Когда мы пишем о «жести»

Как же в нашей стране спокойно, без надрыва, без героизма, но в срочном порядке спасти чью-то жизнь. Только вместе! В эту пятницу 30 октября мы будем собирать «Конвертик для Бога», мы будем ждать всех, кто хочет помочь, и тех, кто просто придет попить с нами чаю и поболтать в Кофе-хаузе напротив театра «Ленком»(Москва, ул. М. Дмитровка) с 18 часов и до упора. Тел. 8 916 644 8669.

Мы уже писали о Майе Сониной, координаторе фонда «Во имя жизни», координаторе проекта «Кислород», созданного для помощи больным муковисцидозом, волонтере. И публиковали ее заметки о работе. Предлагаем вам ее свежие размышления и истории.

Одна наша девочка, Лера, которой всегда будет 11 лет, и никогда уже не будет 12, говорила: «Не бывает плохих людей, у каждого что-то есть в душе». Это правда, дорогие. Один наш мальчик, Тимур, которому никогда уже не будет 19 лет, говорил: «Я понимаю, почему это все со мной происходит. Это для того, чтобы люди, оглядываясь на меня, становились лучше».

Мне как-то написали: «Я не живу в России уже четыре года. Но могу сказать одно, за пределами России fundraising происходит совсем по-другому. Отчасти это связано с менталитетом, а отчасти и с тем, что когда видишь большой надрыв в чем-то, это не всех зажигает».

Для меня всегда стоял вопрос, как же в нашей стране спокойно, без надрыва, без героизма, без разрывания рубахи на груди, но в срочном порядке спасти чью-то жизнь. Например, в 12 ночи звонит девочка из Нижнего Новгорода и говорит, что у нее отказывает кислородный аппарат. А без кислорода она не живет. И надо где-то найти деньги и этот аппарат стоимостью 50 000 рублей где-то ночью купить и привезти из Москвы в Нижний Новгород. И чем быстрее, тем лучше. Потому что машины скорой помощи, оборудованной кислородом, в Нижнем Новгороде нет, и девочку эту никто не положит в больницу срочно, только планово, да еще и не в ту больницу, в которую надо. Мы, конечно, стараемся быть спокойными, насколько это возможно. Но мы будим по ночам людей со странными вопросами… А теперь нам нужно в течение месяца отдать долг за этот кислородный концентратор, потому что мы взяли его у другой нашей больной,. Девушку из Нижнего зовут Оля Козлова.

Я не хочу быть героем. Геройство – это глупо.

Если бы только нас было немного больше!..

Нам уже говорили, что нельзя поднимать панику на весь интернет, потому что людям от этого больно. А ведь действительно больно. В какой-то момент к нам приходит осознание того, что все, хватит, дальше просто нет сил. У меня на днях был такой момент. Я решила отказаться и уйти с этой работы. И тогда я оказалась в стане тех, кто читает то, что мы пишем. Открыв френдленту моего ЖЖ, я увидела сообщение девушки больной муковисцидозом. Она пишет о том, что ее уже в третий раз выписали из больницы, не долечив до конца: пневмонию вылечили, а подхваченный в больнице насморк — нет. Читая это, я почувствовала ту фрустрацию, которую чувствуют те, кто пишет нам: «Я не знаю, чем вам помочь». Это, скажу я вам, правда, тяжело, когда видишь и ничего не можешь сделать. Правы те, кто говорят, что чувство вины от того, что ты вот сейчас не можешь все и всех бросить и бежать спасать умирающих или тут же отдать всю зарплату на бомжей, разъедает душу как кислота, и это неправильное чувство. Ты реально не можешь помочь им все, а страдают при этом те люди, кто рядом с тобой и нуждается в тебе. Для того, чтобы что-то почувствовать, нужен прорыв сознания из той каши, в которой мы варимся.

Дело все в том, что мы все причастны. Причастны и те, кому больно оттого, что они видят, будучи не в силах чем-то помочь. Они причастны также, как те, кто приносит денежку, и те, кто чешет детей за ушком и рассказывает им сказки. Они причастны вместе с нами, вне зависимости от того, насколько мы погружены во все это. «Никто мне не друг, никто мне не враг, но каждый мне учитель». Они делают свое дело на своем месте. И они такие же мы, только в своих обстоятельствах. А ведь нельзя делить мир на «мы» и «они».

