Страшно писать о страшном суде. Куда я лезу? С другой стороны, важно искать и находить ответы на самые «страшные» вопросы, иначе как строить свою жизнь, куда прикладывать свои ограниченные силы?

Расскажу, что я для себя поняла про ад и рай, и про Страшный суд. Масленица — это весело и вкусно, но в церковном календаре это время называется Неделей о Страшном суде.

Почему он страшный и в чем будет суд? Для меня самое страшное в этом суде то, что время кончится, больше не будет возможности что-то поправить, передумать, переделать, переговорить, попросить и изменить.

Начать жить по-другому, с понедельника — уже нет возможности, нет понедельника.

Кто нас судит? Справедливость? Не приведи Господь! Если по справедливости, то мы пропали! А судить нас будет Бог. Тот Бог, кто отдал за нас жизнь на кресте! Тот, кто нас задумал и дал родителям. Тот, кто — есть Любовь! А как судит Любовь? А так, что Любовь «долготерпит, милосердствует, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине, все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает».

Казалось бы, ну вот и прекрасно! Мы все будем в раю. Но почему-то нет этой уверенности. Знаете почему?

А хотим ли мы этой Любви? Хотим ли мы всегда, вечно в Ней пребывать? И тут я считаю нужно честно себя спросить и этот вопрос будет главным в понимании «Куда я попаду: в ад или рай?» Вопрос этот звучит так: Хочу ли я быть с Богом? Вечно. Всегда!

«Царствие Божие внутрь вас есть» — сказал нам Господь в Евангелии. И любой верующий человек знает, что это так. Знает Бога и видит, как Господь посещает его душу. Это ни с чем не сравнимое мирное и светлое состояние, которого ждешь как самое дорогое на свете. Но как часто мы, испытавшие таинство общения с Богом, теряем всё и живем, как не знающие этой благодати. Как часто мы говорим Богу: подожди, я занят другим, я устал, я сам справлюсь, я не хочу. И Господь отходит, и ждет, и стоит при дверях души, ожидая когда отворят, когда позовут.

Что же получается. Мы не очень то хотим быть с Богом? Всегда и навсегда? Почему же мы, зная, что Царствие Божие уже в нас, не ищем его, не строим в нем свой дом? Почему, зная все пути к Богу, не очень то и хотим ими ходить?

Какие это пути? Где встретить Бога? Его можно встретить в молитве, в полноте своей Он — в церковных таинствах. Можно Его узнать в доброй беседе с людьми, которых мы любим, в детской радости. В чтении мыслей прекрасных людей, которые Его знали. В музыке композиторов, которые Его искали и для Него писали. В красоте природы мы можем увидеть Его безграничную фантазию. В науке — можем восхититься Его недостигаемой мудростью. В добрых делах можно почувствовать Его незримое присутствие. В беде и горе — Его сострадание и помощь.

Но как часто мы говорим Ему «отойди» и занимаемся своими делами. Сами предпочитаем решать свои проблемы. Сами знаем, как мы хотим жить, какие чувства испытывать, о чем с кем говорить и как проводить время.

Вот тут и выходит страшный ответ: мы не хотим быть с Богом навсегда. Мы сходим на Литургию или позовем Его, когда нам нужно будет, когда что-то случится не то. А потом опять забудем.

А ведь Царствие Небесное, рай — это же Вечная Литургия! Не полтора часа, а вечная! Вечная молитва! А ведь если мы этого не хотим, то это вечное присутствие Бога будет нам страшной мукой, будет нам адом…

Так кто тогда нас отправляет в этот ад? Разве Господь, который есть Любовь? Нет, не Он, а мы сами не хотим в Царствие Небесное, не хотим его в своей душе и в жизни вечной.

Но все не так плохо. Я ведь специально довела эту мысль до крайности. Я лишь хочу для себя и тех из вас, кто дочитал до этих слов и в целом согласился, предельно честно обозначить, что не Господь нас будет судить «таких несчастных», а сами мы роем себе яму ада.

Предлагаю остановиться, задуматься, пройти Великий Пост в размышлении и наблюдении за собой. Но сначала надо простить. Простить всех: людей, себя и даже Бога. Митрополит Антоний Сурожский в одной из своих бесед о прощении сказал: «Простить не значит забыть; простить это значит с состраданием, с болью в душе сказать:

«Когда придет Страшный суд, я встану и скажу: не осуди его, Господи!».

Простить нужно и Бога, если к Нему есть обиды и претензии. Себя тоже надо простить, но не в смысле забвения своих не добрых поступков. Понять свое несовершенство и подготовиться к честной исповеди перед Богом.

Затем надо научиться не накапливать зло. Для этого нужно выявить свои основные глубинные «страсти» — привычки поступать не по доброму.

И наконец, надо позвать Бога в свою душу. Серафим Саровский говорил своему другу: «Господь ищет сердца, преисполненного любовью к Богу и ближнему, — вот престол, на котором Он любит восседать и на котором Он является в полноте Своей небесной славы. Сыне, даждь Ми сердце твое,- говорит Он, — а все прочее Я Сам приложу тебе, ибо в сердце человеческом может вмещаться царствие Божие.»

Вот такой путь в рай. И мы уже в пути. Времени не так уж и много! Вот только куда идти — во многом зависит от нас.

PS: Есть у меня такая еще мысль: Если бы Господь хотел, чтобы у нас была четкая инструкция-тест кто куда попадет, то Он, наверняка, дал бы ее нам, как молитву Отче наш. Мы бы всё поняли, протестировались и жили бы спокойно. Поэтому, раз Он не дал нам такой однозначной инструкции, и даже святые сомневались в своей участи. Рискну предположить, что воля Его в том, чтобы мы не знали своего места в будущей жизни до последнего дня и до Страшного суда. Почему? Думаю, потому что и этот вопрос во многом зависит от нашей свободной воли, которую нам дал Господь.