Можно ли давить пьяных детей

Общество взбудоражено спорами вокруг расследования ДТП, в котором погиб 6-летний ребенок. Многие не верят, что в крови малыша может находиться 2,7 промилле, о которых заявляют эксперты

Трагедия произошла 23 апреля возле дома 39 в микрорайоне Павлино подмосковного города Железнодорожный. 6-летний Алеша Шимко попал под колеса Hyundai Solaris, за рулем которого была 31-летняя Ольга Алисова. Мальчик шел домой с велосипедом, его сопровождал дедушка. Автомобиль протащил ребенка несколько метров под днищем. Очевидцы утверждают, что скорость машины превышала 50 км/ч.

В первом исследовании крови погибшего Алеши внезапно обнаружился алкоголь – 2,7 промилле. Родители были возмущены такими результатами и, естественно, опровергали, что их мальчик мог употреблять спиртное. На днях следствие заявило, что еще раз проверило кровь – и результаты те же.

«Доказательства противоречивые»

Павел Воробьев. Фото с сайта mgnot.ru

Павел Воробьев, завкафедрой гематологии и гериатрии ИПО Первого МГМУ им Сеченова, председатель правления Московского городского научного общества терапевтов, тут же отреагировал на эти сообщения на своей странице в «Фейсбуке»:

«Я бы предложил всему милицейскому начальству писать коллективный рапорт об увольнении в связи с полной профнепригодностью. Алкоголь в крови можно найти в краткий период – он быстро разлагается и выветривается даже у трупа».

Как рассказал Павел Воробьев порталу «Милосердие», в случае с проведением анализа на наличие алкоголя в крови речь идет о часах – потом уже вещество найти в крови не получится. А в трупе и вовсе ничего не возможно уже определить.

В то же время, отмечается, что эксперт Михаил Клейменов, выдавший заключение, – опытный профессионал, работающий в этой сфере более 25 лет, и ошибиться не мог, даже намеренно. Но разногласия все равно порождают сомнения.

Нарколог Александр Ковтун соглашается с Павлом Воробьевым: «По сути, повторная экспертиза не проводилась, ведь проверили тот же контрольный образец крови, который и хранился  в лаборатории. Поэтому и подтверждается то же самое. Но суть экспертизы нам с вами неизвестна. Например, когда назначается повторная экспертиза, обычно ставятся вопросы и на них должны быть даны ответы. Но об этом ведь не сообщалось. Что там конкретно предприняли – нам неизвестно, поэтому судить достоверно мы не можем».

Фото с сайта tsargrad.tv

А еще, замечает Ковтун, эксперты замечали, что запаха спирта от ребенка не было, содержимое желудка не проверялось, образца мочи тоже не взяли.

«Вся совокупная ситуация говорит о том, что одни доказательства противоречат другим». Труп же, напоминает специалист, захоронен уже более месяца назад. Эксгумация вряд ли может внести ясность.

Эксперт разъясняет: если образец крови взяли и поставили в холодильник, то алкоголь в данной крови, находящейся уже в пробирке, сохранится. А вот труп, уже захороненный, разлагается, и какие-то анализы уже вряд ли что-то покажут. «Иногда через месяц можно еще найти следы наркотиков. Но алкоголь – нет. Ведь он распадается на углекислый газ и воду», – говорит Ковтун.

Не совсем понятно, замечает Александр Ковтун, и то, зачем ищут в крови именно ацетальдегид. «Когда я направляю кровь на анализ и даю задание, я ищу этанол, ацетальдегид мы обычно не требуем искать. Что такое вообще ацетальдегид? Это вещество указывает на то, что ферменты клеток начали переработку алкоголя. Даже если человек умер, смерть констатирована, то многие клетки организма еще живут и в нем идут биохимические процессы, поэтому они могут выработать ацетальдегид. Но это не стопроцентное подтверждение того, что при жизни в организм попал спирт, хотя ацетальдегид считается четким маркером наличия алкоголя. В других веществах он не содержится».

«Это практически смертельная доза»

Фото с сайта nation-news.ru

Что же касается дозы в 2,7 промилле, якобы найденной в крови ребенка, то, считает Павел Воробьев, это «очевидная нелепица»: «Мальчик шел с дедушкой. С такой дозой алкоголя в крови он бы идти не мог, он бы был в бессознательном состоянии. 2,7 промилле – это токсические цифры, это сложнейшее отравление. Ребята перестарались, когда писали.  Официально смертельной дозой для ребенка такого возраста считается количество около 3 промилле. Он бы уже лежал в реанимации в таком состоянии».

Результаты экспертизы Павел Воробьев считает «наглой ложью», и не исключает, что спирт могли просто впрыснуть в пробирку – только ошибиться концентрацией.

И напоминает: «Наличие алкоголя в крови по результатам анализов не является окончательным результатом для принятия решения. Надо еще и выслушать свидетельские показания, выяснить, какое было поведение человека. Нужно убедиться, соответствовала ли заявленная доза поведенческим реакциям, а она, судя по словам очевидцев, не соответствовала».

Александр Ковтун поясняет, что доза в 2,7 промилле для ребенка равноценна выпитым 100 граммам водки. Это вовсе не говорит о том, что человек, чья кровь была взята на анализ, пил именно водку – просто пересчитывается обычно промилле на крепкий алкоголь. А выпито может быть что угодно – вино, ликер, просто тогда объемы будут другие.

