Маленькая хозяйка доброго бизнеса

То, что Юля человек сугубо творческий, я поняла сразу. На нашу встречу в летнем кафе она просто ворвалась на террасу запыхавшаяся, яркая, рыжеволосая, с мотоциклетным шлемом в руке. Знакомьтесь — Юлия Титова, учредитель первой российской сети благотворительных магазинов «Спасибо!»

То, что Юля человек сугубо творческий, я поняла сразу. На нашу встречу в летнем кафе она просто ворвалась на террасу запыхавшаяся, яркая, рыжеволосая, с мотоциклетным шлемом в руке. И, заказав стакан холодного морса, удивлённо у меня спросила: «А вы что же, в блокнот будете записывать? Разве так сейчас делают? Обычно все с диктофоном приходят». Вот так мы и познакомились. Я в ожидании, она в недоумении. Итак, это Юлия Титова, учредитель первой российской сети благотворительных магазинов «Спасибо!».

— Юля, а разве у нас в стране существует такая юридическая форма, как благотворительный магазин?
— Нет, конечно, по документам мы обычная коммерческая фирма, общество с ограниченной ответственностью. Как и все, платим налоги в казну, аренду за помещение, зарплату сотрудникам, и несем все остальные положенные расходы. А ту прибыль, что получаем от нашей торговли, мы отдаём на благотворительность. Причём, мы изначально приняли решение, что на благотворительность мы будем зарабатывать именно собственным трудом, не прибегая к помощи спонсоров, и не участвуя в борьбе за гранты. У нас даже стабилизационный фонд в компании есть на случай, если произойдёт что-то критическое. А в остальном — это просто торговая фирма, где все работают за зарплату. И я, учредитель, тоже получаю только ежемесячный оклад, никаких дивидендов у меня, как у основателя фирмы нет, все, что остаётся после оплаты расходов – на благотворительность.

— Стоп, стоп, правильно ли я поняла, что вы создали сеть, вы работаете, и то заработанное, что вы могли бы положить в собственный карман, вы отдаёте другим людям?
— Правильно, — она смеётся, — вы очень кратко и верно выразили мысль, которую я пытаюсь донести до каждого, кто меня спрашивает, из каких средств мы выделяем деньги на помощь.

— Часто спрашивают? Наверное, ещё и недоверчиво качают головой при этом?
— Спрашивают часто, обижают обвинениями и недоверием тоже часто. Раньше меня это очень расстраивало, а потом поняла, что надо меньше обращать внимание на такое. Благотворительные магазины в нашей стране явление новое, и необходимо время, чтобы внедрить основные понятия об этой деятельности в обществе. Люди разные, а многие стереотипы давно устоялись, и через них трудно переступить. Я даже как-то написала и опубликовала у себя на страничке «Девять фраз, которые обязательно нужно сказать, если вы встретили человека, который работает в благотворительной организации».

Я слушала, кивала, записывала, и с каждой секундой всё быстрее таял и растворялся в воздухе тот образ, что я представила, готовясь к нашей встрече. Из предыдущих, прочитанных мною, материалов и интервью, мне уже было известно, что свою идею создания благотворительного магазина Юля привезла из Англии, где увидела с подружками филантропические магазины, и решили девушки устроить что-то подобное и на нашей земле. Примерно оценив, во что может обойтись путешествие в такую дорогую страну, как Англия, да ещё учитывая Юлин достаточно юный, на тот момент, возраст, я логично выстроила версию: богатые родители воспитали дитя в правильном русле, и вместо того, чтобы просаживать легко доставшиеся от предков деньги в клубах и на курортах, она их тратит на пользу нуждающимся. А теперь это логическая цепочка рассыпалась как вчерашний замок из песка. Что-то не состыковывалось в образе нарисованном и реальном. Пришлось задать не очень тактичный по сегодняшним меркам вопрос.

— Юля, а ваша семья, ваши родители из какой социальной среды?
— Рабочие, обычная рабочая семья. Я понимаю, почему вы спрашиваете, но я сама работаю с шестнадцати лет — и курьером, и на подхвате, и фотографом. Я и в Англии была не на отдыхе, а по молодёжной рабочей программе. Такая я, вот, непоседа. Первая моя поездка за границу была на перекладных в Хорватию, автостопом. Мама моя никогда за границу не выезжала, да и вообще это был 2004-й год, тогда ещё так запросто туда – сюда не катались, а я поехала. Потом была и в Штатах, тоже по рабочей визе. Искала всё время какие-то возможности, старалась осуществлять задуманное. И вот так дошла и до сети магазинов «Спасибо!».

— И как реагируют родственники на вашу бурную деятельность?
— Ну, как? Мама и бабушка до сих пор уговаривают меня: «Брось ты заниматься этими глупостями», считают, что это некая блажь и её пора прекращать. Я их, конечно, понимаю, всё же мне уже двадцать семь лет, а зарплата у меня до сих пор небольшая. Я в их представлении не состоялась, ущербный такой ребёнок, у других, вон, машина, ипотека, а у меня благотворительный магазин. Бабушка скорбит в открытую.

— А как с личной жизнью?
— О! С этим как раз полный порядок, потому что мой молодой человек тоже работает в сфере благотворительности, и мы друг друга очень хорошо понимаем.

Конечно, идея благотворительного магазина после поездки в Англию обрела реальные черты не сразу. Почти два года Юля с двумя подружками обдумывали и разрабатывали проект. Учились, работали, развлекались, а между всеми этими занятиями обдумывали свою идею. Но юристы, с которыми они пытались советоваться, только разводили руками: «Такой формы работы в нашей стране нет». И лишь в начале 2010 года один из Юлиных знакомых сказал: «А почему бы не создать просто коммерческую фирму?».

И с этого всё и началось. В марте этого же года упросили приятеля, владельца небольшого магазинчика детской одежды, выделить уголок в его помещении под несколько стоек с товарами от благотворителей. Начав свою деятельность, запустили ряд информационных сообщений в сети и в СМИ, решили посмотреть реакцию. И вдруг, оказалось, что это, действительно, многим интересно и многие такую работу считают важной. И тогда уже в мае 2010-го года сняли они своё первое собственное помещение под свой магазин.

— Это была аренда?
— А у нас и сейчас все помещения в аренде. А тогда взяли у друзей денег взаймы, и начали в полуподвале на Советской обустраивать магазин. Конечно, я сегодня понимаю, насколько у нас всё было тогда самопальное, наивное, игрушечное. Мы старались из ничего сделать по-настоящему рабочее, да ещё и дизайнерски привлекательное помещение. Всю нашу обстановку мы собирали по объявлениям «Отдам даром» и похожим на них. Но люди к нам пошли, люди приносили вещи, много вещей, и они искренне радовались, что могут ненужное им не выкинуть, а сдать, и мы поняли, что задумали правильное и нужное дело.

А через месяц девчонки, мои подружки, из проекта ушли. Всё было слишком интенсивно. Ведь нам казалось, что стоит только открыть магазин, а дальше оно само всё по накатанной пойдёт, а оказалось, что это очень большая и тяжёлая работа. Одна только сортировка выматывала до такой степени, что уже хотелось просто лечь и не вставать. А ведь тогда магазин вообще не приносил никакой прибыли, и каждая из нас посвящала этому своё свободное время. Это было как хобби. Только одна продавщица была у нас на окладе тогда, а мы все были заняты на своих основных работах. Я лично днём работала фотографом в студии, а вечером, вплоть до глубокой ночи, сортировала сданные вещи в комнатке нашего маленького магазина.

— Наверняка, ещё и приносили сдавать всё, что только можно, что в доме завалялось, со словами: «Может, пригодится?»
— Угадали, между прочим. Даже рваные носки приносили и говорили: «А что отказываетесь? Вдруг, кому-то надо». И вот такие кучи сданного были у нас, в прямом смысле, до потолка. И надо их было сортировать, разбирать, раскладывать по мешкам. Потом ещё оказалось, что и в магазине необходимо вещи развешивать строго определённым способом. Если просто в ряд вешалки на стойке повесить, то никого это не заинтересует, и никто даже рассматривать ничего не будет, а уж тем более покупать. Это, конечно, целая наука, которую пришлось постигать в процессе. А потом ещё пришла первая повестка в налоговую, или как там эта бумажка называется. И мы очень удивились: «Что, ещё надо кому-то платить?». Через год у меня была совершенная ясная мысль, что магазин надо закрыть. Ведь мы задумывали это как социальный проект, а оказалось, что это настоящее финансовое предприятие. И я понимала, что я это просто не тяну.

— Что спасло тогда?
— Опять совет друзей. Они сказали, что не надо относиться к этому как к увлечению, а необходимо поставить весь процесс на настоящие бизнес-рельсы. Мы пересмотрели систему работы, наняли на ставку координатора, такого, знаете, исполнительного директора, и, действительно, всё встало на свои места. Так через полтора года мы открыли наш второй магазин, на Гороховой. И под него мы уже рискнули, и заняли гораздо большую сумму денег. Но это был настоящий магазин, созданный по всем правилам — в отличие от первого, расположенного в закрытом дворе с кодовым замком, в подвале, в комнатке без окон. Тогда же я начала здесь получать и свою первую зарплату.
Схема взаимодействия, на самом деле, выстроена достаточно простая. Ну, если со стороны на это смотреть. Люди приносят и бесплатно сдают ненужные им вещи. В магазинах «Спасибо!» их сортируют, и часть сразу выкидывают как ни к чему не пригодное. Из отобранных хороших вещей девяносто процентов отправляется в благотворительные организации города, оставшиеся десять — на продажу. Вырученные средства, после вычета всех затрат, отдаются также благотворителям и фондам.

