«Люди выходили по гуманитарным коридорам буквально ползком, под обстрелами, не у всех получилось вытащить с собой животных»

На разрушенных территориях ДНР и Мариуполя зооволонтеры спасают животных. Сотни собак и кошек еще остались там – сбежавшие, заблудившиеся среди разрушенных зданий, потерявшие своих хозяев, которые погибли или уехали. Напуганные, раненые, обгоревшие, голодные звери – одни сразу бегут к человеку за помощью, другие не доверяют и боятся. Каждый день оттуда вывозят по несколько десятков хвостатых пострадавших

Мира заскочила в машину и отказалась выходить

В донецкий пункт раздачи гуманитарной помощи пришла женщина с собакой. Но оказалось, что это найденыш. Эта собака – дань памяти собственной питомице. Когда начался очередной обстрел и снаряды прилетали в дома, овчарка, жившая в этой семье, прыгнула на ребенка. Она закрыла его собой. Осколок снаряда попал собаке в спину.

«Наша собака погибла, но спасла ребенка. Теперь эта собака будет с нами. Не знаем, что с ее хозяевами, где они. Но теперь мы тоже должны сделать что-то хорошее», – говорила женщина.

Сотни людей потеряли свои дома, близких. Неделями прятались в подвалах, потом выходили под обстрелами. Не всем удалось взять с собой своих питомцев. Кого-то потеряли, кто-то убежал, другие владельцы просто физически не смогли унести собак и кошек. Сейчас зооволонтеры делают все возможное, чтобы помочь голодным и напуганным животным.

«Собаки сидели у тела своего хозяина и не хотели уходить»

Худой грустный пес подошел к Ирине, положил голову на колени, смотрит. «Ну что, друг, поехали со мной. Я тебе помогу». Овчарку сажают в машину. Так начинается день Ирины Волик, руководителя донецкого приюта «Четыре лапки». Как и многие другие зооволонтеры, Ирина ездит по улицам разбитых городов и сел, собирает оставшихся здесь собак и кошек. Собаки – как дети, говорит Ирина. Они пугаются, но доверяют снова и снова.

«Проехать в Мариуполь, чтобы вывезти оттуда животных, очень сложно, – рассказывает Юлия Небаба, администратор донецкого приюта „Пиф“. – Мы на связи со многими волонтерами, которые туда едут с гуманитарной помощью для людей, просим их, чтобы привозили и животных, если вдруг увидят, – будем принимать. Вот буквально сейчас к нам привезли троих: немецкую овчарку, курцхаара и дворняжку из Волновахи».

Найти животных среди разрушенных домов тяжело. Они прячутся или просто не могут вылезти из-под завалов. «Но они до такой степени голодные и в стрессе, что, если они слышат голос, сами начинают выходить. Я говорю „кис-кис-кис“ и слушаю. Слышу „мяу“ – и иду туда. Слышу лай – иду на него», – рассказывает Ирина.

Оказалось, что животные получают контузии от взрывов, могут глохнуть и не слышать человеческого зова.

«Я нашла старую собачку. Видимо, она была контуженная. Я не смогла поймать ее. А когда звала, она не отзывалась, явно меня не слышала. Пока я оставила там корм и воду, я наливаю воду в разрезанные баклажки из-под воды, но на сердце тяжело из-за того, что собака осталась там. Я вернусь к ней».

Так бывает часто – не всегда собака сразу дается в руки, бывшие домашние любимцы от пережитого ужаса могут превратиться в полудиких животных, которые боятся всего, но волонтеры раз за разом возвращаются в эти места, и постепенно собаки и кошки успокаиваются и даются в руки, тогда их можно забрать.

Иногда, бегая за собаками по улицам, волонтеры видят на ошейниках бирки – есть имя, возраст животного. Но даже на свое имя собака не всегда откликается, боится. Приходится сначала насыпать еды, в следующий раз она уже может дать себя погладить. Ну а потом, может быть, и не убежит.

«Животные в сильнейшем стрессе. Они не нападают, но очень боятся. Например, сегодня истощенный песик бегал по улицам, все вокруг разбито, он прячется в каких-то щелях. Я к нему, а он от меня. Как только он заскочил к себе во двор, начал на меня лаять. Злобы нет, просто рефлекс.

Или, например, девочка сенбернара, уже подслеповатая, из разбитого дома. Не пошла в руки, убежала к себе во двор и начала гавкать. Не сразу удается забрать таких животных», – говорит Ирина.

Некоторые животные не хотят оставлять не только свои дома, верно охраняя их, даже пустые и разбитые, но и не уходят от своих хозяев – даже уже погибших…

«В прошлую поездку я обнаружила двух маленьких собачек. Они не отходили от убитого человека. На следующий день я снова поехала туда – они сидели там же, у тела. В этот раз уже удалось их забрать», – рассказывает Ирина.

Андрей Лысенко, доброволец, уже много лет помогающий людям в ДНР и доставляющий помощь, тоже периодически находит в разрушенных домах животных, и, если удается, забирает их с собой, отвозит в приюты для животных. Он рассказывает, что, действительно, не всегда удается взять животное на руки. Порой они настолько обезумевшие от взрывов, грохота, что словно ничего не соображают.

«Бегал недавно по многоэтажному дому за хаски. Никак не мог ее поймать. С девятого этажа она спустилась на третий. Потом чуть не выпрыгнула через разрушенный балкон. Не стал ее преследовать, да и без специалистов-собачников я бы ее не поймал, а приманить не на что было, всю еду уже развез людям.

Там огромное количество собак, котов. А много корма туда не довезешь, мы же еще и людям помощь везем».

Мира, Бусинка и Дина

Сейчас Бусинка чувствует себя хорошо

А некоторые, наоборот, сами кидаются к людям, как к спасителям. Так поступила собака в Мариуполе – заскочила в машину к волонтеру и отказалась выходить. Волонтеры уже дали ей кличку, и не простую. Собаку назвали Мира. Мира переночевала у родителей волонтера, а потом приехала в «Пиф». Наверное, у собаки с таким добрым именем быстро найдутся новые хозяева.

Иногда люди выходят к волонтерам и просят помочь животным. «Один раз подошел мужчина, рассказал, что в подвале разбитой девятиэтажки остались кошки. Некоторых я смогла забрать, некоторые не вышли, остались там – положила им корм. Буду периодически приезжать туда, кормить, возможно, выйдут ко мне, – говорит Ирина. – Или, бывает, люди выходят и просят: „Ради Бога, спасите наших животных“, протягивают своих котов. Сами их вытянуть не могут, ведь остались без всего, даже без еды. Но тревожатся за своих питомцев».

Некоторым хвостатым везет, они дожидаются своих хозяев, которые остались живы. Недавно волонтеры обнаружили в закрытом доме овчарку. Попросили военных как-то решить вопрос, может быть, вытащить собаку оттуда. Но позже все решилось само собой – вернулась хозяйка дома.

«Она была вся в грязи, в угле, руки черные. Говорит: „Вернулась за собакой, не могу без нее уйти“. И это было самое лучшее за ту поездку по Мариуполю», – рассказывает Ирина.

Недавно Андрею Лысенко позвонила женщина, рассказала, что она убегала под обстрелами, а у нее в квартире осталось около 50 котов и маленьких собак. Просила поехать по адресу, разрешила вскрыть квартиру, чтобы спасти животных.

«Я приехал, клетки были уже пустые: люди рассказали, что военные и другие люди, соседи, забрали собак и кошек, одну даже со сломанной лапой – им всем помогли. Потом пришлось поехать еще на один адрес – там животным успели оставить корм, воду, но маме с ребенком пришлось убегать.

Когда я приехал, увидел, что квартира уже вся разграблена. И сидит там собачка, она настолько нежная, домашняя, никуда не хотела уходить из своей квартиры. Я отправил женщине фотографию – и она подтвердила: да, это ее Бусинка. Я забрал собачку, отвез ее в „Пиф“».

К слову, Бусинка, породы ши-тцу, выглядела лохматой собакой коричневого цвета. Но в приюте ее отмыли, постригли – шерсть уже свалялась в колтуны – и она оказалась белой собачкой с черным пятном на морде: просто под грязью и пылью это было непонятно. Сейчас она живет у Юлии Небабы дома, приходит в себя.

«Я связалась с ее хозяйкой, – рассказала Юлия. – Семья сейчас в России, спасают ребенка – мальчик в ужасе, в сильнейшем стрессе от пережитого. Дома у них фактически уже нет. Разговор был очень тяжелый. Женщина плачет о собаке, но помочь ей не может. Думаю, собака останется пока у нас.

Сейчас Бусинка уже чувствует себя хорошо, она успокоилась, но теперь она боится улиц, боится громких звуков, взрывов. И таких историй масса. Мы разбираемся с последствиями. Мы ничего не можем, кажется, изменить, но мы меняем очень многое».

Овчарке Дине тоже повезло. Волонтеры вывезли ее из Мариуполя. У собаки был перелом задней лапы, очень тяжелый, уже старый. В лапе застряло большое количество осколков. Все вокруг воспалилось, гнило.

«Лапу мы не спасли. Но главное, что Дина жива, с ней все хорошо, насколько можно это сказать. С воспалением еще будем бороться пару недель», – рассказывает Юлия.