Значение в 0,1 промилле равнозначно 0,045 мг алкоголя на один литр крови. При этом разный алкоголь выветривается из организма по-разному. Скажем, у 60-килограммового человека после выпитых 300 граммов 4-процентного пива алкоголь сохраняется в крови 3 часа, а если он выпьет 300 граммов шампанского, то алкоголь выведется из крови только через 8 часов.

Та же доза 24-градусной настойки останется в крови на 17 часов, ликера в 30 градусов – на 21 час, наконец, выпитые 300 граммов водки дадут эффект «пьяной крови» на 29 часов. Чем больше весит человек, тем те же дозы «выйдут» из него быстрее, чем меньше – медленнее.

Человек может считать себя совершенно трезвым, но анализ, как мы видим, и через длительное время может показать положительный результат. Кстати, показать «наличие алкоголя в крови» могут и некоторые продукты: черный хлеб, перезревшие фрукты, шоколадные конфеты, теплые натуральные выжатые соки, кефир – хотя, конечно, доза будет небольшой.

Мог ли 6-летний ребенок употребить такое количество алкоголя? «Я работал подростковым наркологом, и, действительно, среди моих пациентов были дети, употребляющие алкоголь. Но обычно это начинается лет с 11-ти, в этом возрасте дети начинают пробовать. Но случая, чтобы я видел 6-летнего пьяного ребенка, – у меня ни разу не было, да еще в такой дозе. Он бы просто не смог идти».

Процессуальные тонкости

Фото с сайта souz-u-t-s.ru

Как пояснил нам Александр Ковтун, анализ на алкоголь берется только в том случае, если у сотрудника полиции возникает подозрение, что кто-то находится в состоянии опьянения, либо же когда доставляют пострадавших в больницу – берут кровь и мочу на алкоголь и наркотики.

Если же жертва ДТП скончалась, то тело везут в бюро медицинской экспертизы, там берут кровь на судебно-химическое исследование, в том числе на алкоголь. «В этом случае кровь берут из подвздошной области, потому что крови в венах и артериях уже нет, она стекается к органам, поэтому труп и бледнеет», – поясняет Александр Ковтун.

Юрист Олег Соловьев дополняет: «Обычно берут анализы у всех участников ДТП. Бывает даже, что пострадала машина по касательной, может, даже она стояла у обочины, и водитель не ехал, но все равно по правилам всех проверят». Кстати, замечает юрист, из мочи алкоголь выводится примерно на третьи сутки, а из крови значительно быстрее.

Судмедэксперты запрашивают результаты анализов у лечащих врачей пострадавших, или же – у паталогоанатомов, если человек погиб.

Родственники покойного имеют право настаивать на эксгумации, если считают, что результаты первичной судебно-медицинской экспертизы были недостоверными или неполными, напоминает адвокат Владимир Постанюк. Но чтобы добиться проведения повторной судебно-медицинской экспертизы, необходимо иметь серьезные аргументы в пользу ее проведения, которые следует изложить в ходатайстве, направляемом в следственный орган или суд.

«Желательно, чтобы ходатайство подкреплялось рецензией компетентных специалистов медицинского профиля. Как показывает практика, рецензия специалистов позволяет с большей уверенностью добиться назначения повторной экспертизы».

Разрешение на эксгумацию тела выдается следователем, осуществляющим следственные действия по данному делу. Все эксгумационные действия, напоминает Владимир Постанюк, должны фиксироваться на видео и фото камеры с целью доказательства правильного проведения процедуры эксгумации, а также вноситься в протокол.

«Эксгумация проводится при наличии оснований для проведения повторной судебно-медицинской экспертизы. Здесь необходимо отметить, что чем скорее будет эксгумировано тело покойного, тем быстрее будет проведена судебно-медицинская экспертиза.

«Сроки проведения эксгумации имеют очень большое значение, поскольку при разложении тканей проведение экспертизы может быть затруднено или невозможно, – подчеркивает юрист. – Тем не менее, даже на поздних сроках эксгумации судебно-медицинская экспертиза должна быть как можно более полной».

На основании проведенного исследования эксперт или коллегия экспертов предоставляют письменное заключение экспертизы, оформляемое в установленном законом порядке. Обязательно должна быть подтверждена квалификация экспертов, они должны быть предупреждены об ответственности за фальсификацию результатов проведенной судебно-медицинской экспертизы.

Владимир Постанюк, адвокат

Что касается расследования обстоятельств гибели шестилетнего мальчика, то сам факт наличия или отсутствия алкогольного опьянения потерпевшего на момент ДТП не должен повлиять на результаты уголовного дела, считает Владимир Постанюк.

«Законодательство Российской Федерации защищает всех граждан страны от преступных посягательств, вне зависимости от их состояния. Поэтому если вина подозреваемой будет установлена, то сам факт опьянения потерпевшего не будет иметь никакого значения при вынесении приговора судом».

«В ДТП существует причинно-следственная связь. Если жертва была неадекватна и сама что-то нарушила (например, человек перебегал дорогу в неположенном месте), то вина водителя смягчается. Однако все мы знаем, что во дворах существует ограничение скорости, и движение должно быть осторожным, – замечает, в свою очередь, Олег Соловьев.  – Если же жертва была пьяна, то это может опять же стать смягчающим вину обстоятельством и суд даже может оправдать виновника. По 264 статье УК, водителю может грозить лишение свободы до 5 лет – это считается нетяжким преступлением. Но статья подразумевает и возможность смягчения срока и даже прекращения дела, если водитель выплачивает компенсацию семье погибшего и стороны договариваются».

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться