Сегодня это город очень больших проблем, инфляции в жилищной сфере и социального недовольства. И все это будет только усиливаться по мере наступления холодов

Не так давно мы опубликовали статью «Крымск официально», в конце статьи мы обещали разобраться так ли все хорошо, как нас уверяют официальные источники. Сегодня мы выполнили обещание. Читайте и сравнивайте.

Крымск сегодня

Сегодня в Крымске все спокойно. Кучи мусора не выглядят следствием катастрофы и могут быть списаны на обычную бесхозяйственность. Разрушенных домов на первый взгляд не больше, чем в любом депрессивном городке. Тревогу сегодня навевают только надписи «снос», «снос», «снос» на каждом втором строении в зоне подтопления, да пустые, уже без домов, участки напоминают о том, что в городе что-то случилось.

Зато дома, которые планируется сносить, извне зачастую выглядят неожиданно хорошо. Да, и в городе идет бесконечное строительство и переезды. В остальном в сегодняшнем Крымске все обычно. Люди ходят туда-сюда по своим делам, не замечая палаток с надписью «резерв губернатора». Во внезапно обретшем острополитическое звучание ресторане «Журавли» гремит салют и взмывают в небо маленькие красивые воздушные шары со свечками внутри.

Это если просто ездить по городу.

    Если же сегодня поговорить с жителями Крымска и немного вникнуть в происходящее, то выясняется следующее:
  • люди из зоны подтопления выезжать не хотят и воспринимают подобный переезд как серьезную потерю. Денег, которые они получают, на новые сельские дома, как правило, не хватает, а переехать в квартиру из дома с участком психологически сложно. Особенно, если до наводнения люди жили огородом, курами, козами и прочим сельским хозяйством.
  • компенсации за потоп сегодня действительно выплачиваются, но неаккуратно, нечетко и не вовремя. Есть такие, кто не получил и 10 тысяч, которые платили всем пострадавшим Крымска. А есть и всяческие неграждане, которым вообще ничего не положено.
  • стопятидесятитысячная выплата за потерю имущества досталась не всем – немало народа продолжает ждать и носить в администрацию Крымска бесконечные справки, которые там регулярно теряют. Абсолютно то же самое касается тех, кто получает сертификат на 600 тысяч на члена семьи в случае, если дом идет под снос. Ситуация, когда один из членов семьи сегодня получил сертификат, а другой нет, встречается нередко. Кстати, cрок действия сертификата ограничен полугодом и его нельзя вложить в строительство отдельного дома.
  • цены на жилье в зоне подтопления, которые по логике вещей должны были упасть до нулевой отметки, сегодня выросли раза в полтора, а потому сертификатов по сносу на покупку нового жилья не хватает никому, кроме сильно многочисленных семей.
  • по сертификату нельзя купить количество квадратных метров ниже социального минимума. А такого жилья и за такие деньги не существует в Крымске.
  • если дом оказался не зарегистрирован, или юридически считался нежилым, то его как бы и не было, никаких компенсаций сегодня не положено.
  • компенсация за капитальный ремонт в 5000 рублей за квадратный метр, высчитанная непонятно как, категорически недостаточна. Особенно если учесть, что их дают только за жилую площадь, а, скажем, кухня-пристройка таковой не является. Типичный пример: дед с бабкой, старенькие, сами ничего ремонтировать уже не могут. Дом саманный, обложенный снаружи кирпичом (кстати, и за эти работы, сделанные несколько лет назад, еще не выплачен кредит). Промокший саман внутри кирпичного каркаса деформировался, часть стен упала. В принципе, отремонтировать можно – постепенно заменяя саманные стены на новые. Но на это надо порядка полутора миллионов, а при площади дома в 70 жилых квадратных метров компенсаций будет 350 тысяч. Остальное брать неоткуда, дом – с отличными новыми кирпичными стенами, новой кровлей, новой полностью исправной кухней – придется сносить, получать сертификат, покупать новое жилье значительно хуже прежнего, за миллион двести тысяч рублей, потому что прописано в доме всего два человека. Иначе придется неизвестно сколько жить в беседке во дворе без отопления, а зима близко.
  • новое жилье местами недостроено, и людям сегодня попросту некуда переехать. В ДК СКЦ до сих пор живут люди, как и в гостинице «Гигант» — я это видел своими глазами. Хотя их уже пытаются выселять.
  • получившие компенсации люди срочно кинулись ремонтировать дома, покрывая штукатуркой и заклеивая обоями непросохшие стены, потому что денег и времени на просушку нет (время ремонта ограничено, не успел отремонтироваться – не получишь от властей бытовую технику). Зимой вода в стенах замерзнет, и весь «ремонт» отвалится. Точно также в стенах осталась плесень, проживание в одном доме с которой грозит туберкулезом, аллергией и множеством иных болезней в самом ближайшем будущем.
  • до того, чтобы провести как полагается провод от общей линии до ремонтируемого дома, как правило, руки не доходят. Сегодня по всему району подтопления висят «времянки». Пока на улице тепло — все работает более или менее стабильно, зато зимой, когда во все розетки воткнут обогреватели, электрочайники, электрические плиты и будут рано и много зажигать свет – Крымск может начать гореть целыми улицами.
  • я не знаю, сколько было исков и почему они были удовлетворены или нет. Но тех, кто благополучно отсудился, я почти не встречал. А тех, кто судится сейчас – запросто. Например, семья из Нижней Баканки, чьи документы о экспертизе дома дважды теряли и оба раза информация о них загадочно исчезала из компьютерной базы. В итоге для суда они заказали независимую экспертизу за свои деньги.
  • русла Адагума и Баканки действительно чистят.
  • школы и больницы Крымска можно охарактеризовать как «в целом укомплектованные». Хотя для школы №24 компьютеры покупает на американские деньги фонд «Адреса милосердия», а вытяжной шкаф и офтальмоскоп в поликлинику покупает фонд «Предание». Комплектация от государства именно что «в целом», все дополнительное вроде стульев в актовый зал или стеллажей в библиотеку школам предложено искать самим.
  • из соцзащиты и администрации пострадавших на полном серьезе устно посылают к волонтерам за решением проблем. Как в первые дни посылали за едой и водой. Подтопленцы, которые после наводнения жили в санаториях, возвращаясь, часто узнают новое и неожиданное и статусе своих домов и участков.
  • в наихудшем положении, как обычно, сегодня наиболее слабые, которые не могут скандалить, добиваться и бороться. Одинокие пенсионеры, многодетные мамы и просто люди со сложностями социальной адаптации испытывают явные трудности, как с выплатами, так и с ремонтом. В особенно плохом положении сегодня пенсионеры, чувствующие себя слишком плохо, чтобы бесконечно носить справки, у них часто нет родственников, которые могут поддержать стариков. А вот те, кто энергичен и деловит, вполне добиваются всего, что положено. Правда, этого все равно не хватает.
  • волонтеров в Крымске мало, почти нет. Склад «Доброго лагеря» пуст, хотя люди приходят ежедневно (правда, половина из них – просто халявщики, приходящие с вопросом – «А что у вас дают новенького?»). Церковный пункт помощи работать продолжает, но и там почти ничего нет. Отец Сергий, кстати, очень хорошо знает пострадавших и интересуется их судьбами. Кстати, меня специально просили передать ему благодарность от волонтеров лагеря DROM за помощь в покупке инструментов для сушки домов.