Полна коробочка

Дину вывезли из Мариуполя

Каждый раз из такого выезда Ирина возвращается с «урожаем». Вот и в этот день, подводя итоги в разговоре с корреспондентом «Милосердия.ru», она перечисляет, кого удалось привезти в приют: собака с отрезанной лапой, несколько кошек, лохматый черный пес с голубыми глазами, еще несколько собак…

Вышли девушки – просили забрать кроликов, а их штук 30, красивые, декоративные… но куда? Машина уже переполнена. И с собаками ушастых не посадишь. Решили вывезти кроликов в следующий раз. В машине кошки и мелкие собаки едут в переносках, собаки крупнее – в клетках для перевозки. В полностью забитой зверьем машине Ирина приезжает в свой приют «Четыре лапки».  

Попадаются и раненые животные. В один из дней Ирина вывезла раненого пса: попал осколок, все загноилось, от раны шел ужасный запах, но удалось вылечить собаку, сейчас рана уже затягивается.

«Я уже сбилась со счета, сколько у меня животных в приюте. Плюс-минус 400 – одни уезжают, приезжают другие. Мы ведь и в Донецке спасаем животных. Вот так в день то 5 собак приходит, то 20», – говорит Ирина Волик.

Недавно ей позвонили военные: «Ирина, помогите, у нас тут собачонок, еле дышит». На посту и правда оказался пес, лежал на земле без сил. Солдаты рассказали, что он прибежал со стороны Волновахи, из-под обстрелов, уже из последних сил. Ирина взяла собаку в приют, сняла с него полстакана клещей. Сейчас найденыш приходит в себя. И такие звонки идут каждый день.

В приюте «Пиф» содержат от 700 до 800 собак. «Часть мы уже передали в Россию. Люди проникаются ситуацией и забирают животных. Уехали уже 40 собак. Но на их место пришли новые животные. Времени нет даже вздохнуть, поток. Каждый день кого-то привозят, и из обстреливаемых районов тоже», – рассказывает Юлия Небаба.

Донецким приютам помогают люди, иначе не выжить. И некоторые компании тоже периодически переводят средства или закупают корм. Деньги идут и из Украины, но большинство жертвователей – из России.

«Кто-то посылает 10 рублей, кто-то 100 рублей, кто сколько может, и мы благодарны любой помощи. Для кого-то и 50 рублей – значимая сумма, и мы понимаем, как это ценно. Большую поддержку оказывают и блогеры, хотя бы тем, что откликаются на наши просьбы и рассказывают о приюте. Спасибо людям за их неравнодушие. Все это не зря», – говорит Юлия.

Помощь донецким приютам и зооволонтерам сейчас крайне необходима. Нужны корм, лекарства, вакцины, нужно строить новые вольеры – не хватает места, чтобы разместить всех потеряшек.

«Большое счастье, когда находятся хозяева»

Волонтеры и представители приютов очень радуются, когда находятся хозяева животных. Ирина рассказывает, что забрала в Мариуполе спаниеля. Уже нашла ему хозяев. И вдруг получила сообщение от женщины: «Это моя Герда!» Женщина увидела фотографию своей собаки в соцсетях Ирины.

Хозяйка рассказала, что, когда в городе были представители «Азова», они выгнали всех из дома, а собака осталась дома запертая. «Мы ушли, чтобы не спорить с военными. А когда вернулись – все двери были открыты и спаниеля уже не было. Начались обстрелы, все эвакуировались. А теперь я увидела у вас фото своей Герды», – рассказала счастливая собаковладелица. Теперь Ирина решает вопрос, как передать Герду ее хозяйке.

Удивительная история произошла и с собакой, попавшей в «Пиф». В приют обратились сотрудники МЧС. Они вывезли из Мариуполя 12-летнего Артема и его пятилетнюю сестру. Дети сжимали в объятиях собаку. Где их мама, они не знали: в момент взрыва мама отошла, и больше ее никто не видел.

«Дети в больнице, с воспалением, кашлем, насморком. Сотрудники МЧС просили забрать собаку, ее ведь там некуда деть, – рассказывает Юлия. – Дети плачут, о маме ничего не известно. Фактически их уже сочли сиротами. Мы забрали собаку Топу. А на следующий день поехали успокаивать детей. Нам разрешили к ним пройти. Мы привезли подарки, конфеты. Рассказали, что с Топой все хорошо и пока она будет жить у директора нашего приюта. А через сутки нам позвонила главврач: мама нашлась!»  

Топа пока еще в «Пифе», но семья обязательно заберет ее. Женщина плакала: «Я не верила, что собаку спасут! Когда мне сказали, что дети спасены, а собаки с ними нет, я была в шоке. Топа для меня – мой третий ребенок. Топа и дети – это все, что у меня осталось. Я счастлива, что все живы».

