Милосердие в кризис

Я не специалист в экономике. Но одна из причин кризиса то, что люди стали жить в виртуальной реальности, получают деньги просто ни за что, огромные деньги, которые не пропорциональны их труду. И, конечно, все это лопнуло, как лопается мыльный пузырь. Выход из кризиса мне видится в том, что люди начнут помогать друг другу, будут думать не только о себе, начнут работать, что-то реальное делать, тогда кризиса не будет

Программа «Актуальный комментарий» спутниковой интернет-телевещательной компании СТВ о благотворительности в кризис, Обществе друзей милосердия и посещении первой леди Америки Мишель Обама Свято-Димитриевского сестричества. Интервью с протоиереем Аркадием Шатовым.

Волонтер Мишель Обама
Когда мы принимали Мишель Обама, я ей сказал, что мы принимаем ее не только как жену американского президента (ее визит к нам был визитом неофициальным), а принимаем ее, как человека, который много сил и времени посвятил добровольческому движению. Когда Мишель Обама занималась организацией добровольческой работы в больнице, количество добровольцев увеличилось в 4 раза. Она поставила рекорд по файндрайзингу: собрала столько денег для одного из направлений благотворительной работы, что этот рекорд не перекрыт до сих пор. И мы принимали ее, как нашу коллегу по деланию добра.

Нам она показалась очень милой, умной. Она очень радовалась сестрам: обнималась, целовалась с ними. Она с любовью приняла наших детей. Ее интересовало наше добровольческое движение, дела милосердия, которые совершаются. Мы нашли общий язык.

Мишель Обама сказала, что ее муж, президент Америки Барак Обама, недавно принял закон о добровольческом движении в Америке, закон, который позволит больше людей привлечь к этому движению. Я посоветовал ей попросить мужа, чтобы он на встрече с нашим президентом рассказал ему о своем опыте, потому что у нас как раз этих законов не хватает. Хотя супруга нашего президента Светлана Медведева тоже делает очень много доброго: она помогает Марфо-Мариинской обители, помогает благотворительным программам, но хотелось бы большей поддержки. Из истории мы знаем, что наши государыни-императрицы возглавляли благотворительные общества, комитеты, даже сами перевязывали больных. И, конечно же, люди, которые сейчас находятся у власти, должны поддержать все социальные проекты Русской Православной Церкви. Потому что эти проекты делаются от чистого сердца, с душой. И многие нуждающиеся сейчас получают помощь через Церковь.

Свято-Димитриевское сестричество
Наше сестричество появилось тогда, когда стал восстанавливаться храм царевича Димитрия. Это был первый больничный храм, освященный Патриархом в постсоветское время. И, поскольку храм был первым при больнице, в него стали приходить люди, которые хотели помогать больным. При храме было открыто училище сестер милосердия. Больница, храм и училище собрали вокруг себя добрых людей. Кроме них в этом объединении есть еще я, человек очень злой и строгий. И поэтому остаются здесь только добрые и милостивые люди, которые выдерживают мои требования, мой характер. Все люди, которые здесь собираются, просто святые и смиренные. А подобное привлекается подобным, и к тем смиренным, которые есть, все время прибавляются новые.

Мы стараемся никому не отказывать. Кто бы к нам ни пришел, с какой бы просьбой ни обратился, мы стараемся помочь. Конечно, приходит много обманщиков, мошенников, мы стараемся их разоблачать, но не всегда это нам удается. Но, все-таки, наша задача никого не оттолкнуть и каждому оказать помощь.

В храм, в сестричество приходят люди инициативные. Пришел Илья Кусков, который хотел помогать бездомным, и так появился автобус «Милосердие» , который спасает по ночам людей, замерзающих на улицах Москвы.

Мы стали ходить в детские дома. И когда увидели, что это очень плохо получается, потому, что обстановка детского дома отрицательно влияет на детей, мы решили создавать свои собственные детские дома. Так при нашем сестричестве появились два детских дома: для мальчиков и для девочек.

Патронажная служба появилась, потому, что наши сестры начали ходили на дом к нуждающимся, носили им продукты, когда в 90-е годы некоторым людям буквально нечего было есть. И из этого появилась патронажная служба, в которой сейчас много сестер, много постов, она помогает одиноким людям на дому. Так, из-за того, что мы старались никому не отказывать в помощи, возникли все наши службы. Так появилась и богадельня, куда стали собирать бабушек. Выписывают из больницы женщину, а дома за ней ухаживать некому. Конечно, лучше собрать их вместе, так проще за ними ухаживать. Таким образом, у нас появилась богадельня, маленькая, к сожалению. Она находится в 2-х квартирах, в ней сейчас 13 человек.

Так появлялись все наши службы. Никто их возникновение не планировал, все возникало как бы само собой, росло, как растет живой организм, было вызвано реальной необходимостью. Так появилась служба добровольцев, в которой сейчас около 700 человек, они помогают нуждающимся на дому. Это прихожане разных храмов, но они собираются на молебны в храме царевича Димитрия по четвергам. Каждое воскресенье приходят новые добровольцы.

