Семья Овиц попала в Аушвиц из-за роста и национальности. Выжить помог завет матери: держаться вместе и любить друг друга в беде и радости

Овиц (Ovitz) — семья бродячих еврейских музыкантов-лилипутов из Румынии, живших некоторое время в лагере Освенцим, где их изучал доктор Менгеле. Фото с сайта holocaustrevisionism.blogspot.ru

Ее звали Перл, что значит «жемчужина». Она была самой младшей среди своих братьев и сестер маленького роста, которые прошли через Аушвиц и выжили. В одном из своих интервью Перл Овиц говорила:

«Если меня когда-нибудь спросят, почему я родилась карлицей, я должна буду сказать: моя особенность — это способ Бога сохранить меня живой».

Перла и Элизабет Овицы.  Фото с сайта holocaustrevisionism.blogspot.ru

Маленький муж, две большие жены и десять детей разного роста

История семьи Овиц началась в румынском селе Розавля, где в 1868 году родился необычный мальчик, которого назвали Самсоном. Или Шимшоном на еврейский лад. Его необычность проявилась в детстве — он не рос, как все остальные, так и остался маленького роста.

Псевдоахондроплазия — так называют недуг Шимшона современные исследователи. Но если проще — карликовость, которая передается по наследству.

Чем мог заняться маленький человек в румынском селе? Он стал шутом, увеселителем на свадьбах, то есть бадхеном. Говорят, кроме шуток он еще произносил нравоучительные проповеди — это не возбранялось.

Шимшон дважды был женат, причем на женщинах обычного роста. Первая его супруга, Брана, родила ему двух дочерей, Розику и Франческу. Они обе пошли ростом в отца. От брака с Бертой родились еще восемь детей: Аврам, Фрейда, Мики, Элизабет, Перл были маленькими, Саре, Лее и Арье недуг отца не передался.

Надежды маленький оркестр 

В 46-летнем возрасте Шимшон умер от пищевого отравления, оставив Берте десятерых детей. Судя по всему, женщина это было умная и сильная, — она придумала, как обеспечить нестандартных отпрысков профессией: отдала их в обучение музыкантам, клезмерам.

Скрипка, виолончель, гитара, аккордеон, цимбалы, барабаны — вот на чем учились играть младшие Овицы. Специально для маленьких музыкантов инструменты были уменьшены.

Перед смертью Берта завещала детям оставаться на всю жизнь вместе — и это их спасло, как оказалось.

Погиб только один из братьев, который расстался с семьей, но об этом чуть позже.

В Европе маленькие, в основном, выступали в качестве комиков, циркачей — Овицы же заняли свободную нишу, стали настоящим музыкальным коллективом, стали называться «Труппой лилипутов». В 30-40-х годах они гастролировали по Румынии, Венгрии, Чехословакии и пользовались огромной популярностью. Пели они на идише, венгерском, румынском, немецком и даже русском языках!

И не разлучались: когда кто-то из братьев и сестер женился или выходил замуж, супруг входил в семью Овиц и становился частью команды. Дела у них шли прекрасно — у Овицев, первых во всей округе, появился свой автомобиль. Они пели, воспитывали детей — у них рождались люди и обычного роста — и не ждали никакой беды. Однако Гитлер уже пришел к власти.

33-летний доктор Йозеф Менгеле с сотрудниками в Аушвице. Фото с сайта holocaustrevisionism.blogspot.ru

А по субботам они праздновали Шаббат

Когда в 1939 году фашисты начали войну в Европе, Овицы по-прежнему беспрепятственно гастролировали — в их документах не было ни слова о том, что они евреи. Это их спасало, потому что преследования евреев уже начались.

Овицы выступали до весны 1944 года и тайно соблюдали еврейские традиции, например, в субботу никогда не назначали концертов, сказываясь больными, и праздновали Шаббат. Но когда Венгрию оккупировали фашисты, скрывать тайну крови они больше не могли — выступать им запретили, на одежде маленьких музыкантов появились желтые звезды.

В мае 44-го 12 членов семьи Овиц оказались в поезде, который отправился в Аушвиц. Один из братьев сбежал, отделился от семьи — и был пойман и убит.

Остальные Овицы прибыли в лагерь и встретились тут с Ангелом Смерти — так прозвали Йозефа Менгеле, доктора, проводившего бесчеловечные опыты над заключенными Аушвица. Его жертвами стали десятки тысяч ни в чем не повинных людей.

