Пожилому человеку, страдающему от депрессии или деменции, можно помочь, вместе слушая музыку. Как выбрать «те самые» мелодии, как реагировать, если бабушка плачет?

Алиса Апрелева Фото с сайта inrock.ru

На эти вопросы отвечает музыкальный терапевт Алиса Апрелева

29-31 мая в Москве прошла фестиваль-конференция «Терапевтическое использование музыки». Один из экспертов конференции – Алиса Апрелева, аккредитованный музыкальный терапевт (США), руководитель клинической практики студентов колледжа Berklee College of Music (Бостон, США), основатель образовательной инициативы «Музтерапевт.ру», член Американской музыкально-терапевтической ассоциации, переводчик Всемирной федерации музыкальной терапии.

Музыкальный терапевт должен владеть несколькими музыкальными инструментами, и Алиса Апрелева – мультиинструменталист, певица и композитор. Алиса работает и с паллиативными детьми, и с ментальными инвалидами, и с женщинами, готовящимися к рождению ребенка, и со стариками, а в преддверии конференции мы поговорили с ней о том, как использовать музыку дома, если унывает или впадает в деменцию кто-то из наших пожилых родственников.

– Представим себе типическую ситуацию: бабушка живет с родными или они ее очень часто навещают, но бабушка грустит, впадает в депрессию, либо у нее начинается деменция. Может ли музыка как-то ей помочь?
– Лучше всего будет, если кто-то из родственников, а, может быть, и вся семья, сможет музицировать вместе с бабушкой или дедушкой: петь с ними песни, играть для них на гитаре, фортепиано или аккордеоне. Здесь важно именно то, чтобы это был общий, объединяющий опыт – не «концерт», а разделенное время, настроение, мысли.

Музыка всегда была для человека средой общения, взаимодействия, и лишь относительно недавно появилось в культуре разделение на «исполнителя» (носителя «идеальных» музыкальных умений и навыков) и «слушателя» (того, кто сидит и пассивно воспринимает музыку).

В домашнем музицировании имеет смысл вернуться именно к разделенному опыту, когда во внимание принимается любая реакция участников – слово, выражение лица, движение тела, подпевание. Тогда музыка становится не самоцелью, а пространством общения, способом общения.

И, конечно, живая музыка, и, особенно, такое вот музицирование «на расстоянии вытянутой руки», без барьера между инициатором музыкального взаимодействия и тем, к кому музыка обращена, – живая музыка предпочтительнее музыки в записи. Она становится способом наладить или поддержать контакт, поделиться человеческим теплом, участием, и, конечно, это дает многие положительные результаты в психоэмоциональном и физическом плане, что прослеживается даже на измеримом, неврологическом уровне. Этот эффект широко используется в музыкальной терапии. Но, по сути, это всего лишь возвращение к началу, сути музыки как врожденного свойства человека.

– Музыкальные школы заканчивали не все, многие могут петь только при условии полного отсутствия у слушателя музыкального слуха, а играть только на детском барабанчике…
– Понятно, что не все люди чувствуют себя готовыми к такому музицированию. Кто-то никогда не брал в руки музыкальный инструмент, кто-то невыносимо фальшивит, кто-то думает, что он(а) невыносимо фальшивит, или не уверен(а) в качестве своего певческого голоса. В таком случае, я бы порекомендовала хотя бы попробовать. Например, спеть негромко какую-нибудь старую песню (народную, военную, шуточную), сидя рядом с бабушкой или дедушкой. Посмотреть на реакцию. Повторить это еще раз, в другой какой-нибудь ситуации, с другой песней…

– Мы совсем не музыканты, и мы говорим не о том, как помучить бабушку своими попытками изобразить пение, а как помочь средствами музыки… Все-таки записи имеют смысл, или терапевтическое использование музыки не для нас?
– Если живое музицирование исключено, то, конечно, можно использовать музыку в записи. Конечно, в ней не заложено того же «эффекта присутствия», который присущ совместному музицированию, но у музыки в записи есть преимущество знакомого звучания, узнаваемости. Знакомая аранжировка, голос исполнителя, даже небольшие помехи в звукозаписи могут вызвать волну воспоминаний, эмоциональный отклик.

Представьте, что вы идете по улице, уставшая, может быть, расстроенная, и вдруг слышите доносящуюся из проезжающей мимо машины песню, которая связана для вас с памятью о важном в вашей жизни этапе или событии… Вы, может быть, даже не осознавали этого до сих пор, но вот машина едет, вы слышите эту мелодию и невольно переноситесь всем существом в свой прошлый опыт, в воспоминания. Вы как бы становитесь собой-бывшим-когда-то на несколько секунд. Это чем-то похоже на воздействие на нас знакомых запахов (которые не забываются), это очень древний, сильный инстинкт.

