Когда человеку плохо, он ищет утешения в Церкви: что нужно знать о психических патологиях верующим

Психолог Марина Филоник объясняет, почему сфера психического здоровья и знания основ психопатологии принципиально важны для церковной среды

Cправка: Марина Сергеевна Филоник – психолог, руководитель образовательного проекта «Психология для Церкви», ведущая курса «Основы психопатологии» для психологов, священников, медицинских работников и других помогающих специалистов.

Меньше осуждения – меньше страха и страданий

– Марина Сергеевна, в последние годы тема психических патологий становится менее табуированной в том числе среди верующих, церковных людей. С другой стороны, здесь все еще много непонимания и осуждения. Вообще эта проблема для Церкви актуальна?

– Когда человеку плохо, он идет туда, где может получить утешение, в том числе в Церковь. Предположу, что процент людей с психическими нарушениями или склонностью к ним в Церкви выше среднего. Поэтому базовые знания о психических патологиях так важны для церковной среды.

Если люди будут хотя бы в общих чертах понимать, как это устроено, будет меньше осуждения, а значит, меньше страха и страданий.

Часто обострения психических расстройств случаются после какого-то травмирующего события: горе, утрата близкого, катастрофа, эпидемия, война. Для переживания подобного любой психике требуется время, но глубина и длительность страданий сильно зависит от особенностей личности человека.

Есть исследования, показывающие, что одно и то же событие (теракт, например) люди переживают очень по-разному: одни спустя какое-то время выходили из стресса и возвращались к нормальной жизни, у других случались панические атаки, депрессии и другие проявления малой психиатрии, а третьи и вовсе могли заработать серьезное психическое расстройство. Отсюда следует простой вывод: люди по-разному устроены, у всех разная чувствительность, по-разному протекают биохимические процессы в организме.

Неверно думать, что любая негативная эмоция, боль или страдание – это обязательно следствие психического нарушения. Часто бывают так называемые реактивные состояния – когда человек переживает естественные чувства, свойственные для людей в трудной жизненной ситуации.

Например, если недавно случилось горе, чувствовать боль и апатию какое-то время нормально – как нормально чувствовать физическую боль после удара или ранения. Существуют критерии, сколько времени обычно уходит на проживание острой фазы горя. Если их знать и увидеть, что рана не затягивается подозрительно долго или причиняет невыносимые муки, можно заподозрить неладное и направить человека к специалисту.

При реактивных состояниях хорошо помогает духовная беседа со священником, работа с психологом или психотерапевтом, исповедь, причастие, поддержка друзей и близких, приятные занятия, пребывание на природе и т. п. Если совсем тяжело – врач может подобрать легкие лекарства или не подбирать и подождать, пока боль утихнет сама.

Важно понимать, что не всегда людям удается выбраться из эмоционально трудного периода без специальной медицинской помощи. И это не их вина: чаще всего так происходит не потому, что человек «недостаточно постарался», «плохо взял себя в руки» или «мало молился», – а потому, что так устроен его организм.

Большинство видов депрессий – такая же биохимическая болезнь, как диабет или грипп. Ее невозможно прекратить волевым усилием, но она хорошо поддается медикаментозному лечению (есть депрессии реактивные и энодгенные, а чаще они смешанные; выше речь идет главным образом про эндогенные и смешанные, но бывают и реактивные).

Когда у человека есть биохимическая предрасположенность к какому-то виду психического расстройства – она чаще всего врожденная. При этом не обязательно, что она проявится – можно прожить всю жизнь и так и не узнать о ее существовании. Но бывает и так, что сильный стресс может спровоцировать болезнь. Здесь важно понимать, что стресс – именно триггер, но не причина патологии и сам человек не виноват в «срыве». Здесь, опять же, могут помочь специалисты, назначив лекарства и терапию.

Психопатология и жизнь в Церкви: от опасности обострения до возможности исцеления

– Есть ли позитивные примеры, когда церковная жизнь приносила людям с психическими патологиями облегчение?

– Конечно. При реактивных состояниях, когда людям просто грустно или тоскливо, поддержка от священника или друзей по приходу очень помогает. Участие в таинствах, молитве, общинной жизни – все это, безусловно, придает сил и необходимо всем – и здоровым, и больным. Личное общение с Богом тоже нужно всем. Но если ситуация более сложная, например у человека депрессия, обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) или психоз, помимо духовной жизни ему необходимы еще и лекарства.

У нас был пациент с явными симптомами ОКР, который наотрез отказывался от медикаментозного лечения, сильно веря, что уже исцелен исповедью и отчитками. При этом даже постороннему было очевидно, что он по-прежнему болен и ведет себя неадекватно.

Практика показывает, что психоз и нравственность человека прямо не связаны. С благочестивым христианином, увы, тоже может случиться психоз, полностью захватывающий личность.

Из-за недостатка знаний в области психиатрии многим кажется, будто мы можем как-то повлиять на то, чтобы не заболеть – например, регулярно причащаться. Но мы же не думаем, что если человек будет регулярно ходить в храм и причащаться, то у него не разовьется рак или диабет. Да, мы ждем от Бога исцелений – но Он же не аптечный киоск!

– А может ли религиозность обострять психические расстройства?

– Увы, да, если у человека есть к этому биологическая склонность. Например, на фоне поста у кого-то может обостриться расстройство пищевого поведения, анорексия или булимия. При этом есть принципиальная разница между человеком, который просто себя загоняет, и анорексиком. Различить бывает непросто, но необходимо: в одном случае достаточно доверительной беседы с духовником, а в другом нужно сопровождение психиатра и медикаменты, иначе анорексик может просто погибнуть.

