Может ли здоровый и сильный человек заставлять слабого и больного делать то, что «надо», если слабый не хочет? Об этом вчера на семинаре по наследию митрополита Антония Сурожского «Насилие и свобода» рассказала волонтер первого московского хосписа Фредерика де Грааф

Может ли здоровый и сильный человек заставлять слабого и больного делать то, что «надо», если слабый не хочет? Об этом вчера на семинаре по наследию митрополита Антония Сурожского «Насилие и свобода» рассказала волонтер первого московского хосписа Фредерика де Грааф.

– Здоровый и сильный иногда считает, что лучше знает, чем его больной и слабый подопечный, что для подопечного лучше. И тогда сильный заставляет слабого сделать так, как нужно сильному. Как разобраться, когда это является правильным, а когда насилием?

– Я часто слышу подобное от женщин, у которых больной муж лежит в постели, а они все решают за него. Эти женщины думают, что они делают добро. Но это может зайти так далеко, что больной полностью потеряет контроль и ничего не может сам выбрать. И тогда у него начинается депрессия, потому что он просто лежит и ничего не может сделать сам.

Мы обсуждали это с женами и предлагали дать больному выбор. Дайте ему выбор, дайте решить самому. Даже если это будет не очень для него выгодно, пусть он сам решает. Можно обсуждать его решение, но дайте ему свободу решить самому. Если, конечно, он не под влиянием большой дозы наркотика, если он в своем уме.

Я всегда говорю: «вы хозяин, скажите мне, чего вы хотите, а если не хотите, то это ваше решение». Это нужно для того, чтобы не отнимать у человека его достоинство и свободу выбора. Даже если человек отказывается от обезболивания, он имеет на это право. Надо узнать, почему он не хочет делать то или иное, какие страхи стоят за этим.

Фото http://www.sinergia-lib.ru

Думаю, что надо учитывать, кто перед нами, и почему он так поступает. И даже если это идет вразрез с моими представлениями о том, что лучше, все равно это его воля. Если человек в своем уме, не под влиянием веществ, нужно относиться к его выбору с уважением.

– А если лежачий больной не хочет, чтобы его обрабатывали. А ты знаешь, что если не будешь его обрабатывать, он умрет, допустим, от пролежней.
– Тогда надо объяснить, почему это надо. Чтобы он понял, почему его обрабатывают, а не просто потому, что «надо». Ему ничего не «надо», это его тело. И где-то можно немножко уступить и сказать, что тогда будем обрабатывать не каждые три-четыре часа, а раз в четыре с половиной часа. Чтобы он немножко выиграл.

Владыка (митрополит Антоний Сурожский. – Прим. авт.) всегда говорил, что неэтично, когда человек находится на пороге смерти и под влиянием большого количества лекарств, даже заставлять его креститься. Потому что человек всю жизнь жил без этого, осознанно этого не хотел. И желание перед смертью его заставить это сделать, владыка называл крайним насилием, потому что это неуважение к тому, как человек жил.