Конечно, этот вариант восприятия музыки более интроспективен, чем живое музицирование. Он больше способствует рефлексии, погружению в себя. Но и этот опыт, при желании, можно разделить – подпевая записи вместе с бабушкой или дедушкой; осторожно задавая вопросы о том, почему именно эта песня так трогает ее или его. Можно и танцевать под эту музыку вместе.

– Важно ли, чтобы для пожилого человека была понятна воспроизводящая аппаратура? Пожилые люди сами часто боятся трогать технику, а даже если музыку слушать вместе и ставить самим, может ли быть важным выбор аппаратуры?
– Если говорить о музыки в записи, то, конечно, важно, чтобы человеку было комфортно ее слушать. Можно поэкспериментировать: как бабушка отреагирует на музыку, доносящуюся из колонок? А на музыку из наушников? Наушники – вещь, конечно, скорее непривычная и иногда раздражающая людей в возрасте, но хорошие накладные наушники (которые накрывают уши, а не вставляются в них) могут дать эффект окруженности музыкой, близкого присутствия, почти физиологический эффект (как от живой музыки на концерте).

Есть ли у дедушки проблемы со слухом или особая чувствительность к звуку? Нужно обязательно это учесть, поэкспериментировать с разными уровнями громкости, разным расположением колонок.

Если вам удастся найти удобный интерфейс, с которым справится пожилой человек, замечательно! Может быть, это будет просто mp3 плеер, где одного нажатия на кнопку достаточно, чтобы запустить плейлист. Может быть, это будет кнопка, помеченная ярким цветом на музыкальном центре (зеленый для «играть», красный для «стоп»). В этом вопросе все тоже очень индивидуально. Может получиться и так, что именно вам придется каждый раз нажимать на заветную кнопку, чтобы не создавать у вашей бабушки ощущения беспомощности и неадекватности. Проявите гибкость и изобретательность, особенно поначалу.

– Как вычислить, какая музыка вызовет отклик, позитивную реакцию? По датам рождения человека? Понятно, что о чем-то можно просто напрямую спросить, но не всегда бабушка и сама помнит. А если она в деменции? А если дедушка уверяет, что вообще никогда ничего не слушал, – просто брать песни юности?
– Мы уже поговорили немного о том, что живая музыка, как правило, предпочтительнее музыки в записи. Есть и еще одно правило в музыкальной терапии: мотивирует и оказывает наибольший эффект обычно музыка, любимая клиентом (участником терапии). Музыка воздействует на множественные участки мозга одновременно, в том числа и на таламус, который обрабатывает всю сенсорную информацию, кроме обоняния, и связан с процессами запоминания, и на амигдалу – наш эмоциональный центр, и на ствол головного мозга, где «хранятся» наши жизненные ритмы (дыхание, сердцебиение).

Музыкальная информация поступает в эти части мозга непосредственно, минуя кору головного мозга. Поэтому даже если в коре имеются поврежденные участки (например, при болезни Альцгеймера, после инсульта, черепно-мозговой травмы и т.п.), знакомая музыка, музыка, связанная с сильными эмоциональными переживаниями, яркими, памятными событиями, неизменно влияет на человека.

Обычно это музыка, которую человек слушал, исполнял, любил в возрасте формирования взрослой личности, примерно от 16 до 25 лет. При этом, конечно, нужно учитывать и другие факторы. У человека, выросшего в деревне, предпочтения будут иные, нежели у того, кто вырос в городе и регулярно посещал оперу.

Нужно учесть и дату рождения, и место (или места) жительства, и род деятельности бабушки или дедушки. Любые обстоятельства жизни могут помочь найти разгадку.

Я однажды работала с пожилым человеком с деменцией, который мало на что отзывался, кроме музыки, но и на музыкальном занятии то и дело «полуприсутствовал», не был вовлечен в процесс полностью. Хотя он очень любил ритмичные инструментальные импровизации и с удовольствием имитировал простые мелодии, он никогда не подпевал тем песням на английском языке, которые вызывали отклик у других участников группы.

Я долго старалась найти те песни, которые затронут этого человека, но родственников у него не было, и мне никак не удавалось «угадать мелодию». Но однажды я заметила, что этот человек оживленно разговаривает с медсестрой. Меня удивило это, и я подошла ближе. Оказалось, что язык детства и юности этого человека был французский! Это обнаружилось случайно. И понятно, что англоязычные песни никак не затрагивали его эмоциональную память.

