди просят направить их в определенные виды и рода войск. Особой популярностью пользуются ВДВ, спецназ и морская пехота, а также научные роты.

Некоторые СМИ уже сравнили десант с престижным вузом: и там, и там конкурс составляет 20 человек на место.

Более того, по словам Тонкошкурова, многие призывники, негодные к военной службе по состоянию здоровья, волнуются, как бы им все-таки попасть в армию.

Что касается жалоб на нарушения со стороны военкоматов, то их количество сокращается на 10-15% каждую призывную кампанию, сообщил Александр Никитин.

Военкоматы не сомневаются в «выполнении плана»

Военные комиссариаты многих регионов России уверены в том, что план призыва будет выполнен. Так, по данным военкомата Тверской области, большинство молодых людей хотят служить в армии, и недобора в этом году не ожидается. Впрочем, статистику портят те призывники, которые уклоняются от службы годами. В Уфе ожидают, что призыв весны 2016 года побьет рекорд по количеству новобранцев.

В городе Первоуральске Свердловской области военкомату предстоит выбрать 166 человек из 808 кандидатов – именно такое соотношение в этом году между планом призыва и количеством молодых людей, подходящих по возрасту.

«Весенний призыв намного лучше “по качеству”, потому что ребята оканчивают учебные заведения – техникумы, вузы. У нас появляется возможность сделать уклон на качество призыва», – сказал журналистам начальник отдела военного комиссариата по городу Первоуральску Сергей Дарманов. Кроме того, военкомату приходится ориентироваться на медицинские показатели: только 25% молодых людей призывного возраста полностью здоровы.

Заместитель начальника отдела военного комиссариата Орловской области Юрий Лазарев напомнил в интервью местному СМИ: «По новым правилам, если мужчина до 27 лет не прошел срочную службу без законных оснований, военный билет ему не возвращается, а выдается соответствующая справка. Это может существенно осложнить получение хорошей работы в дальнейшем».

Почему погибают солдаты

При всех плюсах, которые видят в опыте армейской жизни многие молодые люди, он может оказаться довольно негативным. О самых трагических аспектах военной службы рассказала «Милосердию.ru» председатель правления Негосударственного некоммерческого благотворительного фонда «Право матери» Вероника Марченко. Фонд оказывает юридическую помощь родным военнослужащих, погибших в мирное время.

– По каким причинам военнослужащие погибают в мирное время?

– Как и в любой другой армии мира, российские военные могут погибнуть на учениях или от несчастного случая. Но такое происходит сравнительно редко.

Большинство обращений в фонд «Право матери» поступает от родителей, чьи сыновья погибли по чьей-то конкретной вине: из-за преступлений или правонарушений сослуживцев, а также офицеров, из-за халатности командного состава или военных медиков и т.д.

Например, Алексей Снакин погиб в 2014 году после того, как майор Чабанов избил его и его сослуживцев за чаепитие с конфетами, которое «позволили» себе ребята. Помимо избиения майор потребовал с призывников купить себе ноутбук, а когда в установленный срок ребята ноутбук купить не смогли, Алексей Снакин был обнаружен мертвым.

Дмитрий Облаков, погибший в 2015 году, фактически использовался командованием части как раб. Ему велели «покатать» по полигону каких-то знакомых командира (гражданских лиц), в результате один из этих гражданских якобы случайно застрелил Диму – единственного сына, которого воспитывал отец-одиночка. У Димы остался малолетний ребенок.

Мы не располагаем официальной статистикой и поэтому анализировать можем только ту информацию, которая доступна родным погибших, и которую мы в качестве их представителей видим в материалах уголовных дел.

Доля обращений в фонд родителей, у которых официальной версией гибели сына считается «самоубийство» — выросла с 49% до 69%.»

Здесь надо понимать, что за официальной формулировкой «самоубийство» скрываются три различных типа событий: убийства, закамуфлированные под самоубийства; доведения до самоубийства (то есть над человеком издеваются, убивают его морально) и собственно самоубийства. Последняя категория дел ставит вопрос о том, как призывная комиссия умудрилась просмотреть человека с нездоровой психикой и суицидальными наклонностями.

Количество обращений от родителей, чьи сыновья умерли от заболеваний, сократилось с 22% до 10%. Остальные показатели не изменились: несчастный случай – 14%, неуставные отношения – 7%.

Виновных находят?

– Если родители погибших вовремя обращаются в фонд и скрупулезно выполняют все указания своего юриста – то да, виновных найти реально. К сожалению, за правду приходится бороться, преодолевая сопротивление и «зашоренность» военного следствия.

Эффективность военного правосудия зависит от настойчивости потерпевших, от порядочности и честности свидетелей и экспертов, от качества образования, полученного следователями и прокурорами.

Например, в 2014 г. мы добились сурового наказания для сержанта Кабанова, который не просто бил, но еще и изнасиловал призывника Леонида Леонидова, после чего мальчик покончил с собой.

