Когда св. Паисию сообщили о том, что у него последняя стадия рака, впервые он захотел сплясать от радости. Люди ощущали эту радость как победу над страхом смерти и шли к нему толпами. Память 12 июля

«Ты делай свое дело, а я буду делать свое»

У старца Паисия (1924-1994) в отношении смерти не было беспокойства. Болезням, терзавшим его с юности, он говорил: «Ты делай свое дело, а я буду делать свое».

Когда он только принял монашество, его мучил кашель с кровью. На протяжении многих лет ничего не помогало — врачи поставили неправильный диагноз. Потом выяснилось, что это бронхоэктаз и лишь после сложной операции (удалили левое легкое) стало легче.

Отец Паисий не переносил холод, на малейших сквозняках начинал чихать и кашлять. Страдал от межпозвоночной грыжи, после того, как пытался поднять тяжелый обломок гранита, живя на Синае. За несколько лет до смерти его мучили кишечные кровотечения.

О. Паисий только иногда просил, чтобы Бог дал ему силы подниматься с кровати и что-то делать, но не уменьшать боль. С просьбой выздороветь старец к Богу не обращался. Был убежден, что «так правильно», и «да будет воля Твоя».

Я привык к боли

В октябре 1994 года у старца случился заворот кишок. Ему пришлось лечь в больницу на обследование, оказалось — последняя стадия рака. Когда старцу Паисию сообщили о диагнозе, он неожиданно воскликнул: «Принеси-ка мне какой-нибудь платочек, и я пущусь в пляс! Я станцую танец: «Будь здоров, прощай несчастный этот мир!» Я не танцевал ни разу в жизни, но сейчас пущусь в пляс от радости, что приближается смерть!»

4 февраля 1994 г. отцу Паисию сделали операцию, опухоль толстой кишки удалили, но рак уже поразил печень и легкие.

В больнице один святогорский монах спросил у старца: «Геронда, вам больно?» Старец ответил: «Я привык к боли. Болезни принесли мне такую пользу, какую не принесла вся монашеская жизнь».

Молитва исполняется, если она становится жертвой

О. Паисия спрашивали: «Почему вы не молитесь о том, чтобы Бог исцелил вас? Ведь мы в вас так нуждаемся!» Старец отвечал: «Что? Обманывать Бога? Ведь я же сам просил Его о том, чтобы Он дал мне эту болезнь».

Старец часто утешал и молился об исцелении тех, кто болен раком. Но и сам был готов перенести то же испытание, от которого сегодня страдает столько людей. По словам самого о. Паисия, молитва исполняется, когда она становится жертвой:

«Если мы просим чего-то у Бога и при этом сами ничем не жертвуем, то наша просьба недорого стоит.

Если я сижу сложа руки и говорю: «Боже мой, прошу Тебя, исцели такого-то больного», а сам при этом не иду ни на какую жертву, то я все равно что бросаю слова на ветер.

Если же у меня есть любовь, если у меня есть жертва, то Христос, увидев их, исполнит моё прошение — конечно, если это пойдёт на пользу другому.

Ко мне приходят некоторые люди и просят: «Исцели меня, я слышал, что ты можешь мне помочь». Однако эти люди хотят получить помощь, не прикладывая никаких усилий. К примеру, ты говоришь человеку: «Не ешь сладкое, соверши эту жертву, чтобы тебе помог Бог». А они тебе отвечают: «Почему? Неужели Бог не может помочь мне и без этой жертвы?»

Такие люди не могут пожертвовать чем-то даже для себя самих. Где уж там они пожертвуют собой ради другого!

Но есть и такие, кто не ест сладкого, чтобы Христос помог страдающим от сахарного диабета, или не спят, чтобы Христос дал немного сна тем, кто страдает бессонницей. Поступая так, человек вступает в родство с Богом. И тогда Бог подает людям Свою Благодать».

Последний день в больнице

После операции о. Паисию немного полегчало, и он собрался вернуться на Афон. Но состояние опять ухудшилось и он остался в монастыре в Суроти. Люди увидели в этом возможность проститься со старцем.

О последнем дне старца Паисия в больнице, куда его возили из монастыря на процедуры, свидетельствуют дневниковые записи Христофора Иконому, который находился рядом со святым до его кончины.

«Собралось множество людей, и нам сообщили, что о. Паисий выйдет в вестибюль благословить нас. В назначенный час он вышел, и врачи, больные, медсестры, персонал − все собрались вокруг него. Старец всех благословил.

Вот к нему подходит один пациент и целует его руку, старец взаимно поцеловал руку больного. И каждый старался дотронуться до старца, пожать ему руку.

Люди со всех сторон окружили машину. Вот машина завелась, но из-за множества народа, обступившего ее, двигалась очень медленно. Врачи, медсестры, персонал − все спустились вниз и, возложив руки на машину, медленно следовали за старцем, провожая его.

Сама эта картина была похожа на Вход Господень в Иерусалим, только вместо ослика здесь была машина!

Многие плакали. Кажется, и сам старец плакал».

Кончина старца

Могила старца Паисия в монастыре Суроти. Фото с сайта dobrotoliubie.blogspot.com

Последняя ночь для о. Паисия была мученической. Во время болевых приступов, от которых человек может лишиться ума или теряет сознание, старец призывал Пресвятую Богородицу: «Сладкая моя Панагия!» После одного из них он около двух часов был без чувств. Придя в себя, старец произнес: «Мученичество, настоящее мученичество». Потом мирно испустил дух.

Это случилось 12 июля 1994 года в 11 часов утра, в день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла.

Святой был погребен за алтарем храма преподобного Арсения Каппадокийского в Суроти. Он просил, чтобы его похороны прошли как можно тише, а могила оказалась бы в беззвестности. Волю старца исполнили частично: только через три дня народ узнал о кончине святого.

Но, как только разнеслись об этом слухи, люди толпами со всей Греции прибывали, чтобы поклониться могиле своего геронды. На мраморной плите выбили его стихи:

Здесь жизни прервалось земной

Последнее дыханье.

И Бога молит Ангел мой

Души во оправданье.

А рядом мой святой одет

В небесные одежды,

Душе вымаливает Свет

Спасительной надежды,

Где Светлая Мария

– Святая Панагия.

монах Паисий Святогорец.