В конце минувшей недели стало ясно, что в Европе, помимо Италии, появились еще два крупных очага распространения коронавируса – это Испания и Франция

Телевизионное выступление президента Франции Эмманюэля Макрона в связи со вспышкой коронавируса COVID-19. Фото EPA/ТАСС

Президент Эммануэль Макрон объявил, что страна переходит на особые меры противодействия этой угрозе: с 16 марта официально закрыты все учебные заведения, закрыты многие магазины, ограничен доступ в музеи, отменены развлекательные мероприятия.

Французов призывают по возможности переходить на самоизоляцию – лозунгом этого движения стал хэштег #resterchezvous, что буквально означает «оставайтесь дома». Оставаться никто не хочет: в выходные в парижских парках, на набережных и воскресных продуктовых рынках было многолюдно, люди гуляли, что называется, как в последний раз.

Между тем, количество заболевших, по данным на утро 16 марта составляет 5432 человека. Из них 900 человек – те, кто заболел днем ранее. Умерли уже 127 человек (36 только за последние сутки). Еще 400 находятся в реанимации в тяжелом состоянии. Важно: как минимум половина из этих четырехсот – достаточно молодые люди, есть даже подростки моложе 18 лет.

«Нет масок и дезинфекции, но главное – нет информации»

Французы слушают обращение президента. Фото EPA/ТАСС

«Масок в продаже нет. Дезинфицирующих гелей тоже», – написано в объявлении на дверях парижской аптеки. Никаких действенных средств спасения от эпидемии, кроме карантина, Франция сегодня не видит.

На отсутствие масок жалуются не только рядовые граждане, они в дефиците и у врачей. Средств защиты нет ни у первичного звена – врачей общей практики, которые ходят по домашним вызовам или принимают пациентов в кабинетах, – ни у персонала в больницах.

«В свободное от приемов время я постоянно хожу по аптекам, чтобы найти маски, водно-спиртовые растворы, перчатки. Очень тяжело так работать», – жалуется врач из Марселя.

Она признается, что в одной из аптек с большим трудом удалось добыть всего десять масок, при этом – хирургических, которые прилегают не так плотно и защищают от инфекции куда хуже, чем специальные маски анатомической формы и с клапаном.

Убедить фармацевта достать товар из-под прилавка помогли лишь документы, удостоверяющие профессию покупательницы и угроза скандала.

«У меня нет маски и дезинфицирующего геля, ничего. Прежде всего, нет никакой информации. Из СМИ я узнал, что при коронавирусе нельзя назначать ибупрофен (при коронавирусе этот препарат дает тяжелые осложнения. – Прим.ред.)», – возмущался медик из Прванса.

Министерство здравоохранения рапортует о том, что в стране готовы к использованию 1000 реанимационных коек. Почти половина из них сейчас заняты, и врачи боятся, что вскоре возникнет дефицит мест для тяжелых больных.

«Мы в самом центре пандемии»

Голосование на муниципальных выборах во французском городе Ментон на границе с Италией во время эпидемии коронавируса COVID-19 Фото AP/TASS

Министр здравоохранения Оливье Веран призвал все население осознать всю серьезность ситуации и, как он изящно выразился, «ограничить социальное взаимодействие».

«Вирус невидим, он быстро циркулирует и угрожает жизни людей», – предупредил Веран. В возглавляемом им министерстве подтвердили, что в ряде случаев тяжелая форма течения инфекции была зарегистрирована у людей, которые до этого были абсолютно здоровы и не имели хронических заболеваний или возрастного фактора.

Получается, популярное ранее предположение, что коронавирус опасен, прежде всего, для стариков, не совсем верно, во Франции болеют все, и многие – тяжело.

Рядовые французские врачи, находящиеся на передовой борьбы с вирусом, – надо сказать, что большинство публикаций в прессе оперирует именно «военной» лексикой – отказываются от общения с прессой, мотивируя это некой «подпиской о неразглашении».

Говорить решаются немногие, да и то анонимно. Так, некий пульмонолог, сотрудник одного из университетских больничных центров, признался: «Я готовлю свою команду к марафону продолжительностью не менее трех месяцев».

Эпидемиолог Уильям Даб, который имеет успешный опыт борьбы с атипичной пневмонией и другими «китайскими» вирусами, обеспокоен не на шутку. «Ситуация очень серьезная. Если честно, я никогда так не волновался. Мы знали, что это произойдет однажды: массивная урбанизация, интенсификация международной торговли, безудержная демография, все условия были созданы.

Вопрос был не в том, будет ли когда-либо пандемия такого масштаба, вопрос был лишь в том, когда это произойдет. Уже произошло, мы в самом центре пандемии».

Глава реанимационной службы парижского госпиталя Биша, профессор Жан-Франсуа Тимси, был более пессимистичен. Лично понаблюдав за работой своих коллег, принимавших тяжелых больных, нуждавшихся в искусственной вентиляции легких, Биша заявил на одном из недавних совещаний столичных медиков, что Францию «ожидает много смертей и слез».

Для каждой эпидемии министерство здравоохранения Франции проводит оценку потенциального уровня смертности. Сегодня они таковы: минимум 30 000 погибших, что в три раза больше, чем число смертей от сезонного гриппа, и максимум 300 000 печальных эпизодов.