Пройдя два раза по кругу (мы не сдавались и не мирились с несправедливостью), судебное дело удалось завершить приговором насильнику в девять с половиной лет лишения свободы в колонии строгого режима. Затем юристы фонда выиграли для матери несчастного Леонида компенсацию морального вреда, которую заплатит министерство обороны, чьи должностные лица создали в военной части обстановку, способствовавшую совершению преступления.

Какие именно права семей погибших военнослужащих нарушаются чаще всего?

– Чаще всего нарушаются права членов семей погибших как потерпевших по уголовному делу. Видимо, потому что следствию так «удобнее». Пользуясь юридической неграмотностью людей, их фактически лишают доступа к участию в деле, хотя они имеют на это право по закону. В результате люди лишены возможности задавать вопросы экспертам, не обжалуют незаконные постановления и пропускают процессуальные сроки. В конечном итоге это все приводит к неполноте расследования.

Например, родители погибшего в 2015 году призывника Дмитрия Баканова до сих пор не признаны потерпевшими по уголовному делу о гибели их сына.

На что жалуются призывники

Среди целей, которые ставит перед собой Комитет солдатских матерей, – привлечение внимания общественности к вопросам соблюдения прав человека в Вооруженных силах, а также оказание юридической помощи призывникам и тем, кто уже служит в армии. Заместитель председателя этой организации Андрей Курочкин и начальник приемной Людмила Доронина рассказали «Милосердию.ru», с какими проблемами сталкиваются военнослужащие чаще всего.

– На что обычно жалуются призывники?

Курочкин: Бывает, что в военкоматах игнорируются жалобы на состояние здоровья призывника. На днях был случай: у человека вывих сустава, стоят устройства для фиксации, а его отправляют в армию.

Чаще всего диагнозы занижают именно по ортопедическим заболеваниям, таким как плоскостопие, сколиоз, перелом позвоночника, различные кифозы. Недавно я занимался таким случаем: у призывника очень сильный сколиоз, а ему написали, что первой степени. Лечащий врач говорит: «Нам военкомат дал шаблон заключения, и мы по нему пишем».

По отсрочкам проблемы возникают крайне редко. Что касается «отлова» призывников в метро и общежитиях, то в большинстве случаев они сами это провоцируют систематической неявкой по повесткам.

– Какие трудности осложняют жизнь тем, кто уже в армии?

Курочкин: Обычно ребятам сложно адаптироваться. Есть устав, есть законы, положения, приказы различные, которые определяют правила внутреннего распорядка, должностные обязанности. Не все готовы к такой ответственности, к дисциплине.

Второй момент – это увеличенные физические нагрузки. Из-за них обостряются все заболевания, с которыми ребята были призваны. А командиры открывают личное дело и видят, что по документам солдат здоров. И начинают его «прессовать» как симулянта.

Еще одна проблема – это современная форма, особенно обувь. Солдатские берцы в большинстве случаев разваливаются в первый же месяц.

Между тем комплект формы выдается на три года. То есть военнослужащий обязан передать его через год новому призывнику, а потом следующему. В результате солдаты вынуждены за счет родителей покупать форму. Стоимость полного комплекта – 56 тысяч рублей.

Есть еще такая тема, как распространение наркотиков.

Доронина: У нас недавно был случай в Уссурийске, солдат рассказал о том, что в части гуляют наркотики. Я разговаривала с командиром части, довела это даже до сведения штаба ВДВ. Солдата перевели в другую часть, а командир разбирается.

Курочкин: Ну, и где-то, к сожалению, местами встречаются неуставные отношения. К этому никто не готов. В последнее время их формат немножко поменялся, теперь больше жалуются на офицерский состав.

– Как сказался переход на один год службы на ситуации с неуставными отношениями?

Курочкин: Ничего не изменилось. Просто год легче выдержать, чем два.

– Военнослужащие могут пожаловаться близким по телефону?

Курочкин: Использовать мобильные телефоны разрешено, но в соответствии с правилами внутреннего распорядка, которые регулирует командир части. Он устанавливает, можно пользоваться телефоном раз в день или раз в год. Как правило, «час звонка», как раньше «час письма», бывает раз в неделю или раз в месяц.

– Как вести себя солдатам, если они сталкиваются с неуставными отношениями?

Доронина: Обращаться в наш Комитет. Мы в основном получаем жалобы от родителей. Мальчишки звонят родителям, а родители – нам. У нас есть телефон горячей линии, мы круглые сутки отвечаем на звонки. Стараемся принимать меры. Не без помощи командиров, надо сказать. Доводим до сведения командира части: помогите такому-то человеку, протяните ему руку, и он будет дальше с удовольствием служить. Обращаемся и в прокуратуру, если надо.

Горячая линия для призывников и их родителей. Консультации и помощь по проведению медицинского обследования, освидетельствования, правильности присвоения категории годности, обжалования решения призывной комиссии и получения военного билета. Телефон: +7 (925) 532-81-21