Менгеле встречал в Аушвице каждый состав с прибывавшими узниками — и лично отбирал себе подопытных кроликов. Увидел он и семью маленьких людей. Менгеле потребовал не отправлять маленьких в газовые камеры, но в общем хаосе и неразберихе Овицы все-таки туда попали.

Голыми, как и остальных узников, из загнали в камеры. «Когда металлическая дверь тяжело захлопнулась за нами, начало пахнуть газом, — вспоминала впоследствии Перл Овиц. — Но внезапно мы услышали крики: «Карлики, где мои карлики?» Мы были освобождены, но не знали, что нас ждет еще больший ужас».

Кино для Гитлера и опыты над людьми

Йозеф Менгеле с коллегой в Институте антропологии, генетики человека и евгеники им. Кайзера Вильгельма. Конец 1930-х годов. Фото с сайта holocaustrevisionism.blogspot.ru

За маленькими доктор Менгеле прибежал лично — ему стало интересно, почему в одной семье есть люди с карликовостью и без нее. Приказал разместить Овицев в специальных бараках. И начал экспериментировать.

У Овицев брали в больших количествах кровь и костный мозг, им вырывали зубы и волосы, подвергали радиоактивному облучению, заражали разными болезнями, помещали в ледяную и горячую воду, ослепляли на некоторое время с помощью каких-то капель. Женщин мучили гинекологи, вводя им в матку обжигающую жидкость…

Однажды маленькие увидели, что в лагерь прибыли еще два лилипута — их приказано было убить, сварить и выставить скелеты в музее.

По воспоминаниям Перл, Менгеле обладал дьявольским обаянием. «Доктор Менгеле был похож на кинозвезду, только еще красивее. Но никто из тех, кто его видел, не мог себе представить, какое чудовище прячется за этим красивым лицом. Мы все знали, что он был беспощаден и склонен к самым крайним проявлениям садизма — когда он злился, то впадал в истерику и его трясло от ярости».

Овицы вынуждены были подчиняться Менгеле во всем и развлекать его шутками и своими песнями, позировать для фильма, который доктор снял специально для Гитлера. Как вспоминала Перл, он звал Овицев по именам семерых гномов из диснеевского мультфильма, который нарисовал Арт Бэббит.

Настроение после встреч с маленькими у чудовищного доктора всегда было отменным. Как говорила Перл: «если он в плохом настроении заходил в наш барак, то тут же успокаивался. Когда он пребывал в приподнятом настроении, люди говорили: «Он, наверное, заходил к маленьким»».

«Особое отношение» помогло Овицам спасти, кроме своей, еще одну семью. Вместе с ними в Аушвиц попал их сосед Симон Шломовиц вместе с родными, всего десять человек. Шломовиц сказал Менгеле, что они все — родственники Овицев (хотя все Шломовицы были обычного роста) и Овицы это подтвердили. Так спаслась семья Шломовиц.

По воспоминаниям Перлы, Менгеле называл их по именам семерых гномов из диснеевского мультфильма. Фото с сайта holocaustrevisionism.blogspot.ru

Все вместе

Когда фашистам стало понятно, что война скоро будет окончена — и не в их пользу, узников Аушвица стали ликвидировать в срочном порядке. Овицы обреченно ждали своей очереди, но наступил январь 45-го года — 27-го числа русские ворвались в лагерь. Так семья музыкантов спаслась.  И стала единственной семьей, целиком выжившей в Аушвице.

После освобождения Овицы жили в советском лагере для беженцев, потом были выпущены и пешком добрались до родного села. Семь месяцев они шли большим караваном, по-прежнему не расставаясь. Потом также, вместе, переехали в Антверпен, а потом, через несколько лет — в Израиль.

В Хайфе они снова начали давать концерты — и снова стали собирать полные залы. Программу Овицы сменили: скучая по родным местам, они не пели больше песен, а разыгрывали маленькие пьесы из жизни еврейского местечка. В 1955 году семья оставила сцену.

Сейчас в живых нет ни одного Овица, пережившего Ацшвиц. Все братья и сестры лежат на одном участке семейного кладбища.

Хайфа, Израиль. Сара, Перла и Элизабет Овицы. Фото с сайта holocaustrevisionism.blogspot.ru

Перл Овиц умерла самой последней, в 2001 году, ей было за 80. Она, как и другие ее родные в разное время, рассказывала об удивительной истории своей семьи. За рубежом вышла книга об Овицах, она называется «В наших сердцах мы были гигантами» (In Our Hearts We Were Giants). Написали ее Иегуда Корен и Эйлат Негев. На русский она пока не переведена.