Людвиг и кошки: школьные годы собак-поводырей

Мы привыкли называть этих собак «поводырями», но специалисты называют их «проводниками». В этом году школа подготовки собак-проводников выпускает первых собак, подготовленных для слепоглухих людей

В Школе подготовки собак-проводников проводят экскурсии для детей, хотя взять собаку можно только после 18 лет . Но детям просто интересно примерить чужую жизнь и посмотреть, как тренируюся щенки

Шоколадного цвета щенок бодро семенит по аллее рядом с человеком. Этот пес – будущий помощник незрячего. Ему еще предстоит обучиться многому в специальной собачьей школе и сдать экзамены, а потом познакомиться со своим будущим хозяином, для которого он станет глазами. И, может быть, этот щенок станет таким же  умным, как Людвиг!

Собака-проводник помогает незрячему ориентироваться в пространстве, но вообще союз «человек и собака-проводник» – это не способ передвижения, а образ жизни. И способ изменить свою жизнь.

Российская республиканская школа подготовки собак-проводников Всероссийского общества слепых, одна из крупнейших по международным меркам и фактически единственная на пространстве бывшего СССР, существует с 1960 года. За это время здесь подготовили свыше 4200 собак.   В советское время Школа обеспечивала собаками-поводырями весь Советский Союз. Сейчас здесь готовят в среднем 60 собак в год.

 Чудо-пес для слепоглухого

А это Людвиг Великолепный

«Людвиг, одеваться!» – молодой человек наощупь надевает на лабрадора шоколадного цвета специальную жесткую шлейку с ручкой, ошейник, пристегивает поводок. Артем Абрамов, 19-летний студент Чувашского государственного университета имени Ульянова, приехал в Школу из Чебоксар. С Людвигом, двухлетним лабрадором, они как-то сразу нашли друг друга: оба флегматики по характеру, спокойные, неспешные.

Людвиг – одна из первых собак, подготовленных в Школе не просто для незрячего человека, но для слепоглухого

Это новшество в работе Школы и большая победа. Как передвигаться по городу человеку, который не только не видит, но и не слышит, и не может ничего сказать? Подготовить собаку помог Фонд «Со-Единение». Обучение Людвига стоило немалых денег, Школа получила от Фонда грант на работу с таким «технически сложным средством реабилитации».

19-летний Артем участвовал в организованной фондом «Со-единение» переписи слепоглухих людей в России. Перепись выявила 2200 людей, у которых одновременно нарушены и слух, и зрение, но, по подсчетам специалистов, в России их больше — до 12-15 тысяч.
Отрабатывается команда: «Скамейка!». По этой команде собака должна подвести хозяина к лавочке, что бы он мог сесть и отдохнуть.

Артем живет на территории Школы уже несколько дней, и они с Людвигом уже сдали экзамен по ОКД (Общий курс дрессировки) на «отлично». У Артема есть слуховой аппарат, и он говорит, может общаться с собакой при помощи голоса и команды, – так что его случай с точки зрения дрессуры собаки еще не самый сложный. Впереди другие испытания, и каждый день Артем с собакой обязательно занимаются. С ними работает тренер, инструктор Елена Журавлева – именно она готовила Людвига для Артема, а теперь ей нужно помочь паре «человек-собака» адаптироваться друг к другу.

Мы выходим из гостиницы. Впереди у выхода ступеньки, и Людвиг, доведя Артема до них, останавливается. Артем с помощью трости убеждается, что впереди лестница, и вместе с собакой спускается по ней.

Заворачиваем направо, и  у большого вазона-клумбы Людвиг опять останавливается. «Это ориентир, Людвиг подвел к нему хозяина. Это правило – на пути всего маршрута следования у незрячего человека и его собаки должны быть вот такие основные ориентиры-остановки. Здесь развилка, здесь дорога направо, налево, прямо. Хозяин решает, куда ему нужно», – поясняет инструктор.