– Универсальных рецептов нет вовсе?
– Кроме лирических народных песен, военных и эстрадных песен, стоит попробовать петь… частушки! Их музыкальная структура очень простая, узнаваемая, они просто переполнены эмоциональными позитивными ассоциациями, у них сильная ритмическая основа. А для аккомпанемента достаточно всего трех аккордов. Кстати, если вы совсем не владеете музыкальными инструментами, можно воспользоваться электронными «помощниками» (например, программой Garage Band в iPad), которые позволяют играть на гитаре, аккордеоне или фортепиано простым нажатием на экран в нужное время.

– О своей родной бабушке я знаю, например, что песня «Та заводская проходная, что в люди вывела меня» (Н. Рыбников) вызывала восторженные воспоминания о юности и сладостные слезы. Но интуитивно понятно, что это «тяжелая артиллерия», ее нельзя использовать каждый день. А как выбрать, насколько часто такую «ударную» песню ставить?
– Это область эксперимента, область очень личная. Вы как никто другой знаете свою бабушку, чувствуете ее эмоциональное состояние. Если она общается с вами, можно у нее спросить прямо. Если ей трудно сориентироваться самой, ставьте эту песню раз, два в неделю. В группах для людей с болезнью Альцгеймера, как правило, играют одни и те же песни на занятиях 2-3 раза в неделю, и реакция людей на определенные, «их» песни остаются неизменны, так как восприятие времени, реальности у людей с деменцией отличается от восприятия среднего взрослого человека.

– Если пожилой человек никогда сам музыкой не занимался, имеет ли смысл как-то его вовлекать – подпевать, приносить какие-либо музыкальные инструменты, будь то шейкер или бубен? Если человек в деменции, ему это может быть полезным?
– Отчего бы не попробовать? Подпевать он(а), скорее всего, начнет сам(а), если вам удастся найти правильную, ту самую, песню. Что же касается музыкальных инструментов, то естественное любопытство человека здесь может сыграть роль, и бабушка или дедушка увлечется игрой.

Фото с сайта muzterapevt.wix.com

Важно это делать вместе, а не ставить бабушку в позицию «выступающего». Демонстрируйте упражнения с инструментами, делайте это зеркально: если бабушка держит шейкер в левой руке, то вы, находясь к ней лицом, держите его в правой. Зеркальные нейроны вам в помощь!

Для людей с прогрессирующей деменцией игра на музыкальных инструментах может стать важным способом ориентации в действительности и прекрасным средством стимуляции физической активности, легкой разминкой, необходимой для поддержания активности.

Двадцать раз поднять руки вверх – довольно тяжелая работа для долгожителя, а сделать то же самое под музыку, с шейкером в руке, танцуя, – совсем другое дело. Музыка оказывает возбуждающее воздействие на мотонейронную систему человека, как бы подготавливая все тело к движению, делая физическую активность проще. Если ваш дедушка страдает болезнью Паркинсона, обязательно регулярно танцуйте с ним под ритмичную музыку, и вы скоро увидите результат.

– Если выяснилось, что для бабушки или дедушки та или иная песня или музыка травматична (например, вообще военные песни слушаются с хорошей реакцией, а одна – вызывает воспоминания очень болезненные) – что делать, когда на нее наткнулись? Дослушивать или прерывать? Пытаться потом проговорить тяжелые эмоции или нет? Возвращаться потом к песне и теме или нет?
– Ответ все тот же: никто лучше вас не знает вашу бабушку или вашего дедушку. Спросите у них напрямую: «Ты в порядке? Остановить музыку или дослушаем?» Слезы, кстати, не обязательно означают дистресс, печаль. Иногда это почти физиологическая реакция (кора головного мозга не способна сдерживать реакции лимбической системы, и эмоции, которые мы обычно переживаем «в себе», вдруг проявляются). Примерно как мурашки по коже. Также это может быть своего рода катарсис, выплеск давно зажатых, накопившихся за долгие годы эмоций. И это хорошо, это нужно!

Просто будьте рядом, возьмите за руку, обнимите, выслушайте. Если музыка человека, действительно, расстраивает, попросите прощения за этот выбор, успокойте, включите другую песню.

