Возможно ли сегодня человеку с особыми потребностями красиво и удобно одеться, и где это сделать? Портал «Милосердие.ru» попытался разобраться в проблеме

10922654_937798876282711_2352892991252479535_o

Янина Урусова, директор культурного центра «БезГраниц».
Фото с сайта facebook.com

Люди с инвалидностью сегодня – такая же платежеспособная аудитория, как и здоровые покупатели, считает Янина Урусова, директор культурного центра «БезГраниц», соучредитель международного конкурса дизайна одежды для людей с особенностями строения фигуры Bezgraniz Couture™ International Fashion And Accessoire Award. Еще в 2010 году Янина и ее партнер Тобиас Райснер начали развивать в России моду для людей с особенностями. В прошлом году интегративный показ от Bezgraniz Couture был включен в программу  престижной недели моды – Mercedes Benz Fashion Week Russia.

Янина Урусова убеждена, что профессию – дизайнер одежды для людей с особенностями – нужно преподавать в вузах.

Тридцать секунд и две минуты

К этой идее прислушались в Британской высшей школе дизайна. Студенты под руководством Анны Черных и Владимира Тилинина, кураторов программы «Дизайн одежды. Базовый курс», с начала года разрабатывали свои модели для людей с особенностями фигуры. И недавно презентовали свои результаты. Был организован специальный показ.

40 процентов людей с инвалидностью не считают себя инвалидами. Они оценивают себя как здоровых людей. Основные покупатели специальной одежды для людей с особенностями фигуры – люди от 18 до 29 лет. Из них 57 процентов имеют работу – поэтому у них «здоровая» покупательская способность.

В начале показа решено было провести эксперимент – для наглядности. Здоровую девушку попросили надеть обычный плащ и застегнуть его на все пуговицы. На эти простые естественные действия ушло около 30 секунд. А если действовать только одной рукой? В этом случае на борьбу с плащом и всеми его застежками ушло больше 2 минут упорного труда. «Примерно так одевается человек с ДЦП. Вы видите ситуацию, которая для многих людей на планете –  ежедневная рутина. И нужно разрабатывать одежду таким образом, чтобы одеваться было удобно» – заметил Владимир Тилинин, один из кураторов программы «Дизайн одежды. Базовый курс».

Одежда «особого назначения» должна быть очень продуманной.

11125447_1060894550591749_887345893_n

Студенты Британской высшей школы дизайна разработали свои модели для людей с особенностями фигуры

Декоративные отстрочки на коленях брюк скрывают острые грани протеза при сгибании колена. Скрытые молнии во внутренних швах брюк позволяют  незаметно поправить протез. Когда человек сидит долго, возникает дискомфорт и болевые ощущения, и иногда хочется снять протез, или хотя бы отстегнуть.

unnamed-6

Один из вариантов одежды от студентов Британской высшей школы дизайна

Для людей с синдромом Дауна нужно учитывать особенности строения тела: хаотичную моторику, слабый тонус мышц, чувствительность кожи. Студенты решили пристегнуть шапку, шарф и рукавицы к пальто, чтобы их нельзя было потерять, а надеть такое пальто, напротив, очень легко.

011-14

Для людей с синдромом Дауна студенты решили пристегнуть шапку, шарф и рукавицы к пальто

Для колясочников важно было создать брюки, которые удобно снимать и надевать без посторонней помощи. Тут могут помочь длинные боковые молнии. Удобно плотное прилегание пояса к талии. Дополнительные вставки защищают низ рукавов и локти от загрязнений при вращении колеса.

В одежде для людей с диагнозом ДЦП используются корсеты, бандажи, поддерживающие спину и позволяющие держать осанку. Также необходимо было решить проблему застегивания-расстегивания одежды и обуви – помогли магнитные застежки и заниженная линия плеча. А удлиненная спинка (при короткой передней части) свитера, куртки или толстовки внешне гармонизирует фигуру при особенной походке.