Люди из Мариуполя и других украинских населенных пунктов сейчас разбросаны по всему миру и концы найти очень тяжело, говорят в приютах. Да и люди выезжают обычно, бросив все, и часто бывает, что в этом бегстве уже не до животных, но при этом любое животное проходит в приюте карантин, их обрабатывают от паразитов, делают прививки, проверяют здоровье. Это дает время хозяевам разыскать своих любимцев.

«Те, кто ищет своих питомцев, обзванивают приюты. К нам поступает много звонков, но не все поиски, конечно, оканчиваются успешно, – поясняет Юлия. – Иногда приходится отвечать: увы, вашей собаки у нас нет. Я понимаю, как тяжело это слышать.

Многие люди просят помощи в вывозе оставшихся в разрушенных домах животных. Пытаемся объяснять, что невозможно в Мариуполе искать собак и кошек точечно по адресам. Дороги заминированы, очень опасно. Людей, которые туда ездят, – единицы.

Да и нет гарантии, что если собака обнаруживается у нас, то мы можем отправить ее туда, где ее хозяева. Логистика очень нарушена. В Москву и Питер – еще возможно, все остальное сложно. Но, безусловно, если будет возможность вернуть собаку владельцам, я это обязательно сделаю. Я понимаю, насколько это важно для людей».

Осуждения нет: люди уходили под обстрелами

Дакота. В приюте «Пиф» содержат от 700 до 800 собак

Зооволонтеры понимают, что люди, потерявшие или оставившие своих питомцев, не виноваты, люди сами – жертвы обстоятельств.

«Они выходили по гуманитарным коридорам буквально ползком, под обстрелами, не у всех получилось вытащить с собой животных. Когда я приезжаю к беженцам в наши пункты размещения в Донецке, я вижу многих с животными и понимаю, что это лишь те случаи, когда схватили с собой, кого смогли, но еще много собак и кошек остаются в Мариуполе и других местах, – говорит Юлия. – Пророчить не берусь, но мы делаем все возможное, чтобы люди и животные были в порядке. И мы понимаем, что животные потерялись и пропали не по вине людей. Мы будем помогать находить и возвращать их».

Недавно Ирина Волик разговорилась со старшим сотрудником пункта выдачи гуманитарной помощи в Донецке – как раз привезла туда лекарства и корма для животных.

«Какое счастье для нас – видеть, что люди, даже раненые, вытащили с собой своих четвероногих любимцев», – поделился эмоциями мужчина.

«Сначала я сомневалась в своих ощущениях, – говорит Ирина. – Я обычно негативно отношусь к людям, которые бросают животных, а потом обращаются к волонтерам – „помогите найти“. Но сейчас другая ситуация. Я понимаю каждого такого человека.

Наша работа тоже непростая, мы пытаемся объяснять: пойти в чей-то дом за собакой – это проникновение на частную территорию, это ведь могут расценить и как взлом или мародерство. А мы обычные люди.

Вот если я подбираю собаку или кошку на улице – они считаются бездомными, а по квартирам я стараюсь не ходить. Но все равно не пройдешь же мимо. В прошлый раз, когда я услышала в разбитом доме плач кота, я пошла туда – забрала его. Я сама в свое время уже пережила обстрелы своего приюта.

С 2014 года мы переживаем сложности. Сейчас жители Мариуполя проходят то, что проходила я – обстрелы, разруху, голод. И мне их очень жалко. И людей, и животных».

Вы можете помочь!

Приют «Четыре лапки», Ирина Волик
Реквизиты для финансовой помощи:
Сбербанк 5469 5200 2527 6023 Ирина Викторовна В. Карта привязана к номеру телефона: +79185438287
PayPal: polina1grechko@gmail.com Polina Hrechko, Чехия
Из-за границы можно отправить еще так или так
ПриватБанк 5168 7554 4292 9671 Виктория Гречко
ЦРБ ДНР 1051 6346 5442 9168 Срок 06/22 Волик Ирина
Приют «Пиф»
Поддержать донецкий приют «ПИФ» можно по реквизитам:
Сбербанк: 4279 3806 3321 6314 Михаил Владимирович П.
Сбербанк по номеру телефона: +79996914642
ПриватБанк: 4731 1856 2843 1246 Афонина Вита
monobank: 4441 1144 6611 1356 Васильева Виктория
Приют «Кошкин дом», Евгения Михайлова
Сбербанк – 4817 7602 4184 7361
Киви +79992059668
Корона пей +79992059668 Михайлова Евгения Николаевна
ЦРБ ДНР – 1024261621219524 до 04/22
Простое пополнение телефона +79381489768 (привязана карта, с которой можно снимать)
Яндекс-кошелек – 410012747028202
Пейпал – evgenia.sv04@abgra2020

Коллажи Татьяны Соколовой на основе фотографий, предоставленных приютом «Пиф», и с использованием фотографий ИТАР-ТАСС. Авторы: SERGEI ILNITSKY, Валентин Спринчак, Сергей Бобылев.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться