Кризис милосердия

Сейчас наступило время проверки — что значит для нас благотворительность? Хотя бы для тех людей, кто жертвовал не деньги, а собственное время — как волонтеры. Стало ли для нас это нормой или это некий показатель избыточности, моды?” Материал журнала “Фома”

Мировые потрясения испытывают на прочность не только финансовую сферу. И если у всех нас не хватит сил повести себя достойно в нынешних условиях — ситуация лишь усугубится, а поэтому от того, насколько по-христиански мы отреагируем на происходящее, зависит теперь наше благополучие.

К началу 2009 года стало очевидно: проблемы большого бизнеса ударят и по благотворительности, которая существует на его средства. Недавно на сайте Комиссии по церковной социальной деятельности при епархиальном совете Москвы (www.miloserdie.ru) был размещен призыв поддержать деньгами и своим участием наиболее важные проекты: помощь инвалидам, бездомным и пожилым людям в богадельне. «Благотворительность кончилась — милосердие остается» — гласил новый девиз сайта.

Сходная ситуация и в регионах. Туда докатилась пока лишь первая волна кризиса, но и там благотворительные организации сокращают расходы, увольняют своих сотрудников. Правда, путем значительных усилий им удается пока не переносить свои внутренние трудности на подопечных.

— Конечно, стало гораздо труднее, но мы стараемся не сокращать бюджет или сокращать его очень незначительно, — рассказал «Фоме» духовник женского Ново-Тихвинского монастыря города Екатеринбурга схиигумен Авраам (Рейдман). — Все люди, получавшие обеды в нашей благотворительной столовой (а это около 1 500 человек ежедневно), будут получать их по-прежнему, но несколько изменится меню: если раньше скоромные блюда (мясо, творог и тому подобное) подавались постоянно, кроме среды и пятницы, то теперь будут подаваться реже: один-два дня в неделю. Воспитанницы нашего приюта живут в тех же условиях, что и раньше: это касается и питания, и одежды, и образования. То же можно сказать о гимназии. Благодетели нашего монастыря, несмотря на трудности, несмотря на то, что вынуждены сокращать пожертвования на строительство, считают совершенно невозможным ограничить, а тем более отменить пожертвования на благотворительные проекты.

Увы, несмотря на это, проблемы самих благотворителей остаются непонятыми большинством из нас. Вместо сочувствия предприниматели-благотворители получают в свой адрес очередные порции осуждения и злорадства. Отношение к богатым людям в нашей стране традиционно негативное, и вряд ли кто-то будет утверждать, что возникло оно на пустом месте. Однако его категоричность бьет в том числе и по тем, кто тратит свои средства не на себя, а на помощь другим. И все это в конечном итоге мешает многим из нас адекватно воспринимать ситуацию.
Если судить, не разобравшись, может показаться, что отказ от филантропии продиктован исключительно алчностью самих филантропов. На самом же деле большинство из них стоит сейчас перед невероятно трудной дилеммой: отказаться от социальных проектов — или «утопить» собственный бизнес, а значит, оставить нищими своих работников.

— Вопрос поддержки бейсбольной команды или драматического театра приобретает иную значимость на фоне вопроса об увольнении сотен, а то и тысяч сотрудников, — говорит коммерческий директор компании «Н-транс» Никита Мишин. — Мне кажется, что сейчас в первую очередь надо направлять средства на поддержание работающих людей.
Все звучит логично, но вот только поймут ли это деятели культуры и спорта? Да и всем нам необходимо понять это, иначе все будет еще хуже. Ведь мировой финансовый кризис — в первую очередь кризис доверия. Банки и компании не доверяют друг другу, отчего и возникают проблемы в экономике. Единственное, чем мы можем ответить на это, — верой и доверием: верой в Бога и доверием друг другу. Если вслед за доверием в экономике разрушится доверие между людьми, кризис перекинется и в социальную сферу, где разобщенность людей и слоев возрастет еще больше.

А поэтому в условиях тяжелых потрясений как никогда важно остаться христианином не только на словах, но и на деле, то есть вместо обвинений в адрес бизнесменов попытаться понять их и поддержать их благие начинания.

Возможностей здесь много. Для начала не стоит забывать, что в условиях, когда роль бизнеса в филантропии снижается, растет необходимость участия каждого из нас: деньгами ли, своим ли временем — неважно.