Вот только я не знаю, как же сделать так, чтобы больно не было никому. Особенно, когда мы говорим про «жесть». Чтобы не было плохо и тем, о ком пишут, и тем, кто это читает и не может ничего сделать. Я пробую сказать людям о том, что мы все просто живем в своем теле. Для всех светит солнце. И даже те, о ком мы пишем, тоже умеют улыбаться. Даже перед смертью человек живет. У нас Владька, мальчик, которому всегда будет 13 лет, перед тем, как от нас уйти, буквально за 10 минут, ругался матом на смерть и пел в полный голос песню «Врагу не сдается наш гордый «Варяг». Ира Гавришева, человек, который, как никто, способен увидеть, когда я ей об этом рассказала, все правильно поняла. Она послала мне в ответ на это улыбающийся смайлик.

Мы просто живем. А смысл этого тоже прост: живем, чтобы прийти обратно к Богу. И путь к Нему у каждого свой. И даже, не смейтесь, у атеистов. Работа у нас такая – Жизнь.

К этому причастны все. Причастны даже те виртуальные недоброжелатели, которые отвечают нам агрессией в крайней степени. Им тоже больно. И они защищаются, как умеют. И ведь они не равнодушны. Причастны все. Я, правда, не говорю про государство. Государство – это просто неповоротливая машина. Это можно понять по судьбе Ани Колосовой, например. Для этой девушки мы будем сейчас искать средства, чтобы она снова жила. Искать и собирать деньги и ждать помощи от тех, кто тоже, как и мы, причастен, желательно, без надрыва и никого не упрекая. И благодарить тех, кто просто прочтет, и тех, кто перепостит, и тех, кто придет и принесет тугрик, или просто придет, чтобы мы друг другу улыбнулись. В ком-то Христос на поверхности, а в ком-то слишком глубоко, вот и вся разница. Это я о том, что мы ждем ВСЕХ, но не в обиде на тех, кого не дождемся.

А Ане 28 лет, это много для ее болезни, и она живет покуда… Как и мы с вами. Она по образованию и по работе – врач. И сама больна с детства муковисцидозом. Она борется за возможность жить, это ее путь. Она писала Путину, в Минздрав, она ходит по кабинетам и пытается добиться получения положенных ей лекарств. Она не хочет умереть потому, что лекарств нет. Собирается ходить дальше. Но сейчас из дома ей выходить трудно. Не может выйти из очередного обострения своей болезни, и это обострение, если его не лечить, ухудшает прогноз. И надежда на то, чтобы выжить в очередной раз, у Ани осталась только на нас с вами. У нее не хватает сил, и мне непонятно, откуда она их берет.

Ане нужен антибиотик Зивокс на месяц. 3 упаковки по 10 ампул и 30 штук в таблетках. Это — 120 000 рублей.

И еще мы будем собирать деньги на два кислородных концентратора. Один – тот, о котором я сказала в начале. Нам просто нужно отдать долг. Второй – для Яны Ужеговой. Стоимость концентраторов — по 50 000 рублей.

В эту пятницу 30 октября мы будем собирать «Конвертик для Бога», мы будем ждать всех, кто хочет помочь этим девочкам, и тех, кто просто придет попить с нами чаю и поболтать в Кофе-хаузе напротив театра «Ленком»(Москва, ул. М. Дмитровка) с 18 часов и до упора. Тел. 8 916 644 8669.

наш благотворительный счет на Вебмани:
Рублевый счёт: R529060680081
Долларовый счёт: Z142935380601
Счёт в евро: E374339251157

Яндекс-кошелек (с указанием – для кого) — 41001164365753

счет Сбербанка для перевода пожертвований с карты на карту (без процентов!)
— 5469 3800 2643 5684
реквизиты Сбербанка

перечисления по системе PayPal: на адрес savechildren@yandex.ru- с обязательной пометкой «Майе Сониной для… (имя-фамилия благополучателя)».

мой телефон — 8 916 644 8669 — Майя Сонина, координатор благотворительного проекта «Кислород»

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.