Колония – некрасивое название

Колонии для несовершеннолетних будут переименованы в воспитательные центры, а подростки, осужденные за преступления небольшой степени тяжести, смогут проживать за пределами колоний

Воспитательные колонии для несовершеннолетних будут переименованы в воспитательные центры, в них существенно улучшатся бытовые условия, а подростки, осужденные за преступления небольшой степени тяжести, смогут проживать за пределами колоний.

Концепция развития уголовно-исполнительной системы РФ до 2020 года предполагает гуманизацию закона по отношению к несовершеннолетним. 14 октября Правительство РФ приняло эту концепцию. На семинаре о роли некоммерческих организаций в оказании помощи осужденным подросткам заместитель начальника управления социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными Юрий Краснов отметил, что концепция предполагает создание на базе колоний воспитательных центров, которые обеспечат гуманизацию исполнения наказаний, индивидуальный подход в решении социальных и психологических проблем подростков, станут содействовать получению дистанционного образования и профессии. Понятие «воспитательный центр» будет закреплено в законодательстве.

Несовершеннолетних разместят в помещениях, рассчитанных на четверых человек, а осужденных за не очень тяжелые преступления – за пределами центра. Планируется увеличить возраст пребывания молодых людей в этих центрах до 21 года или до окончания срока, чтобы они избежали контакта со взрослыми преступниками. Напомним, что до 2009 года подростки, бывшие на хорошем счету, имели право оставаться в колониях для несовершеннолетних до 21 года, но в начале 2009 года Государственная дума приняла поправку к закону, и теперь после 19 лет всех обязаны перевести в исправительно-трудовую колонию для взрослых.

Концепция также предполагает участие НКО в работе по социализации несовершеннолетних правонарушителей. Ведущий научный сотрудник НИИ ФСИН Михаил Дебольский считает, что для работы с подростками в качестве волонтеров надо привлекать студентов педагогических вузов.

Мария КАННАБИХ, президент Фонда помощи заключенным:
Концепция разрабатывалась давно, просто только сейчас ее, наконец, приняли. В прошлом году такие центры открылись в Архангельской и Брянской областях. Наш фонд частично финансировал строительство. Дети там живут за пределами колонии. Летом я ездила в Архангельский центр, общалась с ребятами, и меня это общение порадовало: живые лица, горящие глаза. Понимают, что не каждому доверят жить вне колонии. В центре есть молельная комната, спортивные площадки и даже живой уголок. Пока, слава Богу, ни одного рецидива не было, прошло уже больше года. Это важный шаг в гуманизации пенитенциарной системы по отношению к несовершеннолетним.

Благодаря таким альтернативным наказаниям со временем примерно вдвое сократится число колоний для несовершеннолетних (сейчас их около 60). И сами колонии переименуют в воспитательные центры, так как колония – некрасивое название. Увеличится процент условных наказаний для несовершеннолетних, при этом подростки будут находиться в сфере внимания пенитенциарной системы и общественных организаций.

И сейчас в колониях многое делается для реабилитации подростков. Почти во всех колониях есть спортивные секции, компьютерные классы, кружки, дети имеют возможность не только среднюю школу закончить, но и получить профессию. Этих подростков не надо реабилитировать. Реабилитация – возвращения к нормальной жизни, а у большинства из них нормальной жизни никогда не было – они, как правило, из неблагополучных семей или сироты. Надо просто привить им основные нравственные ценности, научить их жить по-человечески. Поэтому воспитательный аспект работы ФСИН должен быть значительно расширен.

Возраст пребывания в колонии сократили до 19 лет, чтобы избежать дедовщины. Колонии тогда были переполнены. Сейчас пришли к выводу, что это не совсем правильная мера – перевод на взрослую зону, и общественность ставит вопрос об обратном увеличении возраста до 21 года. Все делается методом проб и ошибок.

Не все со мной согласны, но я придаю большое значение участию Церкви в работе с несовершеннолетними правонарушителями. Верующий подросток, даже если он не воцерковится полностью, в будущем никогда осознанно не совершит преступление.

Татьяна АЛТУХОВА, учитель математики в школе Новооскольской женской колонии для несовершеннолетних с 1984 по 2009 год:
— Мне трудно представить, как наши спальни переоборудуют в комнаты на 3-4 человека, но поскольку запланировано это к 2020 году, почему бы нет.

Замечательна идея дистанционного обучения. Многие хотят учиться. Свобода ограничена, надо куда-то направить энергию. Направляют на учебу, на общение. Общение со студентами педагогических вузов будет интересно и подросткам, и студентам. Они почти ровесники, а для студентов это и большой практический опыт, который непременно пригодится, если они будут работать по специальности. Но все же главное – воспитательная работа в колонии. Воспитатели и учителя видят детей каждый день, и приходящий от случая к случаю волонтер не может их заменить. К нам многие приезжали, и это хорошо – не нужно изолировать детей от мира, им в него возвращаться предстоит. Часто в колонии бывали священники, и тоже повлияли на некоторых девочек. Но любое волонтерство хорошо как дополнение к работе сотрудников колонии. Основополагающим, я думаю, оно никогда не будет.

Неплохая идея – проживание за территорией колонии, но не всем это можно доверить. Дело не только в тяжести преступления. Были у нас девочки, осужденные за тяжкие преступления, которым можно было доверять больше, чем некоторым из осужденных за легкие. Нужен индивидуальный подход к каждому ребенку.

Леонид ВИНОГРАДОВ

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.