— Личные финансы более устойчивы в период кризиса, чем корпоративные, хотя и здесь объем средств все равно будет сжиматься, — уверен Никита Мишин. — Значит, роль частных людей, жертвующих свои средства, будет расти.

Об этом же напоминает и сайт miloserdie.ru, призывающий москвичей пожертвовать хотя бы сотую часть зарплаты. «Что такое одна сотая? Например, если Ваша зарплата 20 000 рублей — то это 200 рублей. Один поход в кино! Одна чашка кофе в кафе!».

Есть и другие возможности. К примеру, волонтерство, на которое особо полагаются сегодня участники всевозможных благотворительных программ.

— Думаю, кризис еще ударит по нам, — уверенно сообщил «Фоме» священник Сергий Красников из Ростова-на-Дону, чей приход осуществляет целый ряд социальных проектов. — Но мы готовы к этому удару. Тем более что основу нашей деятельности всегда составляли не столько крупные спонсоры, сколько добровольцы из числа наших прихожан.
Если же финансовый кризис будет сопровождаться еще и кризисом волонтерства, то тут пенять на неправедность «миллионеров» будет уже совсем неприлично. Зато если все произойдет наоборот, то благотворительность, быть может, еще и выиграет от кризиса.
В октябре директор российского филиала международной некоммерческой организации CAF, занятой в области эффективной благотворительности, Мария Черток напомнила… о положительных результатах знаменитого дефолта 1998 года.

— Первые серьезные социальные компании появились в нашей стране именно после того кризиса, — сказала она на конференции, посвященной пятнадцатилетию CAF-Россия. — Тогда многие российские компании задумались о том, что деньги нельзя тратить необдуманно, как было прежде. Это и привело к появлению первых серьезных стратегических проектов в сфере филантропии. В данной области произошел качественный скачок.

Десять лет назад сумел перестроиться большой бизнес, а сегодня, видимо, следует перестроиться всем нам. Перестать воспринимать социальные дела как обязанность государства или бизнеса, на которые можно пенять за недостаточную щедрость и эффективность. Понять, наконец, что гражданское общество — это там, где в хороших начинаниях участвуют все, а не только администрация или финансово-промышленная олигархия.

Конечно, и тут мы не застрахованы от больших проблем. Но это, пожалуй, единственный способ попробовать избежать их в современных условиях. По крайней мере если не мы, то никто иной этим не займется. А значит, нужно делать то, чему нас учит Евангелие.

Сергей Габестро, исполнительный директор Фонда Серафима Саровского, Москва

Благое дело без помощи не останется

Условно все благотворительные программы можно разделить на две категории: те, что были созданы с целью получения денег, и те, что создавались для реальной помощи людям. Первые — отсеются, у вторых же — гораздо больше шансов выжить, не остаться без помощи, ведь они реализуются не только за счет денег бизнеса.
Несмотря ни на что российский Фонд Серафима Саровского продолжит финансирование своих благотворительных программ: «Православная инициатива», «Семейный очаг», «Серафимовский учитель».

Российское гражданское общество пока очень слабо развито. К сожалению, большинство инициатив идет сверху вниз, поэтому при изменениях в структурах власти начатые ранее проекты моментально затухают. Основная задача власти, особенно в кризисное время, — поддерживать инициативы, которые идут снизу. Общественные организации, в свою очередь, должны формулировать и доносить до власти свои инициативы.

Чем занимаются организации, которые вы поддержали?

Каким образом вы участвовали в благотворительности и помогали нуждающимся в течение прошедшего года? Вы пожертвовали…


Результаты опроса предоставлены CAF (Британский благотворительный фонд). Опрос проведен в июле 2008 года в городах РФ с населением более 500 тыс. человек. Возраст респондентов: от 18 до 65 лет.

Что будет с благотворитьельностью?
«Сейчас наступило время проверки — что значит для нас благотворительность? Хотя бы для тех людей, кто жертвовал не деньги, а собственное время — как волонтеры. Стало ли для нас это нормой или это некий показатель избыточности, моды?»

Протоиерей Аркадий Шатов, председатель Комиссии по церковной социальной деятельности при Епархиальном совете г. Москвы

Проверка веры
Многие из благотворителей переживают трудные времена, поэтому сокращение социальных проектов, видимо, неизбежно. Кризис — это суд Божий, и в том числе над благотворительными проектами. Это проверка веры: и тех, кто оказывает благотворительную помощь, и тех, кто ее получает. От всего ли сердца мы отдаем наши средства тому, кому они необходимы? А тот, кто получает такую помощь, должен уповать на Бога — Он не оставит без попечения дела, которые действительно нужны, и не даст погибнуть больным, холодным и голодным. Недавно, несмотря на кризис, в нашу Комиссию женщина, пожелавшая остаться неизвестной, принесла целую сумку денег: миллион рублей для помощи сгоревшему храму. Просьба о помощи была только что опубликована на нашем сайте «Милосердие.ру», и помощь не замедлила!