В зависимости от причины слез, можно повторять или не повторять этот опыт. Сильный отклик на музыку, до мурашек, – это замечательно! Действительно сильное переживание, проговоренный выплеск эмоций – может быть, не стоит повторять часто, одного раза достаточно. Или дождитесь нужного момента. А может, бабушка или дедушка и сами попросят вас еще раз спеть или поставить «ту самую» песню.

– Насколько частым и регулярным может быть/должно быть совместное слушание музыки/песен для позитивного эффекта для психологии пожилого человека?
– Если не каждый день, то два-три раза в неделю – это хороший интервал. Но не забывайте предоставлять бабушке или дедушке выбор: сначала предложите попеть песни, потом начните петь. Если вам прямо откажут – предоставьте человеку эту свободу, это ведь тоже способ самовыражения. Если бабушка на музыку не реагирует, возможно, сегодня не самый подходящий день. А может, стоит пересмотреть репертуар.

Главное – начать и настроиться на глубокий человеческий контакт, и постепенно у вас появится целый арсенал стратегий домашнего музицирования.

– Есть ли разница в подходах, если мы с бабушкой в одном доме живем или только ее регулярно навещаем?
– Если это ваша родная бабушка, то, наверное, разница не очень велика. Главное, чтобы музыкальные визиты «по правилам» не заменили собой простого человеческого общения, родственного участия в близком человеке. У всего пусть будет свое время.

– Если мы говорим о вполне ходячей бабушке или дедушке, стоит ли пытаться ее/его вытащить из дома на какие-то групповые музыкальные занятия?
– Да, если есть такая возможность, то нужно обязательно ее использовать! Социализация очень важна для всех нас, и бабушки с дедушками не исключение. Но, конечно, важно, чтобы дорога и нахождение в группе не стали дополнительным стрессом, который перевесит плюсы общения в группе.

Понаблюдайте за тем, как проходят занятия, как ведет себя ваш дедушка, комфортно ли ему, увлечен ли он. Дайте ему освоиться в течение 3-4 посещений, а потом совместно принимайте решение.

– Что следует учитывать, если у бабушки или дедушки прогрессирует деменция?
– Во-первых, по мере прогрессирования деменции важно упрощать музыкальное взаимодействие. Как правило, дольше всего силой воздействия обладает голос a capella, без аккомпанемента и украшений. Простая мелодия со словами доходит до человека на поздних стадиях заболевания лучше, чем сложная аранжировка.

Альбер де Миро, «Бабушка и внучка» Изображение с сайта rceliamendonca.wordpress.comm

Во-вторых, и на поздних стадиях очень важно физическое прикосновение во время музицирования: можно подержать дедушку за руку, приобнять за плечи. Это позволяет сохранить тот человеческий контакт, о котором мы говорили ранее.

В-третьих, важно продумывать, где вы находитесь физически, когда поете с бабушкой, читаете, общаетесь или слушаете музыку вместе. Один из симптомов деменции – это нарушение кратковременной памяти, притом что долгосрочная память остается практически незатронутой. Поэтому от человека с деменцией настоящий момент, реальность то и дело ускользает, он(а) неожиданно оказывается в какой-то новой, незнакомой обстановке. И только успевает привыкнуть к ней, как происходит новый «провал», и приходится осваиваться заново. Если в этот момент бабушка или дедушка слышат незнакомый (ваш) голос сзади, сбоку, из другого угла комнаты, и не видят вас, они часто теряются, не понимают, что происходит, пугаются и раздражаются (и это не удивительно!). Если же вы находитесь перед ними, в поле зрения, близко, то им проще сфокусироваться, сориентироваться на происходящем.

– Есть ли какие-то риски в использовании музыки? Можно ли навредить своей родной бабушке, или музыку можно использовать без особых предосторожностей?
– Музыка по природе своей неинвазивна, так как не представляет угрозы, стресса для человека (в отличие, например, от большинства медицинских процедур). Главное – правильно подобрать репертуар (тяжелый рок может быть хорош для психологической помощи подростку, но для современной русской бабушки он, наверное, не подойдет), уровень громкости, продолжительность и частоту занятий, их форму, и не забывать, что определяющим фактором этого музыкального взаимодействия является человеческий контакт, ваше искреннее участие и забота. А музыка – это только проводник, мостик, облегчающий это общение душ.

Читайте также:

Лечить музыкой: лекции о музыкальной терапии Алисы Апрелевой. Часть 1

Лечить музыкой: терапия африканскими барабанами

Музыка для душевнобольных

Музыкальная терапия в неврологии: Бетховен против Паркинсона

Посадить лежачую бабушку и усыпить буйного: что может музтерапия

Музыка как лекарство