Сейчас мы идем в парк – Людвиг знает и это слово, и ведет нас туда. Снова остановка – впереди на аллее лежачий полицейский. Артем проверяет тросточкой препятствие, дает команду, и мы идем дальше. Так и происходит работа собаки-проводника и незрячего человека в реальности. Плотный контакт, «слушание» друг друга.

Вот Артем роняет трость. Собака должна помочь хозяину в такой ситуации. «Апорт!» – командует Артем. Людвиг аккуратно берет в зубы трость, и поднимает морду, Артем находит трость наощупь, и забирает.

Когда нужно передохнуть, по команде «Скамейка!» Людвиг подводит Артема к лавочке. Скамеек на площадке несколько, и это пес тоже знает. «Другая скамейка!» – говорит Артем, и они с Людвигом отправляются в другую сторону, где стоит еще одна лавка.

Кошка на работе. Собака на учебе

К местной обстановке собака привыкает, но и в реальных условиях все будет происходить так же. Обычно незрячие люди ходят по проторенным маршрутам, и все ориентиры, препятствия и объекты собака тоже хорошо узнает. «Сначала незрячий человек с собакой-проводником и зрячим человеком идет несколько раз по своим маршрутам, собака узнает, где что находится. Только потом  собака ориентируется сама, – рассказывает Наталья Емельянова, тренер, заместитель директора. –

Многие заблуждаются, думая, что собака-проводник сама знает, куда вести своего хозяина, и может сопровождать его по любой местности. Но ей сначала надо показать все дороги».

Инструктор Елена рассказывает, как готовили Людвига к работе со слепоглухонемым человеком. Все те же команды, которые подаются голосом, можно подать и жестом.

Вот Артем дотрагивается до собаки определенным манером, касаясь то морды, то спины, при этом делая слабые побуждающие «рывочки» поводком, и Людвиг садится, ложится, встает… Если нужно задать движение, то используется шлейка – здесь вместо мягкого поводка жесткая ручка, и легким движением Артем направляет собаку вправо, влево или вперед, или останавливает ее.

И все же подготовить собаку для слепоглухонемого человека очень сложно. Если человек совсем не говорит – как ему контактировать с внешним миром? «Это труд, который должен иметь научные обоснования. Нужны и практические выкладки, и теоретическая масштабная подготовка», – считает Олег Исаенко, директор Школы подготовки собак-проводников.

Что-то выражение лица у нас какое-то неласковое…

Не просто собака

Вообще же собака-проводник не собака, а «техническое средство реабилитации». Именно так она указывается в документах. Человек с инвалидностью должен прийти в органы соцзащиты по месту жительства, написать заявление, и, если в его ИПР (индивидуальную программу реабилитации) собака-проводник вписана, то ему она положена бесплатно. А подготовка такой собаки стоит, между прочим, 500 тысяч рублей.

В Германии стоимость подготовки такого пса достигает 30 тысяч евро. В Англии – 20 000 фунтов. В Америке – 70 000 долларов.

Иногда, правда, такие заявления пылятся в органах соцзащиты, и люди с инвалидностью ждут свою собаку годами. Для этого Школа сейчас размещает анкету на своем сайте, чтобы незрячий мог ее заполнить сразу, и тогда его данные попадут в Школу напрямую, и не потеряются. Это надежнее: Школа собак-проводников уже сама начинает дергать органы соцзащиты, чтобы там человеку дали направление в за собакой.

Сделаешь все правильно – дадут чего-нибудь вкусного

Тайны дрессировки: чему и как учат собак?

Массовая нужда в собаках-проводниках возникла  после Великой Отечественной войны. С фронта вернулось много специалистов, которые хотели трудиться, но из-за ранений потеряли зрение. Чтобы эти люди могли выйти на работу, им нужен был помощник, который бы довел их до места работы. Этим помощником и стали собаки. Первую партию подготовили в военном питомнике «Красная звезда» и передали ветеранам войны.

«А сейчас мы вообще отказываем в работе тем, кто привык к военной дрессуре. Мне легче научить человека с нуля, чем переучить. К тому же у нас своя специфика: один тренер готовит пять собак в год и передает их незрячим людям. А при подготовке военных, служебных собак подразумевается, что кинолог готовит животное под себя, и потом служит с этой собакой», – говорит директор Исаенко.

Любопытство проявлять нельзя, но испытывать-то можно?

Выяснилось, что методика подготовки собак-проводников отличается от дрессировки военных собак. И как отличается! При создании Школы подготовки собак-проводников были сначала приглашены военные специалисты. В первые десять лет возврат собак достигал 40 процентов. Школа стала набирать для работы с собаками гражданских лиц. И теперь возврат подготовленных собак не превышает 5 процентов.

«Некоторые клиенты интересуются: а можно ли заодно подготовить собаку и к охране? Чтобы и провожала, и защищала, – продолжает Олег Евгеньевич, – Но это невозможно: собака-проводник – противоположность военной, а если в ней проявятся охранные качества, то как проводника ее нужно выбраковывать.

«Это как раз противоположность, плюс и минус, как у батарейки», – говорит директор школы.

Тренером собаки-проводника может стать человек любой профессии. В школе работают бывшие бухгалтеры, продавцы, экономисты. Самое важное условие – у человека должна быть потребность работать с животными.

Шоколадные лабрадоры – очень красивые собаки. И очень уравновешенные

Характер с характером

«Какой характер должен быть у дрессировщика собаки-проводника? – интересуюсь у Олега Евгеньевича.

«Характер должен быть с характером», – отвечает директор.

Безвольный тренер не сможет обучить собаку. И еще тонкость: здесь работа идет не только с собакой, но и с человеком, ведь потом пса нужно будет передавать приехавшему за ним незрячему хозяину. «Некоторых будущих работников наших спрашиваем – вы любите животных? Очень, отвечают. А людей? Ой, нет, мне собаки больше нравятся. Тогда не получится. У нас инструктор должен быть еще немножко педагогом, психологом, реабилитологом, – рассказывает Наталья Емельянова, – мизантроп стать тренером собаки-проводника не сможет».

Потому что есть одна сложность в работе, – продолжает Наталья Емельянова, – нужно передать выдрессированную тобой собаку ее будущему хозяину. Наталья работает в Школе с 1988 года, уже почти 30 лет. Но до сих пор помнит, что с первой своей собакой-проводником расставалась со слезами.

Показательные выступления для детей

Еще и поэтому в Школе работают охотнее всего с лабрадорами. Лабрадор легко привыкает к новому хозяину. А вот овчарка – очень привязывается к одному человеку. Если привязывается к тренеру, потом переходить в руки нового хозяина ей труднее. Кроме того, у щенков овчарок чаще бывает сложный индивидуальный характер. Они сложнее переживают «детские годы» в питомниках. Собачий питомник – это что-то вроде детского дома, нянечки уходят домой, есть выходные. Собаки не каждой породы спокойно переносят отсутствие общения. Лабрадоры более самодостаточны. А у овчарки могут развиться как раз те самые качества, которые собаке-поводырю не нужны – агрессия, например.

Елена Журавлева работает тренером шесть лет, сейчас она инструктор-методист второй категории. «По образованию я экономист, у меня все время работа сидячая была, с бумагами, за компьютером, а здесь сразу такая нагрузка сильная, с собаками… А ученикам, кстати, давали самых сложных собак, можно сказать, выбракованных. Вот моей первой собакой была овчарка, от которой отказались уже два инструктора. Я ту собаку запомнила на всю жизнь. Да, было сложно, я с ней мучилась. Но я ее отдрессировала, и ее хозяин очень доволен, мы до сих пор созваниваемся с ним.

Это был молодой человек лет девятнадцати, он еле ходил, и даже думал, что не справится с собакой, плакал. Думал даже уехать без собаки, но все же сработались, и собака уехала в дом. Сейчас эта пара живет в Перми, мальчик просто счастлив».

Многие инструкторы общаются с теми, кому передали собак. К тому же часто требуются консультации – у незрячего человека могут возникнуть какие-то вопросы по работе с собакой.

Пес должен привыкнуть и к новому хозяину, и к экипировке

«Тренируйся…на кошках!»

В Школе учатся собаки, а работают – коты. «Во-первых, коты выполняют свою прямую обязанность, то есть ловят мышей, – рассказывает Наталья. – А самое важное – чем больше котов, тем больше раздражителей для собак». А зачем это? Приходится приучать собак-проводников, чтобы они ни на что не отвлекались. «Естественно, заглушить окончательно инстинкты, изменить природу невозможно. Но снизить уровень отвлечения, чтобы не было такого, чтобы собака кидалась на кошку и бежала за ней – это мы делаем. Но незрячему потом нужно обязательно поддерживать все эти навыки в собаке».

Собаки отрабатывают равнодушие к кошкам во время тренировок. Ну а потом демонстрируют это умение на экзаменах.

Кошка ходит мимо собаки – тоже на шлейке. Может даже мяукать. Собака должна сохранять олимпийское спокойствие. Отвлеклась – сняли балл.

Не, мы на эту кошку обращать внимания не будем, нам баллов жалко

Гасятся природные интересы, желание понюхать что-то, куда-то рвануть, полаять. Собака приучается работать. «Главная особенность в том, что мы не дрессируем на игре. Этот метод, скорее, используют кинологические службы, допустим, при дрессировке собак-поисковиков. Там игра как раз нужна – увлечь собаку, раззадорить, искать спрятанный или кинутый мячик. Мы в основном заставляем. Потому что собака-проводник не имеет права отказаться что-то делать», – рассказывают инструкторы.

Работает контрастный метод: принуждение – поощрение. Потому что на интересе обучить собаку-проводника невозможно. Ну какая у животного может быть заинтересованность водить человека по одному и тому же маршруту? «Собака идет по маршруту – голова должна быть поднята, нельзя ничего обнюхивать по пути или метить территорию, собака должна смотреть вперед и ни на что не отвлекаться. То есть то, что нужно от собаки в других ее применениях, у нас нельзя и не нужно».

Работает контрастный метод: принуждение – поощрение

Экзамены, как в ГИБДД

За кустами неподвижно стоит полицейский. Это фальшь-полицейский, фанерный силуэт человека в форме. Невдалеке – специально вырытая канава, дальше – разные заборы, заборчики, столбики. Это «тренажеры», здесь собаки учатся правильно реагировать на препятствие. Правильно – это значит встать перед препятствием. Дальше незрячий человек с помощью трости должен определить, что перед ним, и принять решение, как и куда двигаться дальше. Никаких объектов на своем пути собака бояться не должна, никаких агрессивных или трусливых реакций выдавать не имеет права. За площадкой виднеется старый автобус – это тоже тренировочный снаряд, собака учится ездить с хозяином в транспорте, заходить в него, выходить.

Отучившись, четвероногий «школьник» сдает три экзамена. Общий курс дрессировки – сидеть, лежать, место и тому подобное, второй экзамен – «городок», тренировочная площадка.

Инструктор надевает полностью светонепроницаемые очки, и движется с собакой как незрячий. Задача собаки – вести, тянуть хозяина вперед, и не сбиваться с пути.

Все здесь только на собак смотрят. А мы, между прочим, тоже очень симпатичные. И мы же котики!

На экзамене инструктор с собакой проходят все препятствия, канавки, заборы, мостики, ступеньки – а сзади идет эксперт, который ставит штрафные баллы. Все как на экзамене в ГИБДД. Не набрал баллов – иди, занимайся еще, не готова твоя собака.

Ну а если справились – третий экзамен, «город». Инструктор, опять же в непроницаемых очках, отправляется с собакой по городскому маршруту. Нужно дойти от школы до железнодорожной станции и обратно. И снова рядом идет эксперт, принимающий экзамен.

А еще собаки тщательно отрабатывают ситуацию в метрополитене. «Раньше руководство метрополитена не давало нам возможности там заниматься, опасались. Все-таки это травмоопасный транспорт, сложные механизмы, особенно эскалатор. Но сейчас эскалаторы входят в нашу жизнь повсюду, они и в магазинах, и в аэропортах… И мы должны обучить собак пользоваться эскалатором, и приучить незрячего человека с собакой ездить в метро», – рассказывает Олег Исаенко. Тренировки проходят на станции метро «Авиамоторная», для собак Школы в определенное время перекрывают один из эскалаторов. Вообще, собака должна быть максимально социализирована, это касается и улицы. Должна привыкнуть ко всему – большим домам, светофорам, шуму транспорта, суете пешеходов.

А это тренировочная площадка. Щенок показывает свои умения: останавливаться перед любым неровным рельефом он уже научился.

«Проверяем все. Допустим, собака может не бояться шума, даже выстрелов. Но может бояться высоты. Такая собака тоже не может работать проводником», – рассказывает Наталья.

Только когда собака справилась со всеми проверками, она считается готовой к работе. После этого Школа приглашает незрячего человека, который ждет эту собаку. Будущие хозяева живут в школьной гостинице, в течение двух недель привыкают к своим собакам и тренируются вместе с ними – и сами учатся управлять животным, и собака привыкает к своему уже постоянному хозяину.

Другое правовое поле

За партами сидят будущие хозяева собак-проводников

«Многие люди с инвалидностью считают: сейчас получу собаку, и проблемы решены – я встал, а она меня повела, – рассказывает Наталья. – Нет, он должен идти и ориентироваться в пространстве сам, а собака ему помогает. Этого многие не понимают, в итоге психологически бывают не подготовлены к работе с собакой-проводником».

Помощь-то собаки заключается в том, что предупредить об опасных препятствиях на маршруте. Это не компьютер с программным обеспечением и не навигатор.

Поэтому нельзя просто передать собаку из рук в руки. Нужно научить человека пользоваться таким «средством реабилитации». Чувствовать поведение животного. Приезжающие за собакой незрячие не просто тренируются на практике, работают с собакой, но и прослушивают здесь курс лекций. Узнают и  о том, как прокладывать маршруты, и о том, как пользоваться законами, ведь человек с собакой вступает в другое правовое поле. Он должен знать: с собакой-проводником его обязаны пустить везде, и в магазин, и в учреждение – хотя часто с этим бывают сложности.

Лабрадоры во всем мире считаются признанными профессионалами в сфере помощи незрячим

Собака как шанс

Хозяин должен постоянно заниматься с собакой, поддерживать ее навыки, рабочее состояние. Напоминать ей команды общего курса дрессировки, регулярно ходить по своим маршрутам. «Собака неминуемо вынудит хозяина поддерживать активную форму, ведь просто дома с животным не осядешь. Даже гулять придется три раза в день. К тому же люди понимают, что получив такое дорогостоящее «средство реабилитации», слишком расточительно посадить пса «на диван». Такая собака должна быть в рабочей форме», – замечают инструкторы.

«Я всегда говорю: хотите изменить жизнь, возьмите собаку, – говорит Олег Исаенко. – Те, кто на самом деле хочет безвылазно сидеть дома, или ждать посторонней помощи, могут не справиться с новым жизненным ритмом. Если человек считает, что ему все должны, и даже собака ему должна – что ж, такому будет тяжело.

Тренировочная площадка: все виды препятствий

Собаку-проводника берет тот человек с инвалидностью, который хочет стать самостоятельным. Очень много, кстати, молодых людей, жаждущих активной жизни, и они с радостью обретают активность с собакой-проводником. Есть и еще один момент. До этого ты был ответственен за себя – а теперь на тебе ответственность и за собаку. Гулять, кормить, купать, ухаживать за ней. Это важный психологический момент, адаптирующий человека с инвалидностью к активной жизни. Я вижу, как меняются люди. Многие приезжают к нам ежегодно на наше дог-шоу: мы устраиваем такой праздник, где можно встретиться, показать, что умеет твоя собака, как работает. Им кажется, что собака меняется, обретает новые качества.

И я говорю этим людям: ваша собака не меняется, но я вижу, как вы изменились.

Понимаете, это шанс. Шанс изменить жизнь, измениться самому».

Им еще многому придется научиться, но они уже ждут хозяев

Фото Павла Смертина

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться