Что нужно делать жителям постсоветского пространства, решившим лечиться в Израиле, и какие трудности могут встретиться на их пути? Советы медицинским туристам

Наша бывшая соотечественница Инна Бахарева организовала в Израиле волонтерское сообщество «Шанс на жизнь». Его участники оказывают поддержку русскоязычным пациентам с онкологическими заболеваниями, приезжающим в ближневосточную страну на лечение. В беседе с «Милосердием.ru» Инна поделилась своей историей, а также рассказала, какие действия нужно предпринять жителям постсоветского пространства, решившим лечиться в Израиле, и какие трудности могут встретиться на их пути.

Инна Бахарева покинула родину 20 лет назад. Последние пять из них она живет в Израиле. Не так давно в семье Инны приключилась беда – тяжело заболел близкий человек. В России его лечить отказались. В тот момент Инна была на Святой земле – это и сыграло решающую роль в выборе места лечения.

По ее словам, вместе со своей родственницей ей пришлось пройти «огонь и воду», собирая по крупицам информацию о лучших израильских клиниках.

«Вместе с ней я прошла весь процесс: и обследования, и операция, и лечение, и химиотерапия, и приобретение лекарств на месте, и заказ их в России. Все это я пропустила через себя и поняла, насколько это сложно. Человек, во-первых, оказывается в критической ситуации, когда ему выносят приговор, говоря, что у него рак. Во-вторых, ему отказывают в лечении. В-третьих, возникают финансовые сложности. В-четвертых – чужая страна, языковой барьер. Ты не понимаешь, куда идти и с кем разговаривать», – делится Инна воспоминаниями.

Через некоторое время в Израиль привезли на лечение дочку ее знакомых из Петербурга. Дело шло к Новому году, и ребенок попросил елку и Деда Мороза. Израильтянам наши новогодние традиции неизвестны, поэтому Инна со своими друзьями устроила для маленькой пациентки настоящее новогоднее чудо.

«Мы поняли, что, если есть одна девочка, значит, есть еще дети. Включилось сарафанное радио, люди начали откликаться. Мы стали через “Фейсбук” просить о помощи – появились и Дед Мороз, и Снегурочка, и подарки, и елки. Все началось с организации этого праздника, а дальше уже пошло по накатанной», – говорит Инна.

Так возникло волонтерское сообщество «Шанс на жизнь», помогающее пациентам из бывшего СССР. По ее словам, новоиспеченные волонтеры даже не догадывались, что такая проблема существует: «Рядом живут наши соотечественники, которые приезжают на лечение и, помимо обычных проблем, связанных с тяжелым диагнозом, испытывают бытовые трудности. Дети нуждаются в самых простых вещах – от горшка до интересной книжки».

За неполных два года помощь от волонтеров получили более 70 ребятишек с онкологическими заболеваниями. Сперва Инна и ее друзья собирались помогать только им, но иногда ей звонят родители, которые привезли детей с другими диагнозами.

«Их очень много, и суммы, необходимые на операцию, там в разы меньше. Их тоже тяжело собрать, но по крайне мере это реально. Поэтому мы помогаем только тем, кто напрямую обратился, когда неудобно сказать: «Извините, мы вам не поможем»», – объясняет Инна.

Телефон Инны родители маленьких пациентов передают из рук в руки. Ее уже хорошо знают и всем рекомендуют координаторы больниц. Инна признается, что после ухода детей, которым не смогли помочь врачи, ей хочется оставить это дело. «Но на следующее утро опять раздаются звонки с просьбами о помощи, и я понимаю, что деваться некуда», – говорит она.

Инна лично общается с приехавшими семьями и ездит по больницам. Вместе с ней русскоязычным пациентам и их семьям постоянно помогают около 20 человек – они всегда готовы откликнуться по первому зову. Новых помощников волонтеры находят в «Фейсбуке».

При всем при этом «Шанс на жизнь» не имеет официального статуса волонтерской общественной организации. Отсутствие регистрации создает Инне и ее единомышленникам определенные проблемы: они не могут открыть счет в банке или обратиться в государственный орган. При проведении различных акций Инна обращается в израильские благотворительные фонды, которые предоставляют расчетный счет, достают дорогостоящие медикаменты и оказывают другую помощь. Тем не менее, официальный статус волонтерской группе не повредил бы, но регистрация, по словам Инны, стоит слишком дорого – от одной до двух тысяч долларов. «На эти деньги лучше купить что-нибудь для детей», – считает организатор сообщества.

Организация находится на самофинансировании. Основную часть средств для пациентов удается собрать при помощи социальных сетей, давая объявление о том, что тому или иному ребенку требуется помощь. Кроме того, волонтеры разносят по городу листовки с фотографией ребенка и номером счета для пожертвований. Денежный ящичек для онкобольных детей установлен и в православном приходе.

Завязать прочные контакты с крупными благотворительными фондами и жертвователями пока не удается. Проблема в том, что если российские врачи не выдали ребенку отказ в лечении, то российские фонды таким детям лечиться в Израиле не помогают. «От фонда «Подари жизнь» за все это время был единственный ребенок. Они дали нам его контакты и сказали: «Помогите!» Больше мы с ними пока не работали. Возможно, они просто не посылают детей в Израиль», – говорит Инна.

С израильскими организациями своя сложность: они отказываются помогать детям не иудейского вероисповедания. Куда проще достучаться до маленьких региональных фондов в России – они с готовностью откликаются. Кроме того, до недавнего времени российским детям охотно помогали немецкие благотворители: до введения антироссийских санкций они давали до 30% суммы, необходимой на лечение. Сейчас они также помогают, но уже в меньшем объеме.

По словам Инны, российская сторона всегда задает множество вопросов: почему родители приняли решение уехать в Израиль, почему они не воспользовались квотами на территории России. «Ведь не каждый родитель получает отказ в медучреждении на территории России и только после этого едет в Израиль. Многие, услышав диагноз, тут же собирают вещи и летят сюда. Потому что, во-первых, улететь можно в тот же день – виза не нужна. Во-вторых, у них есть доверие именно к раскрученной израильской медицине. И их можно понять: здесь делают такие операции, о которых в России пока даже не слышали», – отмечает координатор «Шанса на жизнь».

В сложившихся обстоятельствах помочь своим подопечным деньгами волонтеры могут далеко не всегда. Поэтому чаще всего они делятся с родителями своей базой контактов благотворительных организаций и фондов, дают образец типового письма, оказывают поддержку на бытовом и психологическом уровне. Инна перечисляет по пунктам, из чего складывается ее помощь: проконсультировать при первом обращении, обратиться в клинику, снять и обставить квартиру, встретить в аэропорту, разместить, отвезти в больницу, познакомить с координаторами, перевести медицинские документы на иврит или английский, решить все бытовые вопросы, найти учителей-волонтеров, рассказать, как правильно просить о помощи в социальных сетях.

Кроме того, волонтеры организуют для своих подопечных праздники и экскурсии. В каждой израильской клинике, куда приезжают лечиться русскоязычные дети, они сделали полку с русскими книгами. Помогает и православный приход во главе с о. Игорем Пчелинцевым, который еженедельно ездит причащать пациентов, помогает родителям советом.

«Но, конечно, наша мечта – это помогать еще и финансово», – добавляет Инна.

Вам нужно лечение в Израиле. Что делать? Несколько советов

Ребенку поставили страшный диагноз, и семья из России принимает решение лечиться в Израиле. Большинство родителей в такой ситуации совершенно теряются и не понимают, что им необходимо предпринять. Инна дает таким семьям несколько ценных советов.

  1. Первое и самое важное правило при поиске информации о медицинских центрах в интернете – семь раз перепроверить, действительно ли сайт, который открылся по запросу «больница Израиль», принадлежит клинике.