— Юля, оборот большой?
— Пока, к сожалению, нет. Последнее перечисление в благотворительные организации мы делали в мае, сумма составила триста тысяч рублей. Мне хочется довести до такого объема ежемесячные выплаты, но пока не получается.

— Вы отдаёте деньги организациям или оказываете и адресную, личную помощь?

— Только организациям и только тем, кому доверяем. Раньше у меня были более идеалистические взгляды, но потом несколько раз мы столкнулись с чёрными историями, и я поняла, что наш магазин не может на себя взять функцию проверки. Каждый должен заниматься своим делом, мы зарабатываем деньги, чтобы передать их благотворителям, они распределяют их по нужным направлениям. Конечно, когда я читаю, например, письмо из Волгограда, в котором у меня просят помощи, моё сердце разрывается от жалости, но я твёрдо решила, что пусть я лучше буду в чьих-то глазах выглядеть не сердобольной, но зато я уверена, что так организовав работу, я помогу большему количеству людей.

— Пытались, значит, всё же помогать и сами?
— Пытались. Сначала мы не отдавали вещи в благотворительные фонды, а раздавали их самостоятельно, в том же нашем магазине. Но уже через неделю стало понятно, что почти каждый день за помощью, так сказать, приходят одни и те же люди. И, судя по их виду, в особой помощи они не нуждались. Сейчас мы тоже часть вещей раздаём самостоятельно, но только тем, кому в районном комплексном центре социального обслуживания выдали «Документ на право получения помощи». Такую справку необходимо оформить один раз, а потом мы уже знаем, что эти люди в нашем списке, и они получают бесплатно до пятнадцати любых вещей один раз в три месяца. Конечно, и в таких случаях я слышу оскорбительные комментарии в свой адрес, что-то типа: «Без бумажки ты букашка»; но пусть уж лучше будет так. Я стараюсь этих слов просто не замечать. Да и с организациями у нас были некрасивые истории. По рекомендации несколько раз отдавали вещи очень приятной женщине, руководителю благотворительной компании, а потом увидели и эту женщину, и все наши товары в соседнем магазине «Second hand». А ведь в благотворительной сфере репутационные риски очень высоки.

Сейчас у сети «Спасибо!» в Петербурге есть три магазина: на Гороховой улице, в Ковенском переулке и на 8-й линии Васильевского острова. Работает один пункт приёма и выдачи вещей. А, начиная с этого года, во многих местах Санкт-Петербурга стоят и нарядные контейнеры для сбора одежды для сети благотворительных магазинов «Спасибо!».

— Много одежды приносят?
— Около семнадцати тонн в месяц. Конечно, наши контейнеры многих обрадовали. Теперь тем, кто хочет сдать одежду не надо ехать в центр приёма через весь город. Можно просто, по пути по делам, или в магазин, подойти к нашему контейнеру, закинуть в него ненужное в доме, и идти дальше. Сейчас мы принимаем вещи любого качества и сохранности, единственная наша просьба, чтобы они были чистыми.

— А почему теперь такие поблажки по приёму?
— В апреле месяце у нас родилась ещё одна новая идея, с экологической составляющей. Мы поняли, что товар непригодный для носки мы можем использовать как вторичное сырьё. И теперь часть одежды мы отправляем на переработку на регенерированное волокно. Это очень в дальнейшем полезный продукт, из которого можно изготавливать матрасы, подушки, да и массу других новых хороших вещей. Пока мы сдаём товар, но обдумываем возможность приобрести и самим оборудование для такого производства. Это, конечно, как вы понимаете, очень дорого. Но зато это очень интересно!

— Юля, а вы ведь не только магазинами «Спасибо!» занимаетесь?
— Да, мы участвуем во многих социальных проектах, да и сами выступаем организаторами. В сентябре прошлого года устраивали «День яблок». Вся прибыль от билетов была перечислена на благотворительность в фонд помощи онкологическим больным. В декабре 2013 года мы устраивали праздник бумаги «Бумократия». И мастер-классы и школы, которые мы там проводили, так понравились их участникам, что в этом году мы «Бумократию» запланировали повторить. Вторая «Бумократия» пройдёт в Питерленде тринадцатого и четырнадцатого сентября, ждём там всех.

