Когда 17-летняя Кристина Янгляева забеременела, от нее отвернулись родные — отец и бабушка. Помощь девушка нашла за сотни километров от родного дома

«Наверное, к тому моменту я уже была готова к детям. Хотелось ту любовь, которая во мне была, кому-то подарить», — рассказывает 17-летняя Кристина.

С фотографий, которые она прислала мне по месенджеру, на меня смотрит совсем юная будущая мама: большой живот и плюшевый мишка, которого обнимает Кристина. Поневоле думаешь: ей бы самой еще в куклы играть, а не младенцев нянчить.

В феврале этого года Кристина родила сына Артема. Против рождения мальчика были самые близкие — отец Кристины Алексей Викторович и родная бабушка Мария Ивановна. Мамы у Кристины нет – умерла, когда девушке было 14, а пока была жива, дочь не жаловала – часто выпивала, била, выгоняла из дома. «У меня не было детства», — почти спокойно объясняет мне Кристина.

«Отец все время повторял: иди на аборт, иди на аборт, иди на аборт. В тот момент я осталась совершенно одна», — вспоминает Кристина. Поддержку она нашла за сотни километров от родного поселка Атяшево под Саранском – в Москве.

«Папа тебе башку за такое оторвет»

С отцом своего ребенка Вячеславом Кристина познакомилась в общей компании. Парень постарше – 20 лет, работал грузчиком и имел вполне достойную для региона зарплату. «У нас в Атяшево редко кто получает больше 20 тысяч в месяц, ему удавалось заработать около 16», — поясняет Кристина и добавляет, что сначала они со Славой просто дружили, потом начали встречаться.

Кристина говорит, что Слава красиво ухаживал, относился бережно и со вниманием, долго добивался ее расположения. Именно он сказал, что мечтает о ребенке. Так что появление Артема на свет не было случайным.

«Когда я узнала, что беременна, очень обрадовалась. Да и Слава повторял, что ни о каком аборте речи быть не может. Говорил: если ты так поступишь, я от тебя уйду.

Это его первый ребенок, он никогда бы не дал убить его. Обещал: не бойся, я решу все проблемы», — объясняет Кристина.

Казалось бы, здесь бы и сыграть свадьбу, — молодые любят друг друга, и разногласий по поводу рождения малыша у них нет. Но в дело вмешался отец Кристины. «Он тебе башку оторвет, когда узнает», — предупреждала Кристину бабушка, которая жила вместе с ней, отцом и младшей сестренкой.

Так и вышло. Папа стал требовать аборта, оскорблять Кристину. И жених ему не нравился.

Вслед за отцом восстала и бабушка. «Ты никому с ребенком не нужна, Слава твой тебя поматросит и бросит и все такое». На защиту Кристины встал только крестный, да и тот не преуспел. Пытался увещевать отца: что ж ты делаешь, она и сама еще ребенок, для чего такая жесткость? И получил ответ: «Да я знать ее не хочу».

«В какой-то момент я почти сдалась, — вспоминает Кристина. — Но потом подумала – ну как же я убью такую кроху? Стала искать помощь и нашла ее в интернете. Сначала – в проекте «Батюшка онлайн», мне написала одна матушка, Алена. Она дала номер телефона Натальи Москвитиной из фонда «Женщины за жизнь». Посоветовала: напиши ей.

— Я сначала сомневалась, Наталья Москвитина такая известная, по телевизору ее показывают. Ну неужели она мне ответит? Наташа ответила буквально через два часа. Сказала: ничего не бойся, мы поможем».

«Даже мама так ласково меня не называла»

«Наталья Москвитина и волонтеры фонда со мной общались так тепло! Наташа меня называла «Солнышко», «девочка моя» — никто меня никогда так не называл, даже мама», — рассказывает Кристина.

В этих беседах – порой ночных, со слезами, переживаниями, возникло решение: Кристина и Вячеслав поженятся, фонд на первое время снимет им квартиру. Кристина ушла из дома. Отец не разыскивал и не интересовался, как у дочери дела. На свадьбу не пришел.

В сентябре 2018 года, когда Кристина была на пятом месяце беременности, они с Вячеславом поженились. Все как положено – белое платье, костюм у жениха, ЗАГС. До ноября жили на съемной квартире, готовились к родам.

А потом мужа Кристины призвали в армию, вернется он лишь осенью 2019 года. Все это время Кристина продолжает учиться в техникуме в Атяшеве – на повара-кондитера — решила не брать академический отпуск, договорилась об индивидуальном плане обучения.

«За два месяца до родов у меня случился нервный срыв, я попала в больницу с угрозой выкидыша. В то время единственными, кто меня поддерживал, были Наталья Москвитина, волонтеры и психологи фонда.

Мне говорили: не нужно думать о ком-то, кто тебя не воспринимает, думай только о ребенке.

Наташа  рассказала обо мне у себя в «Инстаграме», и очень много людей откликнулись с желанием помочь. Мне присылали вещи для малыша, просто писали в «личку» теплые слова,  это было что-то невероятное!

Представляете, родные люди отвернулись, а совершенно незнакомые вдруг помогли!»

«Я ни о чем не жалею»

Незадолго до родов Кристина переехала со съемной квартиры в Саранск, к свекрови. В феврале на свет появился Артем. Кристина надеялась, что рождение сына  поможет наладить отношения с отцом, бабушкой, сестрой. Позвонила сначала сестре, сообщила, что теперь у нее есть племянник. Но сестра сказала: «Мне все равно».