Мы очень надеемся сейчас и на наших добровольцев: у Комиссии их уже почти 700 человек, будем привлекать их к нашим проектам всюду, где возможно. Во время кризиса бедным и больным надо помогать всем миром. Мы сейчас создаем антикризисное Общество друзей милосердия, куда будем принимать всех, кто может пожертвовать одну сотую месячного дохода на выживание социальных проектов Комиссии: двух детских домов, богадельни, патронажной службы, службы помощи бездомным и других. Ведь если от каких-то проектов и можно отказаться, то одиноких бабушек, детей и беспомощных больных на улицу не выкинешь! Как стать другом милосердия, можно узнать у нас на сайте «Милосердие.ру» или по телефону 972-97-02.

Священник Александр Ткаченко, директор медицинского учреждения «Детский хоспис», Санкт-Петербург

Будем искать другие пути
Раньше люди давали от избытка. Но в условиях кризиса по-настоящему благим делам жертвователи помогают, терпя недостаток. Те, кто помогал нашему хоспису ранее, не сократили своей помощи. Наши благотворители объяснили это тем, что их эти деньги не спасут, а нам они смогут помочь. Конечно, сегодня стало сложнее обращаться за помощью. Очень неудобно просить, зная, что бизнес переживает не лучшие времена. Но мы продолжим работать, будем искать какие-то другие формы поддержки нашего дела. Так, к Новому году многие компании буквально заваливают партнеров и клиентов сувенирами, тратя на это приличные суммы. Почему бы не отказаться от части подарков и не разослать открытки, в которых со словами поздравления будет сказано: «В этом году Вы не получили наш календарь, потому что деньги, которые могли быть на него потрачены, направлены на нужды хосписа». Такие акции вполне уместны в условиях кризиса и помогут сформировать положительный имидж компании лучше, чем просто коммерческая реклама.

Андрей Гусаров, председатель совета директоров ООО ФПК «Сатори», Москва

Поддержим приходскую жизнь
Финансирование благотворительных программ будет сокращаться. Наша компания постарается начатое довести до конца, однако маловероятно, что мы будем начинать новые проекты, да и начатые программы будут подкорректированы. Например, если построен храм, то без отопления мы его не оставим, но покупку дорогого убранства финансировать не будем. Думаю, что мы сосредоточимся на поддержании приходской жизни.

Кризис — это не повод для паники. Жизнь продолжается — просто изменились условия, и мы должны пересмотреть ценности и расставить приоритеты. Кто-то считает, что ценности не изменятся, но я уверен в обратном. Сейчас многие ставят во главу угла экономический успех, но кризис показывает, что эта ценность очень зыбкая, в жизни должно быть более твердое основание. Думаю, что во время кризиса многие люди придут к Богу. Именно поэтому мы будем продолжать поддерживать церковные общины, с которыми мы традиционно сотрудничаем, чтобы приходская жизнь развивалась, люди шли в храм.

Чулпан Хаматова, учредитель фонда «Подари жизнь!», актриса, Москва

Есть вещи страшнее кризиса
На благотворительность так или иначе идут «лишние» деньги, которых сейчас не будет. Ситуацию мы уже начали чувствовать. На время (по их собственным словам) ушли некоторые наши крупные жертвователи — серьезные и богатые бизнесмены.

Сейчас наступило время проверки — что значит для нас благотворительность? Хотя бы для тех людей, кто жертвовал не деньги, а собственное время — как волонтеры. Стало ли для нас это нормой или это некий показатель избыточности, моды? Но я уверена, какого-то морального упадка здесь не произойдет. И люди будут ходить в больницу к детям, фонд будет работать изо всех сил. Сегодня самое важное — сохранить у людей доверие к фонду. Ведь перевести на счет Сбербанка по два рубля, по пять — может каждый. Главная наша надежда сейчас — люди с зарплатой ниже среднего уровня, ведь за счет количества откликнувшихся можно оказать реальную помощь. А нам важно проводить всевозможные пиар-акции, чтобы люди не забывали, что дети болеют, что есть вещи страшнее финансового кризиса…

Вячеслав Заренков, председатель совета директоров холдинга «Эталон-ЛенСпецСМУ», Санкт-Петербург

Важно сохранить людей
Делать прогнозы на отдаленную перспективу я бы не стал. За всю историю капитализма это первый экономический кризис такого уровня, так что ситуация, в общем, нестандартная и непрогнозируемая. Думаю, что года полтора-два всех нас будет очень «штормить». И, конечно, любой бизнес, и наш тоже в этих условиях будет на первое место ставить задачу самосохранения. Соответственно, выделение средств на нужды, не касающиеся непосредственно производства, в том числе на благотворительность, будет сокращаться. Если же сокращать финансирование основной производственной деятельности и направлять средства на благотворительность, то бизнес может оказаться под угрозой, а тысячи людей, работающих в компании, окажутся на улице. И тогда, в свою очередь, пополнят ряды нуждающихся в благотворительной помощи.

Никита Мишин, коммерческий директор компании «Н-транс», Москва

Смена приоритетов
Когда мы говорим о корпоративной благотворительности, нужно помнить, что у нас компании делают пожертвования из чистой прибыли. В период кризиса прибыли резко падают и сохранить благотворительные программы на прежнем уровне сложно. Уже сейчас многие компании испытывают серьезные финансовые трудности: им бы зарплаты сотрудникам вовремя выплатить, а не думать о поддержке баскетбольной команды… Корпоративная благотворительность, к сожалению, сбавит обороты. И внутри нее должна произойти смена приоритетов. Условно говоря: предприятие может истратить на благие цели сто рублей вместо докризисных двухсот. Придется выбирать — выделить ли на строительство нового монастырского здания или на поддержку существующего детского приюта? Думаю, многим некоммерческим программам придется подождать лучших времен: сначала компании должны сохранить основное производство и вернуться к эффективной работе «по специальности».

А вот в сфере личной благотворительности все, на мой взгляд, изменится не так резко. Хотя объемы ее сократятся, люди никогда не перестанут помогать ближним.

Алексей Ананьев, председатель совета директоров ОАО «Промсвязьбанк», Москва

Все проекты доведем до конца
Мы не собираемся сокращать благотворительные программы. Все проекты, которые мы начали вести, мы безусловно доведем до конца. Что касается программ следующего года, то мы предполагаем поддерживать пропорцию между заработанными средствами и деньгами, переданными на благотворительность, по крайней мере на прежнем уровне.

Фото Екатерины Степановой, Веры Паращук, Владимира Ештокина, из архива журнала «Фома»


Помочь – это совсем просто
Чулпан Хаматова, соучредитель благотворительного фонда «Подари жизнь!»

Я хочу рассказать читателям «Фомы», как, пользуясь обычной банковской пластиковой картой, можно помочь детям, больным раком крови.

Эта карта, которая называется «Подари жизнь!», — совместный проект благотворительного фонда «Подари жизнь!», Сбербанка России и международной платежной системы Visa. Такая пластиковая карта ничем не отличается от обычной, только с каждой транзакции, то есть с каждого момента снятия денег, при каждой покупке на счет фонда автоматически переводится 0,3% от снимаемой суммы, и еще 0,3% добавляет Сбербанк. Получается, что если вы делаете покупку на тысячу рублей, то 3 рубля дарите детям. К ним присоединяются 3 рубля от Сбербанка, и на счет фонда поступает 6 рублей. И все это происходит автоматически. Не нужно стоять в очередях, заполнять квитанции…

Семь миллионов человек в России имеют пластиковые карты Сбербанка, Многим на них перечисляется зарплата. Так вот, таким же образом зарплату можно получать и на карту «Подари жизнь!». И если хотя бы тридцать-сорок тысяч человек начнут пользоваться картой «Подари жизнь!», то с подобных, казалось бы, крохотных отчислений наш фонд будет получать около полутора миллионов рублей в год. Для лечения лейкемии это не очень большая сумма, но зато она будет стабильной.

Всю отчетность по картам можно будет увидеть на сайте «Подари жизнь!». Сбербанк будет осуществлять также рассылки SMS-сообщений владельцам этих карт об экстренной помощи, которая нужна детям. В мире практика использования подобных карт существует давно. Кроме того, там некоторые карты доступны не для всех: нужно много сделать в благотворительности, чтобы заслужить право на них.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши статьи в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?