— И, последнее. Насколько я знаю, вы теперь проводите и обучение на тему, как открыть благотворительный магазин. Много желающих?
— Желающих много, но открывают пока мало, когда понимают, что это большой тяжёлый труд. Но всё же дело сдвинулось, и я думаю, что число таких же магазинов, как у нас, будет обязательно расти.

Юля умчалась после нашей встречи на своём шумном рычащем аппарате. Потом я уже у неё уточнила, что это стремительная машина называется мотороллер, да и поняла, почему в кафе Юля пришла, неся в руках шлем. И вовсе не удивилась, когда на вопрос о личном времени она начала перечислять: «Путешествия обожаю, в мотошколу записана, с парашютом прыгаю, водный мотоцикл осваиваю, ещё очень пение люблю, а теперь и играть на флейте собираюсь пойти учиться». И я даже верю, что на всё это, после длительного рабочего дня, ей ещё и времени хватает. Очень уж многогранный человек. Ах, да! Вот обещанные девять фраз, которые Юлия Титова составила, получив первый опыт общения с теми, кто не верит в искренность благотворителей.

Девять фраз, которые обязательно нужно сказать, если вы встретили человека, который работает в благотворительной организации

1. Говорить с игривым прищуром: «А у вас там не воруют?».
2. «Не воруют, да? Нет, ну что ты, тебе-то я верю. Я про руководство».
3. Говорить снисходительно, как будто поясняя маленькому ребенку: «Вообще-то, вашими «подопечными» должно заниматься государство».
4. Говорить решительно, с чувством собственного достоинства: «Я не доверяю всем этим фондам. Предлагаешь посмотреть вашу отчетность? Ты знаешь, именно сейчас, на это у меня нет времени».
5. «Чем больше бюрократии, тем больше возможности воровать. Я, вот, недавно картошки купил пожилой соседке, и это реальная помощь. А ты говоришь — фонды!».
6. «Так вы там все ещё и на зарплатах сидите? Ну да, тогда вообще всё понятно…»
7. «Знаешь, не зря у вас там все так боятся этих проверок. Значит, есть, что скрывать».
8. «Я, вообще-то, тоже занимаюсь благотворительностью! Но хочу, чтобы мои деньги использовали по назначению. Всегда в метро подаю ветеранам Афгана, жалко их очень».
9. «У вас, может быть, и не так, но вообще-то, если ты не знаешь, все благотворительные фонды существуют для отмывания денег. И не надо спорить. Ты что, не слышал про фонд «Федерация»?

Ну, и координаты для тех, кто хочет принять участие в деятельности благотворительных магазинов «Спасибо!»
Единый справочный номер: (812) 332 54 40
Благотворительные магазины «Спасибо!»
г. Санкт-Петербург, ул. Гороховая, д. 50/79; ст.м. Сенная площадь, Садовая, Спасская
г. Санкт-Петербург, Ковенский пер., д. 23; ст.м. Площадь Восстания, Чернышевская
г. Санкт-Петербург, 8-я линия В.О., д. 55; ст.м. Василеостровская
Центр приема и выдачи вещей «Спасибо!»
Режим работы центра: пн, вт: 13.00 — 20.00, сб: 16.00 — 20.00
г. Санкт-Петербург, ул. Жака Дюкло, д. 6, корпус 2; ст.м. Политехническая
Контейнеры для ненужных вещей «Спасибо!»
Центральный район:
— Лиговский пр., 30, ТЦ Галерея, контейнеры в гардеробах на минус первом этаже, 10:00-23:00
— Лиговский пр., 74, Лофт Проект ЭТАЖИ, во дворе, справа от входа, 10:00-21:00
— ул. Восстания, 24, пространство «Флигель», 11:00-23:00
— ул. Миллионная, 10, пространство «Архитектор», 11:00-23:00
— ул. Инженерная, 7, офис туристической компании Чиптрип, вход по домофону, последний этаж, зал слева, 10:00-21:00
Кировский район: м. Кировский завод, улица Васи Алексеева, 6, ТРК Румба, слева от входа, за театральной кассой, 10:00-22:00
Выборгский район: ТК Авеню на Выборгском шоссе, 15, 1 этаж, напротив магазина «Лэнд», 10:00-22:00
Василеостровский район: Биржевой пер., 4, пространство «Корпус-2», 11:00-23:00
Курортный район: Сестрорецк, ул. Воскова, 2, пространство «Петровский арсенал», 10:00-22:00

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.