Люди с особенностями фигуры рассказывают о своем опыте выбора одежды. Следж-хоккеист, вратарь клуба «Звезда» Анатолий Пономарев: У меня протез бедра. Приходится одеваться в обычных магазинах, хотя есть технические нюансы. На протезе есть площадка, которая держит ногу. Когда я сажусь, это место упирается в материал, в итоге брюки, даже джинсы, быстро протираются. В колене, если упадешь, брюки тоже прорываются. Кроме того, нужны брючины разной ширины – гильза протеза шире, чем бедро второй ноги. Есть люди, которые визуально стесняются своей инвалидности, и поэтому стремятся к тому, чтобы одежда максимально скрывала это. Есть еще нюанс: иногда нужно поправить чехол протеза, чтобы не натирало. На людях это не сделаешь. Авторы костюма для меня сделали скрытый карман – через него я могу добраться до протеза и поправить его. Можно также через специальное потайное отверстие добраться до клапана протеза. Конечно, нужны магазины со специальной, но модной одеждой для инвалидов. Если мы покупаем одежду в обычных магазинах, все равно ее приходится доводить до ума, переделывать.

Снобизм и неприступность моды

Тема одежды для людей с инвалидностью стала появляться в мире моды более двадцати лет назад. Но тогда мода еще не знала языка, на котором можно говорить с обществом об инвалидах. Сначала были лишь попытки разговора.

Прорыв в общественном сознании совершила Эйми Маллинз – девушка-«гепард». Американке в детстве ампутировали обе ноги ниже колена из-за врожденного отсутствия малой берцовой кости. Но в 1996 году она стала рекордсменкой в беге и прыжкам в длину на паралимпиаде. Бегала Эмми на карбоновых протезах-лезвиях, называемых «ноги гепарда», и тогда ее фотографии обошли весь мир, и девушка с инвалидностью попала в список 50 самых красивых людей мира.

А в 2002 году Эмми снялась в фильме знаменитого режиссера Мэтью Барни «Кремастер-3», там она примеряла самые разные протезы (кстати, сама Эйми с тех пор пристрастилась к авангардным моделям протезов). В итоге дизайнеры обратили и на Эйми и на проблему внимание, и стали разрабатывать авангардные модели протезов. Трудно назвать протез «модным аксессуаром», но в невинной фэшн-вселенной происходят удивительные вещи: и дизайнерские протезы стали частью моды.

Однако, несмотря на прорыв, до сих пор одежда для людей с инвалидностью кажется обществу и модному миру «не слишком важной потребностью». «А ведь на планете более 15 процентов населения имеют ту или иную форму инвалидности. К тому же, если говорить о необходимости создания специальной одежды, то она нужна и временно нетрудоспособному человеку – а таким может стать любой из нас», – замечает Янина Урусова.

По данным Всемирной организации здравоохранения и Всемирного банка за 2012 год, около 975 млн жителей планеты (15% населения) живут с той или иной формой инвалидности.

Проект Bezgraniz Couture с 2011 года проводит международный конкурс дизайна одежды для людей с особенностями строения фигуры Bezgraniz Couture™ International Fashion And Accessoire Award. В нем участвуют дизайнеры и дома моды всего мира, которые делают коллекции для людей с инвалидностью – а демонстрируют эти коллекции модели с ограниченными возможностями. Когда в марте прошлого года впервые в мире на Неделе высокой моды в Москве, в рамках Mercedes-Benz Fashion Week в Манеже, состоялся показ моделей одежды для людей с инвалидностью, стали известны имена российских дизайнеров, занимающихся этой областью моды. Например, Маша Шароева делает модели для людей с синдромом Дауна, Оксана Ливенцова создает одежду для людей с ДЦП. Коллекция «Радуга» дизайнера Дарьи Разумихиной порадовала яркими нарядами для тех, кто передвигается в инвалидной коляске.

m_3

Янина Урусова (стоит вторая справа) с участниками проекта Bezgraniz Couture. Фото с сайта facebook.com

Но пока процесс создания такой одежды  находится на стадии «высокой моды». Подиумные образцы есть – серийного производства нету.

В основном – индпошив

«Мы уже  7 лет этим вопросом занимаемся, – говорит преподаватель Новосибирского технологического института Эмма Чулкова, член Союза дизайнеров России. – С 2008 года разрабатываем одежду для инвалидов с различными особенностями ограничения передвижения. Ежегодно возим студенческие коллекции за границу. Мы не можем продавать саму одежду, но можем продать разработки, комплекты лекал, технологические находки. А Томск проводит ежегодно конкурс «Особая мода», и у них своя школа моделей с различной инвалидностью, единственная в России».

Как говорит Эмма, есть увлеченные студенты, которые разрабатывают такую одежду, и у нее есть даже две звезды, очень перспективные будущие дизайнеры. Но смогут ли они реализовать свое умение на практике?

Только если создадут свое предприятие. Или же – смогут реализовать свои коллекции через собственные сайты, интернет-магазины. Собственно, уже сейчас они шьют на заказ. Но масштабных предприятий, которые бы изготавливали подобную одежду по лекалам дизайнеров, пока нет. «В основном, все это индпошив. Но индпошив очень долгий. Мы считали: примерно в 2-3 раза получается дороже, чем пошиб одежды на «обыкновенного» клиента. Во-первых, учитываются особенности фигуры. Во-вторых, повышенные требования. А в-третьих, еще и тактильные ощущения у людей с особенностями очень важны: кому-то нравится мягкое, кому-то – гладкое, кому-то – шероховатое. И это мы тоже учитываем. Если была бы поддержка, меценаты-спонсоры (а вложения требуются, в принципе, некрупные) – оборот был бы», – говорит Эмма Чулкова. Если бы появились социальные предприниматели, готовые открыть и поддержать такой бизнес, то поле деятельности  им бы открылось обширное, считают преподаватели-дизайнеры.

Пока же в каждом вузе, где есть подобная специализация, выпускают не более 2-3 дизайнеров (специалистов в моде для людей с инвалидностью) в год. «Специальной дисциплины нет, все держится на энтузиазме преподавателей, – рассказывает Эмма. – Преподаватель выбирает, скажем, пятерых, подающих надежды, останутся двое. Вот этих двоих до конца выпуска ведешь. Я уже семь лет выпускаю дизайнеров, которые занимаются такой одеждой. И только у одной моей бывшей студентки появилось производство, где она отшивает изделия для людей с особенностями. И вот у нее сейчас большие заказы».

А распространяется информация о таких мастерах способом горизонтального маркетинга. То есть – из уст в уста. Работают социальные сети – нынешнее место бытования древнего «сарафанного радио». И если клиент живет в другом городе, то ему придется заказывать одежду удаленно. «Есть программа дистанционного снятия мерок. Естественно, если это классический костюм, надо ехать. Если  же одежда бытовая, обычная –  мерки можно снять с помощью этой программы. Мы просим фотографии: анфас, профиль, сбоку, сверху. Всю информацию обрабатываем, цифруем».

Недоступная доступность

Но шить на заказ – занятие дорогостоящее. Легко ли вообще купить подходящую одежду человеку с инвалидностью? И главное – где? Знает ли он, куда обратиться? Является ли сегодня специальная одежда для человека с особенностями фигуры еще одной стороной доступности среды? Или модная удобная одежда недоступна – ни физически, ни финансово?

IMG_9246

Продукция отечественных предприятий на выставке «Интеграция. Жизнь. Общество». Фото Михаила Кончица

Одно из старейших производств такой одежды – Брянское протезно-ортопедическое предприятие, которое наряду с протезированием, артезированием, обеспечением ортопедической обувью, бандажами, корсетами, производит еще и брюки, костюмы, куртки, нарукавники, и многое другое. «Наше предприятие было открыто еще в 1943 году, когда освободили Брянщину от немецко-фашистских захватчиков. Сначала это была протезная мастерская. Тогда она обслуживала инвалидов войны и делала протезы», – рассказывает заместитель главного врача предприятия, травматолог-ортопед высшей категории Николай Коржаков.

m_2

Николай Коржаков, зам. главврача Брянского протезно-ортопедического предприятия. Фото Михаила Кончица.