То есть у нас сестры милосердия, которые получают зарплату (зарплата у них небольшая, она меньше, чем в социальных службах города). Есть люди, которые работают, и в свободное время помогают нуждающимся. Все они и все эти проекты и называются сестричеством, которое существует при нашем храме.

С миру по нитке
Раньше люди понимали, что больные, старики, дети, сироты – это их забота. Каждый был воспитан так, что понимал, что надо о них позаботиться, надо им помочь. В Советское время государство объявило всем – это не ваше дело, все это будут делать наши органы опеки, социальной защиты, мы построим свои детские дома, не нужны нам никакие частные инициативы. И государство взяло всю социальную сферу под свой контроль. За это время люди привыкли думать, что государство обо всем позаботится.

И государство тратит огромные деньги на социальные проекты. Но вклад каждого из нас, те налоги, которые от каждого от нас идут на социальную работу, — это какие-то небольшие деньги, мне кажется. Вот в ветхом завете люди сдавали десятину не только на храм, но два года из семи десятина шла на больных, стариков, инвалидов, нуждающихся. И каждый, это было законом для них, сдавал десятую часть своих доходов.

Наше Общество друзей милосердия призывает сдать сотую часть своих доходов. И, конечно же, люди должны понимать, что если у меня есть сто рублей и я отдам рубль, это уже что-то. Если каждый житель России сдаст по рублю, нам хватит еще на 10 богаделен. Люди как-то этого не понимают, забывают, что с миру по нитке – голому рубашка.

Конечно, в благотворительности нужно участвовать. Если мы не будем в этом участвовать, то люди будут погибать. Люди сейчас просто погибают от отсутствия ухода в московских больницах, я не знаю, как в других регионах. Дети-инвалиды страдают от того, что никто не занимается их реабилитацией, от того, что их плохо кормят, они страдают от отсутствия впечатлений, от того, что нет любви в домах ребенка. Продолжают страдать одинокие люди. Умирают у себя в квартире, их находят через месяц по запаху. Это же факт, это же всем известно. Страдают бездомные, замерзают на улицах Москвы. Пусть они пьяные, но как иначе, выживешь на улице, не выпив… Мне кажется, их просто жизнь заставляет так жить. И это наша вина, нашего общества, всех нас, что есть такие люди. И, конечно же, мы должны создавать свои какие-то общественные организации, чтобы помогать им.

Друзья милосердия
Есть такой замечательный святой – святитель Иоанн Милости вый. Когда он был патриархом Александрийским, он каждый день кормил семь с половиной тысяч человек, он отказался даже от замечательного одеяла: он стыдился укрываться им, когда у других не было никакого крова над головой, и спал под старым, рваным одеялом, старался деньги, которые ему жертвовали, использовать на помощь нуждающимся. И вот в день его памяти сестры милосердия и добровольцы собрались и, думая о том, как все-таки, содержать наши детские дома, нашу богадельню, нашу патронажную службу, службу помощи бездомным в условиях кризиса, решили образовать такое Общество друзей милосердия. В это общество может вступить каждый, кто жертвует на дела милосердия 1/100 часть своего дохода, т.е. 1%. Если ежемесячно человек отдает эту часть своего дохода, мы записываем его в друзья милосердия, сообщаем ему обо всех наших мероприятиях, он может прийти посмотреть детские дома, богадельню, посмотреть, как мы работаем с бездомными, может убедиться в том, что эта работа ведется, может проверить наши отчеты, которые мы ежемесячно помещаем на сайте http://www.miloserdie.ru Он может принять участие в наших проектах в качестве добровольца. Если нам удастся собрать большое количество таких людей, то проблема будет решена. Пожертвование можно сделать через банк, по квитанции; можно принести и опустить в ящик в храме цар. Димитрия; абоненты БиЛайн могут сделать sms-пожертвовние.

Выход из кризиса
Я, конечно, не специалист в экономике. Но, как мне кажется, одной из причин кризиса, было то, что люди стали жить в какой-то виртуальной реальности. Появились виртуальные деньги: люди получали деньги просто ни за что, огромные деньги, которые не были пропорциональны труду этих людей. И, конечно, все это лопнуло, в конце концов, как лопается мыльный пузырь. Выход из кризиса мне видится в том, что люди начнут помогать друг другу, будут думать не только о себе, начнут работать, что-то реальное делать, тогда, конечно, кризиса не будет.

Добровольцы
При Комиссии по церковной социальной деятельности мы решили привлекать к служению ближним добровольцев. Добровольцы – это люди, которые в свободное от работы время, тем или другим способом, помогают своим ближним. Мы живем в Москве, и часто не знаем, что рядом в квартире умирает от голода или страдает без ухода какой-то человек. Дети в интернатах закрыты от нас, мы не видим их страданий, не видим их на улицах нашего города. И, поэтому, если ты хочешь кому-то помочь, сделать это самому очень сложно. В интернат тебя не пустят, в чужой квартире тоже тебе не особенно поверят.

Поэтому мы решили создать такую службу, которая будет помогать нуждающимся. Сначала около полутора лет у нас ничего не получалось. Количество людей было небольшим. Люди приходили, уходили, снова приходили, снова уходили, и ничего хорошего не получалось. Но, в конце концов, образовался костяк из молодых, умных, образованных, очень хороших людей, которые создали систему добровольческого служения.

В эту систему входят координаторы: в каждом округе свой координатор, в каждом направлении тоже есть свой координатор. Есть координатор, который отвечает за логистику. У нас около 40 добровольцев с машинами, которые выполняют просьбы людей, нуждающихся в передвижении по городу. Есть молодые люди, которые помогают делать ремонт в квартирах у одиноких людей, инвалидов. У людей сейчас нет денег, а ремонт дело дорогостоящее, конечно. И добровольцы клеят обои, красят, белят потолок, чинят электрику или сантехнику. У них очень много заявок, и они со всеми ими не успевают справляться. Если среди наших зрителей есть желающие помочь – мы будем очень этому рады.

Наши добровольцы посещают противотуберкулезный центр, в котором находятся дети из разных мест нашей Родины. Есть несколько больниц, куда они приходят помогать. Постепенно возникают новые направления, координаторы договариваются с психоневрологическими интернатами, с детскими домами для детей инвалидов о том, что туда будут ходить добровольцы. И в каждом округе сейчас есть люди, которым постоянно помогают добровольцы.
Среди добровольцев есть атеисты, есть мусульмане, есть и протестанты. Вера для них не является обязательным условием, хотя мы и спрашиваем об этом, но это нужно, чтобы знать, стоит ли этого добровольца отправлять помогать семьей, которой важно, чтобы помощник был православным. К нам приходят разные люди: в брюках, в косметике, с пирсингом… Мы никого не отбрасываем: если ты хочешь делать добро – пожалуйста. Но при этом мы им говорим, что если ты хочешь научиться делать добро правильно, чтобы это было продуктивно, результативно — можно обратиться к Богу. Приглашаем, не заставляем, конечно. И очень многие приходят на беседы, многие учувствуют в молебнах. И, таким образом, укрепляются в добре.

Добро без Бога
Мне кажется, что люди могут по настоящему делать добро, если они верят в Бога. Бывают случаи, когда, человек начинает что-то делать из моды, желая подражать другим или из тщеславия или из гордости. Но Бог может переменить его мысли, и он изменится, и будет делать добро ради истиной цели. Если есть Бог, то мы Его боимся или хотим от Него что-то получить или, как делают святые, любим Его и стараемся Ему подражать. Все эти три мотива имеют право на существование. Действительно нужно бояться наказаний, потому, что Бог есть Судья, и если ты живешь только для себя, то, конечно, будешь наказан. И, конечно, Бог может дать очень многое. И можно у Него просить и здоровья, и счастья, и жениха хорошего, и чтобы кризис не разрушил твое дело. Но главное, конечно, если человек верит в Бога, он знает, что принципом существования этого мира является любовь. И только тогда, когда в твоем сердце есть любовь – ты живешь. Если нет любви, то ты мертв, у тебя нет настоящей жизни. Если нет любви – твое сердце сузилось и в нем нет радости. Все другие радости, кроме любви, — радости ненастоящие. Это радости преходящие: надоест тебе твое дело, надоест путешествовать, надоест твое хобби, надоест собирать деньги, надоест любить себя самого, потому, что ты ограниченный человек. А, вот, любить других, расширять свое сердце для других не надоест никогда.

Почему люди приходят в добровольцы? Они приходят от одиночества, приходят от отсутствия любви, потому, что им невыносимы страдания: и свое, и чужое. Но, занимаясь добровольческими программами, они понимают, что одиночество все-таки не преодолеть, что мы общаемся друг с другом поверхностно. И до конца утолить это чувство не может ничто и никто, кроме Бога. Как бы мы ни помогали другим, страдания все равно неизбывны. Но в Боге, во Христе (я говорю о православии), мы понимаем смысл страданий, понимаем, почему они Богом попущены: Бог сам пострадал на Кресте и этим освятил страдания. С Богом страдать легче, с Богом страдания обретают смысл. И мы понимаем страдания других людей, мы не возмущаемся, не ропщем, мы понимаем, что страдание все-таки должно быть на Земле.

Многие говорят о синдроме выгорания и не знают, как его преодолеть. Без Бога преодолеть его нельзя. А если с Богом, то ты понимаешь, что синдром выгорания наступает тогда, когда ты совершаешь подвиг. И синдром выгорания обязательно должен наступить, но преодолеть его может только тот, кто знает, что мы признаны к подвигу. И, как у спортсменов открывается второе дыхание, так у человека верящего в Бога, верящего в личное добро, верящего в любовь, все время открываются новые силы. Приходит момент, когда опускаются руки, у меня такое бывает чуть ли не каждый день, но ты знаешь, что есть Бог, и молясь Богу ты преодолеваешь это свое расслабление. И приходят новые силы, и ты делаешь даже больше, чем ты думал. И сам удивляешься — откуда в тебе эти силы?

Благодарим за безвозмездную помощь в расшифровке Любовь ВОЛЕГОВУ

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.