Из 15-летнего опыта личного общения с теми, кто просит: «Я не знаю, связан ли он с мафией нищих. Мне важно, что он человек»

AN00321584_001_l

Книжная гравюра кон.18 века. Изображение с сайта marinni.dreamwidth.org

Периодически возвращаются дискуссии о том, стоит ли подавать милостыню, и часто приходится слышать от уважаемых людей аргументы против. Поэтому хотелось поделиться некоторыми личными размышлениями из более чем 15-летнего опыта общения с теми, кто просит.

Во-первых, милостыня – это встреча. Это возможность для нас, жителей вечно спешащего мегаполиса, остановиться рядом с человеком нуждающимся, не моего круга, расширить свой горизонт, посмотреть в глаза. Увидеть бабушку, которая рассказывая о жизни, говорит: «Мы пережили молодость». Это мало?

Эта встреча слишком мимолетна и ничего не изменяет в жизни бедного человека? Но любой путь имеет начало, за первой встречей могут последовать другие, так может родиться дружба, интерес, помощь, реальные изменения в жизни человека, которых бы не было, не будь первой встречи.

Во-вторых, это встреча человека с человеком. Не с категорией, не с мошенником или рабом, а с человеком с его заслугами и ошибками, достоинствами и недостатками, как все мы. Возможно даже, что надпись на его табличке не соответствует реальному положению дел. Но ведь и я не буду рассказывать о самом наболевшем и горьком в моей жизни каждому встречному лишь на том основании, что хочу попросить у него 10 рублей. И встреча эта дает проявить человечность.

Не забуду, как уже несколько лет назад, в метро, мужчина на коляске, в ответ на протянутые десять рублей, улыбку и простые слова: «Хорошего дня!» — остановился, колеблясь, говорить — не говорить, перекрестился и сказал: «Так редко в метро улыбку увидишь. Так редко». Я не знаю, связан ли он с мафией нищих. Мне важно, что он человек. И зовут его Николай. Больше того, человечность не забывается. Много есть историй, когда люди, просящие милостыню, прекрасно помнили нас, встречая через несколько месяцев и даже лет.

В-третьих, это свободная встреча. Человек, который просит у меня милостыню, ничего у меня не ворует, не грабит, не нападает, не вымогает взятку, не кладет себе в карман огромные суммы из заплаченных мною налогов. Я свободна в своем решении остановиться, подать, поговорить.

Подавая, я поощряю мафию нищих? Честно говоря, опираясь на наш опыт, могу сказать, что слухи о мафии нищих сильно преувеличены. В любом случае, бороться тогда надо с «хозяевами», а не с просящими. Не имеет смысла обрушивать свой гнев на простых людей, которым, поверьте, и так нелегко стоять с протянутой рукой.

При желании можно помочь не деньгами, но только не надо возмущаться, если человек отказывается от батона хлеба: может быть, этот батон у него сегодня четвертый? В конце концов, это честно – не хватать то, что тебе не нужно.

В-четвертых, для христиан. Не стоит думать, что в древности были какие-то особые нищие, а потому нас не касается учение о милостыне, проходящее через всю Библию и творения Отцов Церкви. «К бедному ты будь снисходителен и милостынею ему не медли; ради заповеди помоги бедному и в нужде его не отпускай его ни с чем (…) заключи в кладовых твоих милостыню, и она избавит тебя от всякого несчастья: лучше крепкого щита и твердого копья она защитит тебя против врага» (Сирах 29, 11-12. 15-16). Об этом и одна бабушка московская говорила: «Это зачтется вам на ваши небесные сберкнижки».

«Просящему у тебя дай» (Мф 5, 42), — заповедует Господь и далее в Нагорной проповеди говорит о милостыне как о само собой разумеющемся, Он даже не ставит под сомнение, что надо ее подавать, но объясняет, как это делать: «У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф 6, 3-4).

На многие современные вопросы и сомнения ответил еще св. Иоанн Златоуст.

«На слуг, на мулов и лошадей мы надеваем золотые ожерелья, а на Владыку, когда Он ходит нагим, проводит ночи под открытым небом и протягивает руку за подаянием, не обращаем никакого внимания, а часто даже смотрим суровым взглядом. Что может быть хуже такого безумия? В самом деле, когда Бог посылает к нам бедных, повелевая дать им из принадлежащего Ему, а мы мало того, что не даем, еще и с надругательством прогоняем их, то подумай, каких громов, каких молний достоин наш поступок?»

«Почему, говорят, он не трудится, почему он питается, предаваясь праздности?»

«А ты не ленишься, предаваясь удовольствиям? (…) А ты трудясь ли имеешь то, чем обладаешь? Не получивши ли в наследство от отца? А если даже и трудишься, неужели из-за этого упрекаешь другого? (…) Но он тотчас же, говоришь, продает полученное. А ты всеми своими средствами распоряжаешься хорошо? Да и неужели все бедствуют от праздности? Никто от кораблекрушения? Никто от судебных тяжб? Никто от воровства? Никто от болезни? Никто от смелых предприятий? Никто от других несчастных случайностей?»

«Но он обманщик».

«Он знает, что подходит к людям жестоким, (…) поэтому самому и вынуждается принимать на себя жалкий вид, чтобы тронуть состраданием твою душу. О, жестокость, о, бессердечие, о, бесчеловечие! (…) Если бы мы были сострадательны, им не было бы нужды прибегать к таким средствам».

И наконец, спрашивает каждого из нас св. Иоанн Златоуст: «Как же ты сам, когда молишься, хочешь быть услышанным?». И думаю, что если ответ на этот вопрос мы хотим начать со слов: «Да, но я же…» — нам стоит перечитать притчу о мытаре и фарисее.

Вопрос о милостыне находится в сердце отношений человека и Бога, ведь чтобы молитва наша была услышана, не по заслугам, а по милости, стоит услышать просьбы «братьев Его меньших», потому что сделанное им мы Ему сделали (ср. Мф 25, 40).

Милостыня находится и в сердце стремления изменить общество и жизнь бедных. Две протянутые навстречу друг другу руки вносят в наш меркантильный мир бескорыстие и делают его более человечным.

Уверена, что милостыня-встреча нужна и просящему, и подающему, и не знаю, кому больше. И хотелось бы закончить словами преподобного Исаака Сирина: «Ничто не может так приблизить сердце к Богу, как милостыня», ведь именно совершая ее, мы поступаем по заповеди Господней: «Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лк 6, 36).

Об авторе:
Светлана Файн, прихожанка московского храма свв. Космы и Дамиана в Шубине, координатор движения «Друзья на улице — Друзья общины святого Эгидия».