Здесь делают специальную одежду по федеральной программе ИПР (индивидуальной программе реабилитации инвалида) – например, выдают два комплекта бесплатно в год для инвалидов, не имеющих рук.  «При помощи этой одежды человек может себя спокойно чувствовать в быту, выйти куда-то на мероприятие, в театр, в кино, он может посетить туалет, – и обслужить себя без помощи рук», – говорит Николай Коржаков.

А вот детская курточка – ее можно надеть как распашонку. «Это удобно при детском церебральном параличе, парезе, когда дети не могут ни локоть согнуть, ни коленочки. Как одеялом укрываем его, закрываем – и все, он одет. На одевание ребенка иногда мама тратит по 40 минут, ей надо сделать массаж, чтобы как-то контрактуру убрать, чтобы мышцы несколько разогреть, чтобы разогнуть руку и так далее. А здесь она может вполне за 5-10 минут одеть ребенка без всяких проблем и выйти, погулять с ним», – поясняет директор предприятия Владислав Рылин. Правда, стоит куртка недешево – около 25 тысяч рублей.

Кстати, в Брянске работает и своя региональная программа – здесь бесплатно одевают детей-колясочников, «Потребность очень большая, мы долго добивались финансирования программы. Теперь можем обеспечивать детей удобными комплектами одежды». Правда, говорят представители Брянской компании, не все пациенты еще знают об этом, хотя в городе у них хорошо развита связь с лечебными учреждениями, связь с органами соцзащиты и комиссиями медико-социальной экспертизы. Но на деле получается, что информация о возможностях покупки одежды для людей с инвалидностью распространяется плохо.

Здесь делают и обувь, но на предприятии сами признают, – это наиболее дорогая продукция. Приходится учитывать ручной труд и использование только натуральных материалов. В итоге пара ботинок стоит примерно от 4 до 6 тысяч рублей. Две пары – утепленная и холодная – выдаются инвалидам раз в год бесплатно (а детям четыре пары).

В год Брянское производство выпускает около 8 тысяч пар обуви и около 500 единиц одежды. Обеспечивают Брянскую область и еще 22 соседних области. Много это или мало? Мало. Брянск обеспечивал когда-то Москву своими изделиями, выиграв однажды тендер. И, конечно, потребности страны в подобной специальной одежде гораздо выше. Кстати, в Брянской компании заказать себе одежду может и человек из другого города, сотрудники даже готовы выехать и снять мерки – или же размеры можно прислать.

Согласно Закону «Об обеспечении пациента средствами реабилитации», существует такой порядок: если пациент захочет сам приобрести изделие за наличный расчет, которое включено у него в программу реабилитации, то при предъявлении товарного чека, кассового чека и копии программы реабилитации и заявления, орган, который отвечает за обеспечение его средствами реабилитации, обязан ему в течение месяца выплатить деньги.

То есть неважно, где человек с инвалидностью приобрел себе одежду. «Самое главное, чтобы этот предмет одежды был записан в программе реабилитации. Но инвалиду сложно этого добиться в настоящее время, потому что очень много нужно пройти этапов, – говорит Николай Коржаков. – Нужна квалифицированная поликлиника, чтобы врачи знали, что пациенту требуется, чтобы у него был реабилитолог в поликлинике. Потому что врачебная комиссия, которая подписывает документы о «нуждаемости пациента в тех или иных средствах реабилитации», на самом деле сама не всегда знает, что надо этому пациенту – вот в чем беда.