    Все это я нашел просто за два дня разговоров с людьми – пострадавшими и волонтерами. Я не пытался специально «накопать проблем» и рассказать о них миру. Я не старался вникнуть в цифры, я не спрашивал, почему в штабных палатках торгуют стройматериалами дороже, чем в соседнем Новороссийске и не пытался посчитать тех, кто продолжает жить на улице. Я не рассматривал слухи и не искал случаи особо вопиющие. Ели кому интересны живые свидетельства – их есть у нас. Это то, что смогли снять буквально за несколько дней. Будет еще больше.

    Вообще, в Крымске сегодня ощущается тоска жителей по Советской власти. Все, кто пытается рассуждать здраво, а не просто выжить, говорят одно: весь район подтопления надо сносить, строить там сегодня парки и стадионы, а жителей переселять, строить им новые дома и давать новые участки. Но, увы, в ситуации, когда власть блюдет священное право частной собственности, это почти невозможно, попросту говоря, очень дорого. Ибо за свою землю с любимым огородом жители заломят цену безумную, как и владельцы земли на новом месте.

    Это просто неофициальный Крымск – то, чем люди живут.

    Неофициальный Крымск сегодня – город очень больших проблем, инфляции в жилищной сфере и социального недовольства. И все это будет только усиливаться по мере наступления холодов.

    А еще это город, очень многим открывший глаза на общество, в котором мы живем. Алчность и взаимное недружелюбие пострадавших удивляет чрезвычайно неприятно. У парализованной женщины-подтопленки бывший муж вывез из дома всю гуманитарную помощь. Волонтерская помощь семье, состоящей из турка и казашки, вызывает буквально бешенство соседей. Хотя у приезжих дочь с гниющей от полиомиелита ногой, а у соседей новая иномарка. Две беременные девушки, собиравшие гуманитарную помощь в огромных количествах, дежуря поочередно на пороге разрушенного дома, вечером клали ее в машину и отвозили в благоустроенное жилище в соседней станице. Толпы мошенников и повальное нежелание помогать друг другу, вплоть до рекомендаций волонтерам кому-то не помогать по той или иной причине иногда – явно надуманной.

    Есть, конечно, исключения. Среди местных жителей встречаются неимоверно, просто запредельно отзывчивые и бескорыстные люди, которые, кстати, категорически не хотят, чтобы их имена всплывали в прессе. Но их процент на фоне занятых строго своей бедой и ревниво следящих, чтобы соседям не перепало лишнего, ничтожен.

    Кстати, чем сильнее человек пострадал, тем более он склонен к помощи другим. Наибольшую активность по части хапнуть побольше проявляют сегодня те, кого беда задела не сильно.

    И, с другой стороны, в Крымске внезапно проявилось, насколько массовой, бескорыстной и эффективной может быть помощь «всем миром». Какие неожиданные люди отзываются на чужое горе. Вы представляете себе заслуженного адвоката России, разгребающего совковой лопатой глину в чужом подвале? Или девушку-бармена из московского клуба, таскающую ведра с мулякой? Начальника транспортного отдела города-казино «Азов-сити», который ручной помпой качает ил из протухшего колодца? А я все это видел своими глазами или же общался с непосредственными свидетелями подобных чудес.

    Напоследок немного практической информации. Кого интересуют разного рода строительные частности и юридические тонкости – можно читать тут.

    Кто хочет пожертвовать на помощь Крымску – а как бы то ни было, помощь сегодня там нужна, на ремонт и строительство – сюда или сюда

    Кто хочет записаться волонтером, которые до сих пор нужны (проезд до Крымска и обратно оплачивается, предоставляется жилье и еда) – звонить Косте Сарваниди по телефону +7(929)8494966 или писать мне berhin@predanie.ru