«Родители должны понимать, что они ищут. Первое, что выпадает, – это, как правило, агентства-посредники. Не дай Бог, если семья, оказавшаяся в тяжелом положении, попадет на посредников. Когда родители в шоке, они готовы подписать все…

Идеально, если люди сами выйдут на отдел медицинского туризма при больнице. Но так везет не всем. Поэтому можно обратиться к нам, и мы уже, в зависимости от диагноза, напрямую направляем документы в одну из трех крупнейших израильских клиник. Также мы помогаем связаться с нужной больницей тем, кто точно знает, куда он хочет попасть».

  1. Израиль – достаточно дорогая страна. Поэтому родителям необходимо сразу определиться, где они будут жить. Например, если у них в каком-то городе есть друзья или родственники, у которых можно остановиться, то лучше первым делом обращаться в ту больницу, которая находится поблизости от этого места.

«Жилье, питание, проезд – все это нужно учитывать. Все это, к сожалению, также складывается в немалые деньги помимо лечения. Если у людей в Израиле никого нет, то я их консультирую: при лечении в данной больнице есть такие варианты с проживанием, при лечении в другой – другие».

  1. Выбор больницы всегда остается за родителями. По сути выбирать приходится из пяти государственных учреждений, в которых медицинский туризм поставлен на поток. Иногда та или иная клиника отказывается взять пациента на лечение, например, при очень тяжелой стадии. Но если такого отказа нет, то можно выбирать.

«Я могу подсказать, какие особенности есть у той или иной больницы, кто на каких диагнозах специализируется. Например, в больнице в Хайфе лечение стоит немного дешевле, но у них нет своей лаборатории, так что некоторые анализы они отправляют в клиники в других городах. Это тоже время и деньги. Мы вместе советуемся, но последнее слово все равно за родителями».

  1. В среднем лечение онкологического заболевания у детей длится от девяти месяцев до двух лет – с учетом химиотерапии, облучения, иммунотерапии и т.д. В большинстве случаев маленькие пациенты все это время находятся в клинике. После выписки из больницы на протяжении пяти лет нужно регулярно прилетать в Израиль на обследование – сначала раз в три месяца, потом раз в полгода, потом раз в год. Планируя лечение на Святой Земле, нужно иметь в виду столь продолжительные сроки и вытекающие из этого финансовые затраты.
  2. Чтобы как можно скорее начать лечение, нужно сделать первый взнос – некую сумму, поступающую на депозит, на основании которой ребенка принимают в клинику. Поэтому, когда больница выставляет баснословный счет, нужно сразу же уточнить сумму депозита. Она существенно меньше общей стоимости лечения.

«Если счет выставлен на 200 тысяч долларов, больница не хочет сразу всю эту сумму. Но она хочет депозит – 50 тысяч или100 тысяч долларов. Для этого родители продают квартиры, машины, берут кредит, занимают у друзей и коллег. И только собрав первый взнос и направив ребенка на лечение, они уже обращаются в фонды в поисках оставшейся суммы. Если есть гарантийное письмо от фонда, то больницы без проблем соглашаются продолжить лечение».

  1. Отправляясь в Израиль, нужно иметь при себе стандартный набор документов: загранпаспорт, свидетельство о рождении, историю болезни от лечащего врача в России. При первом обращении переводить на иврит эти документы не нужно: абсолютно в каждой клинике имеется русскоговорящий персонал. Кроме того, неплохо бы получить отказ российских клиник от лечения пациента – тогда можно претендовать на поддержку фонда.

«Все анализы и проверки на месте делаются заново. Местные врачи все перепроверяют, и были случаи, когда в Израиле ставили не тот диагноз, который был поставлен в России… Был случай, когда израильские врачи сказали родителям: «Мы сами напишем письмо в фонд, потому что абсолютно уверены, что такую помощь в России оказать не смогут»».

  1. В Израиле не стоит сразу же бросаться по магазинам, чтобы купить самые необходимые вещи ребенку или что-то из бытовой техники. С этим как раз охотно помогут волонтеры.

«У меня дома есть маленький склад, где стоят и микроволновки, и пылесосы, и чайники, и блендеры – самые необходимые вещи, которые должны быть в каждой семье. Мы даем их тем, кто приехал без всего».