Потом позвонил отец: «Я тебя поздравляю. Только имей в виду: я ему не дедушка, это не мой родной внук. Так что больше мне не звони». 

«На выписку папа не приехал, и до сих пор не звонил», – говорит Кристина. Вячеславу дали отпуск всего на 10 дней, чтобы он смог повидать сына. Кристина снова осталась фактически одна, на связи – только психолог из фонда «Женщины за жизнь» и священник атяшевской церкви отец Сергий, который также помогает молодой маме.

«Наверное, можно рассуждать о том, зачем было рожать так рано? Не проще ли было бы послушать родных и сделать аборт? Но я не жалею ни капельки.

Да, сначала было страшно. Как на меня будут смотреть окружающие? А вдруг муж меня бросит? А сейчас я понимаю – я же не одна! Ребенок-то со мной.

Слушаю как он агукает, мне уже слышится, что он говорит «мама». И такое чувство, что он был со мной всегда. Меня спрашивают: ты устаешь? Да нет, мне наоборот хочется с ним играть, купать его, ухаживать».

Кристина признается, что учиться уходу за малышом ей не пришлось, эту науку она освоила еще в детстве.

«У мамы подруга была… ну как подруга – пили они вместе. У подруги этой было трое детей, потом ее лишили родительских прав. Старшему восемь, среднему  — четыре, младшему – восемь месяцев. И мне – лет 12, когда меня оставляли с ними посидеть. Малыша я и купала, и баюкала, и кормила. Все это я умела делать хорошо».

«То, что не дали мне, мечтаю дать своему сыну»

В жизни Кристины, конечно, все не просто. Нужно дождаться возвращения мужа из армии, наладить быт. Нужно закончить учебу, найти работу, словом – все те обычные вещи, которые входят в жизнь каждого взрослеющего человека. Для этой девочки взросление началось раньше обычного. Но это не редкость.

Кристина говорит, что ее главная, самая важная цель – дать своему сыну Артему все то, чего была лишена сама. «О маме я не помню хорошего. Она меня часто выгоняла из дома, била. Бывали, конечно, дни, когда она была трезвая – но и тогда дни она кричала, ругалась на нас. Случалось, и милиция приезжала.

Какое у меня было детство – я никогда своему сыну такого не пожелаю.

То, что не давали мне, я мечтаю дать Артему — любить его и о нем заботиться. Я хочу, чтобы он знал: его всегда ждали, он мне с самого начала был нужен. Хочу, чтобы он чувствовал мою любовь».

Конечно, найдутся люди, готовые возразить, что травмированный в детстве человек не сможет воспитать собственного ребенка. Что не надо плодить нищету. Что в 17 лет рано становиться мамой – сначала нужно встать на ноги, получить профессию.

Вот только маленький Артем уже родился. Он уже живет, плачет в кроватке и успокаивается на руках у мамы – за это Кристина называет его Лисенком, потому что хитренький. И воспитывать его, без раздражения, с любовью – у молодой мамы вполне получается, при том, что сейчас рядом с ней почти нет взрослых, которые бы ее направляли, поддерживали, помогали.

«Кристине надо помочь на начальном этапе, дальше она все сможет сама»

«У Кристины, несмотря на все трудности ее жизни, огромный внутренний ресурс,  – говорит психолог фонда «Женщины за жизнь Алена Ефимович, постоянно сопровождающая Кристину. — Это то, что в психологии называется «социальный интеллект», способность к взаимодействию и адекватная реакция на происходящие события.

Кристине важно помочь только на начальном этапе, а дальше она сможет все делать сама. И дело тут не только в финансовой помощи. Дело, прежде всего, в человеческой поддержке, в том, чтобы обеспечить Кристине ровный и спокойный фон для жизни и воспитания малыша.

Случается, она конфликтует со свекровью, которая, тем не менее, девушке очень помогает. Переживает за отношения с мужем, с которым находится в разлуке. Волнуется, как обстоят дела с учебой, как к ней относятся преподаватели и однокурсники в связи с ее семейной ситуацией. Все это – ситуации с одной стороны абсолютно жизненные, а с другой – потенциально опасные, потому что юная неопытная девочка, лишенная поддержки, может, как говориться, «наломать дров».

Сейчас Кристине очень нужна поддерживающая конструкция вокруг нее самой и малыша, такие своеобразные «леса», которые не позволят рухнуть хрупкому сооружению. Поэтому мы разговариваем, обсуждаем все, что ее волнует, стараемся поддержать ее и помочь советом. Было дело – я даже специально беседовала с бабушкой ее мужа Вячеслава, которая тоже одно время помогала с ребеночком, чтобы разрешить недопонимание внутри семьи».

В обычных семьях молодым мамам помогают их родные мамы и бабушки. У Кристины вместо мамы оказался фонд  «Женщины за жизнь», Наталья Москвитина, волонтер Анастасия и психолог Алена. Жизнь ее сына Артема – одна из более чем 800 сохраненных  волонтерами за три года работы фонда. Поддержать этот проект можно здесь.

Фото: Валерий Труш

О проблемах, связанных с ранней беременностью, читайте:

Мама, не убивай, я беременна!