Все это лишь примерные расчеты: журналисты успокаивают свих читателей, что в период свиного гриппа 2010 года ожидали около 50 000 смертей, но на деле статистика была куда ниже.

Пока же Франция замерла в ожидании. Сейчас количество заболевших растет с высокой скоростью, один человек заражает как минимум троих, в день число пострадавших от коронавируса увеличивается на несколько сотен человек. К концу этой недели станет ясно, приносят ли меры изоляции какие-то результаты.

В целом же расслабляться Франция не намерена до лета – июня или июля месяца. Ведь пока достоверно не известно, как вирус поведет себя при жаркой погоде, погибнет или, напротив, почувствует себя увереннее и начнет активное распространение.

Социальные ясли и компенсация до 80% зарплаты – что готово сделать государство

Санитарные процедуры во время голосования. Фото AP/ТАСС

Сейчас главное для Франции – наладить действительно работающий режим самоизоляции как потенциальных носителей вируса, так и уязвимых категорий граждан. Пока прозвучали основные рекомендации, но реальная практика еще не вполне налажена, люди не понимают, что можно, а чего нельзя, и лишь приспосабливаются к новым для них порядкам.

Первое и самое важное – была ограничена работа общественного транспорта, причем как городского метро и автобусов, так и поездов и автобусов, курсирующих между городами. Уменьшение количества рейсов произойдет постепенно, за неделю транспорт «замедлится» почти вдвое.

Горожанам, которым необходимо все же бывать на работе и выходить на улицу, власти рекомендуют пользоваться велосипедами – собственными и арендованными.

В стране закрыты все школы, коллежи, лицеи и университеты. Учебные заведения не работают с 16 марта, детей перевели на дистанционное обучение, но оно пока не заработало в полную силу.

Многие педагоги жалуются, что при онлайн-уроках связь то и дело обрывается из-за большой нагрузки со стороны пользователей, и порядок урока нарушается.

Что касается малышей, то для них в Париже были созданы социальные ясли. Но отдать туда детей могут лишь медицинские работники, предъявив удостоверение. Ожидается, что вскоре услугой смогут воспользоваться и транспортные работники, труженики социального сектора и госслужащие, так или иначе связанные с темой борьбы с эпидемией. А всем остальным придется сидеть с детьми самостоятельно, работая из дома.

Представителям профессий, которые не могут сейчас работать в силу того, что их предприятия закрыты на карантин, работодатели обязаны выплатить 80% заработной платы, которые затем возместит государство.

Информация появилась в прессе, но многие работодатели пока не готовы разбираться во всех тонкостях этого взаимодействия. «Говорила со своим начальником – отшутился, что ничего не знает об этом», – жалуется обеспокоенная парижанка в соцсетях.

Французская трагедия: не можем жить без багетов и круассанов

Одни из самых востребованных материалов на французских информационных сайтах – это списки магазинов, которые уже закрылись и которые еще работают. Пытаясь успокоить взволнованных граждан, власти не стали закрывать крупные супермаркеты типа Ашана и Monoprix, но попросили ограничить туда доступ, запуская посетителей небольшими группами, однако продлить часы работы, чтобы люди могли делать покупки поздним вечером и ранним утром.

Многие продуктовые обещают наладить онлайн-торговлю с «бесконтактной» доставкой до двери клиента.

Небольшие супермаркеты в провинциальных городах, не сговариваясь, выступили с инициативой отдать утренние часы под обслуживание пожилых людей. Вместо 8:30 магазины теперь открываются в 7:45 и пускают за покупками только тех, кому больше 70 лет, чтобы оградить стариков от других клиентов, несущих потенциальную угрозу заражения.

По подсчетам директора одного из супермаркетов, только за утро 16 марта услугой воспользовались 30 человек. Все это пенсионеры, у которых нет родственников, и им некого попросить о помощи в покупке и доставке продуктов.

Доставку развивают также парижские кафе и рестораны. Те из них, что не закрылись, перестраивают бизнес в пользу торговли на вынос. Те же, что временно закрываются, экстренно распродают запасы из своих холодильников: вина, сыры, свежие сезонные овощи и даже деликатесы можно купить по очень выгодным ценам.

Опасаясь народных волнений, французские власти приняли решение не закрывать «святая святых» – булочные и кондитерские. Однако прозвучала рекомендация запасаться багетами и круассанами впрок, чтобы заморозить их в холодильнике и разогревать по мере надобности.

Привыкшие совершать утренний променад до ближайшей булочной французы пока что недоумевают – это сильнейший удар по традициям, такой же, как закрытие Лувра и Эйфелевой башни. Но все же пришлось подчиниться.

Сегодня соцсети наполнись фотографиями «последних багетов перед карантином».

Строго соблюдает предписания и Католическая церковь. Мессу служат за закрытыми дверями храмов, в присутствии одних лишь священников. Миряне причастия не получают, но могут присутствовать на службе виртуально: в некоторых епархиях наладили трансляцию из храмов в интернете. Особо дружные общины проводят в сети и совместные молитвенные бдения.