Поэтому часто, очень часто наши поликлиники присылают пациентов к нам  – с просьбой выявить показания к тем или другим программам реабилитации. Мы взяли на себя такую задачу, даем заключение нашей медико-технической комиссии. Кстати, сейчас комиссии несколько ужесточили требования, и не всегда вписывают в программу реабилитации те изделия, которые нужны пациенту. Они объясняют это тем, что тот диагноз, по которому требуются средства реабилитации, не всегда приводит к инвалидизации. По основному диагнозу ему показано изделие, а по другому диагнозу не показано – потому что он не является причиной инвалидности человека. Хотя для жизни эти изделия ему нужны. И что тут прикажете делать?».

По сути, происходит вот что. Допустим, пациент получил травму позвоночника на производстве, стал инвалидом, – тогда ему по программе реабилитации показан корсет. Корсет оплачивается, он вписан в программу реабилитации. Но если, допустим, у этого же человека есть еще и диабет, но еще начальная стадия, которая еще не привела к инвалидности, – ему не положена по ИПР ортопедическая обувь. Вот когда станет инвалидом – будет положена. «Это неправильно, нужно делать наоборот, – считает Николай Коржаков. – Мы делаем обувь для больных сахарным диабетом, с точки зрения профилактической, она считается сложной ортопедической обувью, и уже на начальных стадиях диабета человек должен быть ею обеспечен. Вот тогда мы сможем изменить тенденцию не к увеличению инвалидизации за счет сахарного диабета, а к уменьшению, снижению. Вот, мы к чему должны стремиться. И тогда государство и денег будет меньше тратить, потому что инвалидность у человека может и не развиться».

 Поэтесса Мария Загорская, ДЦП:Платья я не ношу никогда. И вдруг дизайнеры придумали для меня такое платье, которое я могу надеть с привычными мне ботинками или кроссовками, и это смотрится современно и модно. Я покупаю одежду и обувь в обычных магазинах. Конечно, не хватает обуви без шнурков – а на липучках, например, чтобы я могла застегнуть ее одной рукой. Есть магазины со специальной обувью? Я даже не знаю, что такие существуют. Однажды, правда, моя подруга нашла в интернете какую-то обувь, но она стоила около 17 тысяч рублей – это очень дорого!

 

Два слова о стеснении и достоинстве

Московский протезно-реабилитационный центр «Здоровье» изготавливает корсетно-бандажные изделия. Центр сам и разрабатывает, и изготавливает товар, и это не только корсеты, бандажи и белье для женщин после мастэктомии. Этот сегмент работы очень важен: в случае удаления молочной железы обычное белье женщине не подходит.Нужны специальные средства для удержания протеза, широкие лямки и гипоаллергенный материал, чтобы не нарушались послеоперационные швы. Такими изделиями по закону женщины обеспечиваются бесплатно. Дополнительные комплекты можно уже приобрести за свои средства, и это доступно – цена варьируется от 600 до 1000 рублей.

Директор предприятия Виктор Гуторов расстроен: не все покупатели знают о новых возможностях производства. Ведь для людей с подобными особенностями фигуры разработаны и купальники, и спортивная одежда. «В обычный купальник пристроить протез нельзя, а специальный купальник выполняет эту нормальную техническую задачу. Женщины не должны  испытывать стеснение из-за своего состояния – нужно жить нормальной полноценной жизнью. И у нас есть постоянные покупательницы, которые покупают купальники. Есть у нас и еще более серьезные новации – спортивное белье, топики для занятий спортом. Если женщина ходит, допустим, заниматься в фитнесс-центр, то ей без протеза неуютно. Значит, нужно качественное белье, и мы его делаем».

Правда, если спортивные протезы иногда выдаются людям с инвалидностью бесплатно, то спортивное белье, считает государство, – это «уже слишком» и его не оплачивает. «Мы считаем это неправильным. Ведь изделие стоит ровно столько же, сколько и обычный бюстгальтер. Неплохо было бы женщинам компенсировать расходы на подобную одежду», – говорит Виктор Гуторов.

А еще здесь есть и домашняя одежда ночные рубашки, блузки, свободные и не сдавливающие, которые позволяют женщине ходить с протезом, ощущая при этом себя комфортно. В Европе, отмечает Виктор Гуторов, все эти виды одежды – в порядке вещей. Но наши дамы часто даже не знают о таких возможностях и мучаются комплексами, потому что не могут добиться достойного внешнего вида на пляже, на тренировке, дома. «Мы сталкиваемся часто с такой ситуацией, когда женщину после операции не ориентируют в клинике, и она даже не знает, что можно бесплатно получить белье, не знает, что можно купить красивую одежду. Часто бывает и другое – врачи ориентируют пациентку сразу на покупку дорогого импортного коммерческого платного белья», — рассказывает Гуторов. А ведь его предприятие выпускает в год порядка 150 тысяч изделий, и из них около 30 тысяч – это корсеты и бандажи. Порядка 70-80 тысяч изделий у нас в год выдается по различным контрактам, оплаченным государством: то есть предприятие выдает одежду покупателям бесплатно, а затем Департамент соцзащиты покрывает эти издержки. Анастасия Аброскина, шестикратная чемпионка РФ по паралимпийской выездке, модель, мама 5-летней дочери:С моей проблемой при ДЦП нужна одежда со встроенными ортопедическими элементами. Одежда должна украшать, и при ДЦП это возможно. Например, скорректировать положение плеч, и уже костюм будет сидеть лучше. У меня есть, например, лангета на руку, исправитель осанки, –  но ее нельзя одеть под обычную одежду! Лангета не проходит в рукав. И так далее. Но сейчас специализированная одежда в России стоит дорого, начиная от 8 тысяч рублей. И среднестатический инвалид с пенсией 15 тысяч рублей не может позволить себе такую одежду. Да, инвалиду компенсируют инвалидную коляску или ту же лангету – но в ИПР нет пункта «одежда». Ее можно провести по программе, но не как «одежду» – а только если ее назвать каким-то «ортопедическим приспособлением», например. Мне приходилось несколько раз переписывать ИПР, чтобы получить одну и ту же вещь. У врача она называется так, в ИПР иначе, а у производителей еще как-то. Из-за таких несовпадений – проблемы.

«Ортомода»: стараемся сделать наряднее

Самая известная компания на рынке одежды для людей с особенностями – скорее всего, компания «Ортомода». Более 12 лет они делают обувь, и много лет – одежду. В Москве три салона: на Ордынке, и в районе станций метро «Семеновская» и «Сокольники». Еще три в Подмосковье. Здесь есть обувь, которая решает, например, проблему хагус-вальгус – косточки, выпирающей на ноге, что случается на фоне сахарного диабета. Внутри – корреспондент «Милосердия.ru» убедился сам – обувь очень мягкая. «Ведь у страдающих сахарным диабетом снижена чувствительность ног, им нельзя натирать мозоли, потому что они потом не заживают. Поэтому внутри у обуви нет швов», – поясняют сотрудники предприятия. Такие ботинки могут стоить до 4 тысяч рублей.

А есть кеды – для детей, например, с ДЦП. Уникальные ортопедические валенки для детей. Есть офисная коллекция: невысокий каблук, ортопедическая стелька – в итоге нога не устает в течение дня.

m_1

Ортопедические валенки для детей от компании «Ортомода». Фото Михаила Кончица

«Когда мы начинали, анализировали опыт зарубежных партнеров – это Япония, Германия, Италия, – рассказывает Александра Степанищева, руководитель швейного цеха «Ортомоды». – Мы выпускаем коллекции одежды, которая нарядна, и, в то же время, настолько продумана конструктивно, что сокращает процесс одевания по времени. Если с обычной одеждой человеку нужно было пользоваться чьей-то помощью, то тут какие-то элементы он уже вполне в состоянии надеть сам. Кроме того, мы сейчас стараемся делать свои изделия более нарядными. Даже если это такая утилитарная вещь, как мешок для ног (для людей, передвигающихся на колясках). И это у нас одно из самых продаваемых изделий, мешки для ног. Но – у нас уже есть и юбка, которая выполняет те же функции, но она уже гораздо более нарядная. И конечно, клиентке захочется купить ее, а не просто мешок. Цены у нас лояльные, скажем, пошив юбок – от 3,5 тысяч рублей, плюс усложняющие элементы».

IMG_9187

«У нас есть  юбка, которая выполняет те же функции, но она более нарядная». Фото Михаила Кончица

Кстати, считает Александра, насчет стоимости такой одежды есть двоякое мнение. «Когда человек узнает, что можно получить одежду бесплатно, он будет сколько угодно ждать бесплатного получения. Возможно, таков наш менталитет». Но все же бесплатной одежды немного, «само законодательство нас ограничивает в бесплатном получении такой одежды», замечает Александра.

Между тем цены, полагает Александра Степанищева, вполне приемлемые. Ведь и в обычном магазине сегодня хорошая юбка будет стоить не меньше 3 тысяч рублей. «А еще у нас бывают распродажи. Если мы выпускаем коллекцию, естественно, мы сначала ее должны несколько раз показать, правильно? Чтобы все ознакомились. Потом времени мы точно так же ставим распродажу».

Любовь Зеленкина, востоковед:

У меня ахондроплазия. Специализированных магазинов я не встречала, поэтому покупаю одежду в масс-маркете. Проблема чаще во времени подбора – нужно долго мерить, пока что-нибудь подойдет: у меня крупные бедра, маленькая талия, нужен только стрейч, чтобы не ограничивать движения. Мне подходит длина 7\8, но она не всегда бывает. Если что-то понравилось, но никак не подходит, – приходится перешивать в ателье.

Велосипед уже придуман – нужно только поехать по другой дороге

«Все велосипеды уже придуманы. Нужно просто запустить велосипед в другую сторону, и он вдруг поедет по-новому направлению, – считает Янина Урусова. – Важный аспект: как только бизнес поймет, что перед нами – целевая группа и на услугах для нее можно зарабатывать, социальные проблемы решаются сами собой. Говорить про инвалидность как про социальную зону – это другое. Пора говорить о ней как о двигателе экономики, и индустрия моды должна видеть, как она может развиваться на этом. Сначала будет дорого, потом найдутся конкуренты, а потом Китай начнет делать копии – и рынок наполнится, и одежда для людей с особенной фигурой станет доступной. Это та же история, как когда-то с мобильными телефонами или айпадами. Постепенно дорогие вещи дешевеют и становятся доступными».

Работа Bezgraniz Couture заинтересовала российских производителей, и уже ведутся переговоры о выпуске экспериментальных партий одежды для людей с особыми потребностями. Планируется запуск массового производства. «Компания «Фарадей», которая производит обувь и одежду для армии, готова взять на себя производство одежды по разработкам Британской школы дизайна. «Мы выбрали их, потому что у них есть уже технологии. Ведь для армии разрабатывается современная многофункциональная одежда из особых материалов, при этом она должна быстро надеваться и сниматься. Для людей с особенностями нужно как раз именно это», – поясняет Янина Урусова.

Но где продавать эту одежду, ведь нужно еще и обеспечить реализацию? «Рынка нет. Трудно найти то, чего не существует, там, где этого нет. Мы этим сейчас и вынуждены заниматься – создавать рынок от и до», – говорит глава Bezgraniz Couture.

Алексей Маюк, веб-дизайнер:

Когда я пробовал покупать одежду в специализированном магазине для людей с инвалидностью, там оказывался маленький выбор – всего 5-6 моделей. Да и в плане дизайна там одежда не очень интересная. Поэтому приходится одеваться в обычном магазине. Мне, правда, проще – я колясочник, моя фигура не отличается от фигуры здорового человека. Но, конечно, хочется, чтобы одежда была удобна и при этом стильная. Я обращался в «Ортомоду», заказывал пару вещей. В принципе, они неплохие, я их иногда ношу. Но материал не очень радует – такая одежда больше похожа на какую-то рабочую. Хотя там можно привезти свою ткань, из которой тебе сошьют твой вариант.