Или, например, такая проблема, как хульные помыслы. Реальный случай из практики: девушка сильно мучилась от разных навязчивостей, плохо, болезненно выглядела. В том числе ее, помимо воли, одолевало странное желание надругаться над иконами. Три разных священника, к которым она приходила каяться, назвали это беснованием… Но психотерапевт, едва взглянув на ту девушку, сразу увидел ОКР. И действительно: стоило девушке добавить к своей постоянной молитве и посту легкие лекарства, как навязчивое состояние ушло.

Что помогает отличить одно от другого? Если навязчивость возникает помимо воли, не согласуется с личными убеждениями – скорее всего, мы имеем дело с ОКР. К тому же при ОКР, в отличие от беснования, это окажется не единственным симптомом. Но, к сожалению, далеко не все священники способны различить здесь болезнь.

В результате, когда подобное с верующим человеком приключается, он мучается дважды: от навязчивости и от идеи собственной греховности. И вот этот второй слой страданий мы можем снять через просвещение священников, психологов, да и просто окружающих людей.

Думать, что, если у человека болит голова – значит, у него греховные мысли, а если живот – то он чревоугодник, на мой взгляд, грубо и глупо. Это все равно что утверждать, будто рак груди возникает в наказание за ношение декольте! Такая позиция вгоняет в вину и без того страдающих людей.

Что мы знаем про чужие грехи, чтобы считать их причиной чьего-то психоза или невроза? Христос давно ответил: «Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии». 

Люди склонны приписывать причину психических болезней внешним обстоятельствам: развод, ковид, смерть близкого или «родственники недоглядели». Нам кажется, что мы можем расстараться и все подобное в своей жизни предотвратить. Иногда мы пытаемся обвинить в этом самого человека или его близких потому, что это дает нам иллюзию, что вот с нами, с правильными людьми, такого не случится. Но это миф. Мы не можем отменить собственную биологию – но можем помочь себе, вовремя обратившись к специалисту.

Хочешь помочь – сначала раздели с человеком его боль

Но человек не всегда способен адекватно оценить свое состояние и отправиться к врачу…

– Тема обращения к психиатру до сих пор вызывает множество страхов и обид. К психологу-то многие отказываются ходить! Если вы подойдете, например, к соприхожанину в храме и скажете: «Слушай, ты что-то давно одежду не менял, плохо пахнешь, это, знаешь ли, признак психического расстройства!» – то в ответ будете справедливо посланы куда подальше.

Есть такой термин – «отсутствие критики». Проще говоря, сумасшедшие почти всегда убеждены, что они абсолютно здоровы, а вот все вокруг них больны. Особенно если они близки к психозу, если у них есть бред и галлюцинации. Такие люди зачастую опасны для себя и окружающих, но это видно невооруженным взглядом и их не так много. Если человек нападает на других или пытается навредить себе, то не надо бояться его обидеть, вызывайте скорую психиатрическую помощь.

К счастью, в повседневной практике мы имеем дело с так называемой малой психиатрией: депрессиями, навязчивостями, паническими атаками, расстройствами пищевого поведения и т. п.

Человек может быть вполне социализированным, ходить на работу, не иметь бреда и галлюцинаций, адекватно себя вести – и при этом мучиться. Человек может многие годы жить с болью, которую достаточно легко вылечить.

Помощь здесь тоже очень нужна, но как ее оказать – большой вопрос. Как минимум нужен тесный контакт и высокая степень доверия.

Но бывает так, что ты заметил, что твой соприхожанин плохеет на глазах, никто на это особо не обращает внимания, а сам ты с ним только «здрасьте» и «до свидания». Тогда найди того, кто с ним дружит близко, и поговори с ним или со священником, которому больной доверяет.

Аккуратно предлагать помощь, не вызывая отторжения, – очень важное умение. По сути, это значит спуститься во ад переживания человека и протянуть ему руку, а не просто дать пальчик, стоя на берегу в белом пальто.

Если с человеком есть доверительный контакт, попробуйте расслышать его переживания, быть бережным. Предлагайте идти к врачу с опорой на его жалобу, на его реальную боль. Если я вижу, что он, например, давно не моется и перестал следить за собой (это один из симптомов психических расстройств), значит, его это не беспокоит. Если бы беспокоило, он бы помылся. Надо узнать, что же его беспокоит, и, опираясь на это, посоветовать обратиться за помощью. Можно рассказать о своем подобном опыте или об опыте знакомых.

Суперважно здесь не осуждать человека. Никаких «возьми себя в руки», «посмотри, как у тебя все хорошо на самом деле», «да ты христианин или нет?» и так далее. Нужно теплое, принимающее, безоценочное присутствие! Ему и самому стыдно и неловко из-за своих проблем.

Надо опираться на то, что болит у него, а не у меня, глядя на него. Представим себя на месте этого человека: что бы мне хотелось услышать, чтобы согласиться пойти к врачу? Как бы мне хотелось, чтобы со мной разговаривали?

При этом мы не обязаны годами выслушивать одни и те же жалобы, да это и не будет помощью. Надо задать себе вопрос, в какой мере я готов включаться. Если ты чувствуешь, что тебя явно используют, – это однозначно надо прекращать. Увы, всегда будут люди, которым мы не сможем помочь.

Иллюстрации Оксаны Романовой

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Поможем тяжелобольным старикам приобрести средства ухода

Участвовать в акции

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?