Как помочь ребенку-инвалиду в социальном развитии: методики милосердия

Социальное развитие — это усвоение традиций культуры и окружающего общества, формирование ценностей и личностных качеств. Как проходит этот процесс у сироты в детском доме для инвалидов, как ему можно помочь? Рассказывает заведующая лабораторией коррекционно-развивающего обучения в Институте коррекционной педагогики Алла Закрепина

Социальное развитие - это усвоение традиций культуры и окружающего общества, формирование ценностей и личностных качеств. Как проходит этот процесс у сироты в детском доме для инвалидов, как ему можно помочь? Рассказывает заведующая лабораторией коррекционно-развивающего обучения в Институте коррекционной педагогики Алла Закрепина

Екатерина ЗАГУЛЯЕВА

Социальное развитие — это усвоение традиций культуры и окружающего общества, формирование ценностей и личностных качеств. Как проходит этот процесс у сироты в детском доме для инвалидов, как ему можно помочь? Рассказывает заведующая лабораторией коррекционно-развивающего обучения в Институте коррекционной педагогики Алла Закрепина.

Алла Закрепина, зав. лабораторией коррекционно-развивающего обучения и воспитания в Институте коррекционной педагогики: В продолжение нашего сегодняшнего разговора о наших детях, как мы называем детей с ОВЗ – с ограниченными возможностями здоровья – коснемся социального развития этих детей. Вы знаете, что социальное развитие – одна из основных линий, наряду с познавательным, с физическим развитием, которая составляет психическое развитие в целом и позволяет сформировать у ребенка те процессы, которые должны привести его к адекватной социализации.

Что же мы понимаем под социальным развитием в полном смысле этого слова? Это процесс усвоения традиций культуры и окружающего общества, формирование ценностей и личностных качеств. И, согласно психологической теории, социальное развитие представляется сочетанием трех концентров: концентр «я сам» – образ «я» формируется у ребенка с раннего возраста; концентр «я и другие», который направлен на формирование представления о близких людях, на формирование способов взаимодействия с социальным окружением; и концентр «я и окружающий мир» – это интерес к предметам, явлениям окружающего мира, становление активной жизненной позиции, предпосылок нравственного отношения к национальным традициям и общечеловеческим ценностям. И в этом направлении глубокие преобразования в жизни ребенка, в психическом развитии, начинаются у него с младенчества. Это первый этап социального развития, который начинается с младенческого возраста и длится примерно до трех лет – он связан с адаптацией к окружающему миру. И этот период зависит от двух основных факторов, прежде всего – такой фактор, как активные усилия взрослого и, конечно же, благоприятные условия для развития и воспитания ребенка. При этом взрослый регулярно уделяет ребенку внимание. Это внимание должно быть максимальным для того, чтобы поддерживать его эмоционально-положительное отношение к окружающему миру. Взрослый играет с ним постоянно, разговаривает, читает вслух и стремится к тому, чтобы ребенок вступал в адекватные отношения с окружающим миром. И неважно, в каких условиях это происходит – это может быть ребенок в семье, может быть ребенок и в сиротском учреждении – и все равно именно близкое окружение ребенка, окружение взрослых, становится проводником и носителем того социального опыта, который взрослый должен передать ребенку, как ценность нашей общественной культуры и человеческого опыта.

Второй этап социального развития – мы называем его индивидуализация. Этот этап охватывает примерно дошкольный возраст от трех до шести лет. И здесь выделяются несколько основных направлений, таких, как осознание собственного «я», своей позиции среди других: сначала позиции среди взрослых, потом позиции среди сверстников; это осмысление и половая идентификация «мальчик – девочка», и взрослому в этом процессе, конечно, нужно вести правильное воспитание ребенка и корректно удовлетворять его потребность в узнавании и осмыслении этой позиции. И, конечно же, одним из основных источников индивидуализации являются беседы со взрослым, а так же целенаправленная деятельность, которую организует взрослый.

Что нужно говорить? В этом возрасте у детей появляются определенные социальные достижения. И мы говорим о том, что к шести годам у всех детей, и нормально развивающихся, появляются способы адекватного взаимодействия со взрослыми и сверстниками, с окружающим миром. Дети начинают контролировать свои потребности и желания, проявляют заинтересованность в общественно значимых делах, и, конечно же, уже в предшкольном возрасте становятся достаточно самостоятельными в быту и пытаются быть независимыми от взрослых.

И дальше происходит переход на следующий этап. Этот этап социального развития называется этап интеграции в общество, и он связан с началом школьного периода, школьного возраста. И мы говорим о том, что этот этап очень ответственный: у ребенка происходит становление новой социальной позиции – позиции школьника и позиции ученика. Он врывается в мир взрослых, как ученик, на правах ученика. И это для него социально значимо. Наш известный психолог Лидия Ильинична Божович говорила о том, что дети начинают новую общественную по своему содержанию жизнь и деятельность. Эта жизнь и деятельность называется учение. Таким образом, для нормы мы можем говорить об этих основных трех этапах.

Что же мы можем сказать о детях с ограниченными возможностями здоровья? Проходят ли они эти этапы социального развития? Что особенного в этих этапах, и на что нужно обратить внимание педагогу, человеку, который является близким взрослым ребенку, при воспитании ребенка? И, если мы говорим о социальном развитии, мы говорим, конечно же, о социальном воспитании.

Что мы можем сказать? Мы сегодня уже слышали, что дети с ОВЗ – это достаточно разнообразная группа. Это могут быть дети с ослабленным соматическим здоровьем и при этом – с нормально сохранившимся интеллектом. Это могут быть дети с органическим поражением центральной нервной системы и иметь различные тяжести, нарушения в интеллектуальной сфере, нарушения опорно-двигательного аппарата и другие различные нарушения. Наша статистика российская говорит о том, что дети с органическим поражением центральной нервной системы, которые составляют основную группу детей с ограниченными возможностями здоровья – это очень большая группа, и 37% – это патологии комбинированного характера. Среди всех этих детей с органическим поражением в центральной нервной системе умственно отсталые дети составляют 74% – вот такая страшная статистика, по сути. Но мы видим, что это и разные категории детей. В нашей практике мы видим и детей с сохранным интеллектом. И к каждому ребенку, конечно же, нужен индивидуальный подход.

Но что общего для всех этих детей – как для детей нормально развивающихся, но с проблемами соматического здоровья, так и для детей с интеллектуальными нарушениями и с разными нарушениями комбинированного характера? Конечно же, это важно в социальном развитии – формировать потребность в общении. Мы знаем, какие особенности у всех детей на первом году жизни или у детей, которые, например, в дошкольном возрасте ведут себя, как маленькие дети, как мы иногда говорим. Конечно, у многих из них отсутствует интерес прежде всего ко взрослому, к окружающей среде. Мы видим то, что когда к детям в руки попадает игрушка, они ее не берут, а если берут – выпускают ее из рук, они не умеют ей пользоваться. Вот сегодня буквально мы приводили примеры, когда дети с аутичным спектром поведения могут наблюдать за мыльными шарами и при этом сковать руки, не зная, что дальше с ними делать – а нормальный ребенок бежит за этим мыльным шаром, следит за ними и ждет, когда же он лопнет, и совершает как бы движение, чтобы этот шар лопнул. То есть – совершенно другое поведение. Мы видим, что источник этого поведения – как раз интерес к окружающему пространству, к окружающей среде, и он связан с потребностью в общении.

С чего начинается это общение? Наша практика показывает, что прежде всего – с налаживания взаимодействия со взрослым. Вот, на фотографиях Елена Антоновна с девочкой с синдромом Дауна. Вы видите – позиция взрослого с ребенком, когда ребенок, который не смотрит в глазки – ей здесь год и два месяца. Но правильная позиция педагога с ребенком – и ребенок полностью во власти педагога.

Или второй ребенок – это девочка с задержкой психического развития, уже на первом году, видно, но опять же – совместные действия, которые пытается произвести с ней педагог, так же вызывают интерес, и ребенок не отрывает взгляда от педагога.

Посмотрите, пожалуйста, небольшой фрагмент, когда педагог привлекает внимание ребенка игрушкой. Это ребенок шунтированный, гидроцефал, год и два, девочка из Казахстана. Но – послушайте и посмотрите, какие приемы использует педагог, и как этот ребенок следит и пытается идти за игрушкой. То есть, если заниматься, делать серию занятий в духе вызывания интереса к игрушке действием педагога, то, конечно же, мы увидим результат:

…Вот, посмотрите, как она следит, и есть позыв взять ручкой. Мы знаем, что действия с игрушкой ребенок уже может выполнять в возрасте пяти-шести месяцев, когда он хватает и уже пытается совершить какую-то манипуляцию. Ребенку – год и два. Вот, она прислушивается, то есть…

…Мы не говорим ни слова, мы выжидаем, когда она пойдет за этой игрушкой и произведет действие…

…А это как раз дальше прием: у девочки правая сторона не работает. И обычно педагоги не включают руку, которая не работает, только потому, что считают, что нет смысла это делать, если ее уже нет. На самом деле мы всегда говорим о том, что пораженную сторону надо всегда включать в совместные действия, даже если надежды нет. Поэтому здесь педагог все равно работает и с правой, и с левой рукой…

…Вот, она молчала – и уже заголосила тоже. Видите, пошел позыв. То есть это говорит о том, что систематические занятия могут дать свой результат…

…Здесь тоже момент компенсации: девочка плохо видит… она периодически открывает левой рукой глаз, чтобы лучше видеть – тоже вот такая реакция…

Еще один фрагмент – тоже формирование потребности и интереса ко взрослому. На этих слайдах снимали меня. Почему? Педагог не пришел на занятия по болезни, и я работала, первый раз видя ребенка, и ребенок первый раз видел меня. Посмотрите, как коррекционные приемы позволяют создать вот эту благоприятную среду, и ребенок не отрывается от игрушки. То есть, когда мы говорим, и ребенок не идет на контакт, это не потому, что он не идет на контакт, а потому что нужно создать ему специальные условия. То есть все зависит от взрослого и от приемов, которые он применяет:

…Это ребенок со множественными дефектами в развитии – и физическими, и психическими, и с нарушением опорно-двигательного аппарата, и с отсутствием навыков самообслуживания – всего. Его мама записала к нам на индивидуальные занятия, и потом он занимался все время с дефектологом и до сих пор занимается. Сейчас ему уже около пяти лет…

Понятно, что этот ребенок более сохранный, чем Даша из предыдущего ролика, и видите – у него эмоциональные проявления, то есть мы их поддерживаем. И здесь – смена позы. Несмотря на то, что он вырывается, видно, что у него еще нет никакой произвольности в поведении, но кратковременное удержание его рук и положения тела позволяет нам сосредоточить несколько внимание на игре… Это – пока подготовка к тому, чтобы ребенок потом адекватно действовал с окружающими предметами и адекватно вел себя в окружающей среде…

Вот, у ребенка предметная игровая деятельность уже ведущая, поэтому мы начали просто с вызывания интереса и знакомства с новым взрослым. Видите, постепенно перешли на уже ситуативно-деловое общение – ушли от эмоционально-личностного, как будто с младенцем, и перешли на ситуативно-деловое. И ребенок уже не вырывается. То есть, конечно, требуются все равно усилия для того, чтобы удержать его на игровой ситуации, но, тем не менее, несколько упражнений в занятии – и нам удалось зафиксировать его внимание. Видите, он даже включается в такое предметное игровое действие…

Это первое ознакомительное занятие, нам сейчас важно было посмотреть, где ребенок начнет действовать вместе с педагогом.

И в продолжение мы можем говорить о том, что одна из ярких сторон социальной линии развития – это, конечно, формирование самостоятельности в быту и овладение культурно-гигиеническими навыками, навыками опрятности и трудовыми навыками – то, что для детей с ОВЗ наиболее актуально. Мы об этом часто забываем и уделяем этому внимание по ходу жизни, в режимные моменты – на самом деле этому надо уделять специальное внимание, независимо от того, как ребенок этим владеет, особенно если он находится в коллективе сверстников, вместе со сверстниками, по подражанию друг другу, этим навыкам надо уделять особое внимание.

Сейчас мы опять посмотрим фрагмент занятия. Это группа кратковременного пребывания в ДОУ – и вы обратите внимание прежде всего на голос воспитателя. Воспитатель – это дефектолог. Голос, интонация, инструкция. Дети – умственно отсталые. И здесь – фрагменты ухода за цветами, и следующий фрагмент будет – навык мытья рук.

Но – надо учитывать, для чего именно это делается. Ребенок не говорящий, поэтому педагог сама комментирует происходящее, и это тоже очень важно, потому что иногда мы молча действуем с ребенком, и знаем: это – большая ошибка…

При овладении вот такой хозяйственно-бытовой ситуацией здесь можно несколькими путями идти. Во-первых, можно самому показать, и потом подключить ребенка. Но здесь, поскольку ребенок достаточно тяжелый, она начинает совместно с ним производить вот это действие…

Ребеночек, как вы видите, не проявляет никакой активности, и педагог как бы проигрывает ситуацию сама и при этом включает ребенка…

На самом деле, когда дети в обучении, им очень нравятся вот эти хозяйственно-бытовые навыки. Вы видите, что они с удовольствием участвуют, они знают, что их снимают, поэтому, может быть, они не такие активные, молчат, нет речевой традиции активной. Но, тем не менее, они очень с большим интересом наблюдают за собственными действиями, что тоже очень важно при воспитании этого навыка…

Вот такой вид занятий называется «воспитание положительного отношения к общественно-полезному труду». Это – один из видов занятий, который позволяет включать ребенка в хозяйственно-бытовой навык. А есть другие виды занятий: когда навык пошагово формируется у ребенка – например, при мытье рук — и отрабатывается каждое движение. Мы знаем, что, например, если мы учим ребенка мыть руки, нужно произвести десять-двенадцать действий, начиная от того, как закатать рукава, открыть кран, подставить руки под воду, взять мыло, намылить – ну, в общем, целая процедура – и дети с проблемами интеллектуального развития часто не запоминают эту последовательность. Поэтому другой вид занятий – когда идет прицельная отработка одного действия. Есть такие игры, которые мы прописывали в Институте коррекционной педагогики, изучая детей с глубокой умственной отсталостью – например, «мыльные перчатки». Это прицельно, когда ты берешь мыло – и намыливаешь, намыливаешь, чтобы получить красивую пену; или готовая пена – мы вздуваем ее, чтобы был интерес… То есть, для того, чтобы сформировать такой навык, такого занятия недостаточно. Мы не будем утверждать, что после этого, если дать детям эту тряпочку и леечку – и они все это самостоятельно сделают – нет! Здесь придется еще долго работать на специальных коррекционных занятиях.

Посмотрим еще один фрагмент:

Педагог не делает все за детей, она дает возможность им что-то сделать самостоятельно, но при этом контролирует весь процесс и отработки бытового навыка, и это сейчас – момент раздевания, переодевания…

Видно, что девочка более сохранная, а мальчик посложнее. Поэтому педагог работает больше с мальчиком – а девочка более самостоятельная, она как бы идет на подражании…

То есть в социальном развитии эти навыки как бы дают основания для самостоятельности.
Чему еще уделяется большое внимание? Как я уже говорила, навыкам одевания-раздевания. Но надо сказать, что в дошкольном образовательном учреждении или в сиротском учреждении… здесь можно говорить о неких поэтапных способах, которые осваивает ребенок вслед за педагогом. Сначала – совместные действия, действия по подражанию, по слову – и потом дети это делают самостоятельно.

Но я вам сейчас покажу ребенка после травмы, который интеллектуально был сохранным. И он понимает обращенную речь, он понимает, что нужно поднять ногу, и мама только подталкивает его словесно к тому, чтобы была возможность одеть на него штанишки. Но здесь даже не цель восстановления самого навыка одевания и раздевания – это тоже, да – но здесь цель такая, комбинированная, нам важно вызвать собственную активность ребенка на фоне восстановления навыка одевания-раздевания. Он на самом деле вспоминает, что нужно поднять ножку, вторую – и только потом мы наденем штанишки. Ну, такой небольшой фрагмент, сейчас:

…Вот, он прилагает очень большие усилия, причем у него руки не работают – а ноги стали двигаться… Шесть лет ребенку…

Ну, вот такой, буквально маленький фрагмент, но мы видим, что… Здесь, конечно, мы не говорим ни о каком подражании. Можно было бы говорить о совместных действиях, можно сказать, что здесь – и совместно, и по слову – ребенок слышит слово взрослого, он понимает, что от него хотят, но ему надо еще приложить усилия, чтобы выполнить и активизироваться.

При навыках одевания-раздевания, конечно, очень важна точность мелких движений. Даже попадая в штанину, надо и зрительно оценить расстояние, и на какую высоту поднимешь ногу. Но учреждение мелких движений рук и пальцев рук отрабатывается часто на материале дидактическом. И вот, например, старый проверенный способ, когда на картоне делаются дырочки и шнуровкой выполняются различные композиции – ну, например, там дождь идет, или травка растет – мы пронизываем шнурочек и делаем соответствующие петельки. Ну, помните такую известную шнуровку, да? Или уже в совсем таком быстром варианте, когда мы берем ботинок – раньше ботинки со шнурками носили – и тоже завязываем шнурки, продевая их в петельки. То есть и таким образом можно подойти к более точному и четкому навыку самообслуживания, в частности – пронизывания мелкой детали.

Конечно, в социальном развитии важно, чтобы ребенок контролировал себя и умел адекватно оценивать свою внешность. На фотографиях – обычные дети, но мы знаем, сколько усилий нужно приложить, чтобы обучить ребенка с ОВЗ адекватной оценке своей внешности. Конечно, мы говорим о том, что мы учим их причесываться, действовать расческой, мы учим их также умываться и следить за своим лицом. И в учреждении на что должен обратить внимание педагог? Конечно, надо учить ребенка ухаживать за своей внешностью, и чтобы волосы были опрятные, и нос и ротик должны быть чистыми, и эта процедура тоже вся состоит из определенных шагов, когда мы учим его положить носовой платок в карман, правильно положить, и чтобы он был чистый. И, собственно, взрослые дают некую модель поведения и выполнения даже такого элементарного навыка, как уход за носом и ртом.

Навыки социального поведения могут формироваться не только на специальных занятиях и в режимные моменты, в свободной деятельности ребенка. Например, мы подсмотрели опыт группы кратковременного пребывания в дошкольном учреждении, когда тяжелые дети – вот сейчас перед вами фотография детей, группа – разные по тяжести нарушений. Поэтому педагог раз в день берет их на такую пятиминутку, вырывая из общего режима дня. Посмотрим его, это тоже такой, небольшой фрагмент:

Она берет как бы часовую тему счетной операции, чтобы было интересно. Но мы говорим здесь об ориентировке на взрослого и работу в группе – сохранить внимание детей и вписаться на взрослом.

Педагогу-дефектологу удается удержать внимание детей небольшое количество времени, но даже этого достаточно, чтобы говорить о том, что мы постепенно формируем навык социального поведения в группе. Видите – они все заинтересованы…

Итак, первые социальные навыки, на которые мы должны обратить внимание, как педагоги – это прежде всего поведение, ориентированное на взрослого: это – уход за собой, уход за своей внешностью, уход за домашней верхней одеждой и обувью. И, конечно, мы подводим потихоньку ребенка к самостоятельности.

Что еще можно в социальном развитии выделить, как ведущее при работе с детьми с ограниченными возможностями здоровья? Мы можем говорить о воспитании положительного отношения к труду, и это воспитание начинается с ручного труда, работы с бумагой и картоном. Тоже фрагмент занятия, в этой же группе кратковременного пребывания:

…Мы видим, что детям очень нравится такая коллективная групповая деятельность. И, конечно же, ручной труд используется, начиная с конца раннего возраста и в дошкольном возрасте полноценно, как вид занятия. К предшкольному возрасту виды ручного труда переходят в другой вид занятия – это хозяйственно-бытовой труд, труд на участке, труд – помощь по группе и уже говорит о большей самостоятельности ребенка и включенности в общественно-полезные дела.

В ручном труде можно работать с природным материалом. Мы, конечно, знаем, что здесь большой творческий объем работы, и мы можем работать с листьями, с желудями, с шишками. И все зависит опять же от активности, от усилий взрослого, как он преподаст этот материал. Эта тоже работа поэтапная, она начинается с осязательных моментов, когда ребенок знакомится сначала с материалом, разбирает фактуру вместе с педагогом, смотрит, какие виды материала могут быть, смотрит возможности этого материала, и только потом начинает работать с поделками, выделяя отдельные элементы. Эти элементы можно составлять на глазах у ребенка и потом подключать либо в совместную индивидуальную работу, либо малой группой или под групповые занятия в четыре-пять человек, в зависимости от уровня, возможностей ребенка, познавательных возможностей и его двигательных возможностей.

Ну, например, ручной труд и работа с текстильным материалом. Здесь он начинается на первых годах обучения с элементарных моментов – пришивания пуговицы или приклеивания пуговиц, то есть со знакомства с пуговицами и ниткой. И в более старшем возрасте, в школе, мы подходим уже к швейному делу. Но закладывается основание как раз в дошкольном возрасте, и детям это очень интересно. Конечно, мы не заставим ребенка вышивать крестиком на пяльцах, это практически невозможно, но если творческий педагог придумает елочку, зайчика или отдельные детали, которые пришиваются, то, конечно, ребенок будет заинтересован в продукте своего труда, собственно, ради чего и работаем мы в рамках ручного труда.

Опять же, подсмотрели мы в дошкольном образовательном учреждении: при социальном воспитании выделяется такой вид ручного труда, как работа с картоном и картонными коробками. Мы знаем, что из всяких готовых картонных конструкций можно сделать башенки, заборчики, гараж – все, что угодно, можно построить. Но, например, в одном учреждении они делают квартиры, квартиры детей. Это, кстати, такой удивительный проект – мы были просто потрясены творчеством детей, которые потенциально даже не могли клеить. То есть каждый ребенок делал свою квартиру, и воспитатели это обыгрывали таким образом, что квартира имеет так же и номер, на ней написана улица, то есть позволяет ребенку включить в себя все социальные ориентировки, которым ребенок должен научиться в дошкольном возрасте. В зависимости от каких-то интересов детей, их возможностей, каждый, у кого свой интерес, выбирает себе коробку такую, какую он хочет: кто-то – маленькую, кто-то – большую, а кто-то даже там высокую. То есть здесь ребенок, как через рисунок, раскрывается как бы через эту квартиру.

И сейчас вы посмотрите комментарий дефектолога, который участвовал в этой деятельности – очень интересно. Первый фрагмент мы начали не сразу записывать, я сообразила в какой-то момент – она говорит, что так получилось, что один раз ребенок выбежал из детского сада и потерялся. Его долго искали, и, благодаря тому, что они занимались этой проектной деятельностью очень длительное время, он вспомнил свой адрес, сказал, где он живет.

О воспитании детей сказал знаменитый исследователь Януш Корчак: «Воспитание ребенка – это не милая забава, а задание, требующее капиталовложений – тяжких переживаний, усилий, бессонных ночей и много, много мыслей…». То есть просто так у нас ничего не получится, если мы не будем думать. Спасибо за внимание.

На экране презентации:

http://www.ikprao.ru
8-499-245-06-05

Лаборатория коррекционно-развивающего обучения и воспитания детей с нарушением интеллекта.

Это – сайт портала института. На самом деле вы можете набрать «Институт коррекционной педагогики» – он сразу высветится – и там вы найдете архив или электронную библиотеку, а также попадете полностью на всю информацию о нашем институте. Это – телефон нашей лаборатории. Мы также консультируем детей, и любой сотрудник, который поднимет трубку, запишет вашего ребенка на консультацию. Вот здесь мама спрашивала: «Мы можем обучать родителей?» Мы можем обучать ваших педагогов, мы можем вас обучать, приглашаем на наши курсы. У нас, кстати, в ноябре будут курсы, звоните, мы вам дадим всю информацию. Но курсы платные, конечно.

Курсы повышения квалификации руководителей и педагогов церковных учреждения для сирот, в рамках которых состоялась эта лекция, проводил Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению в период с 8 по 19 сентября 2014 г.

Ролик создан на средства гранта «Православная инициатива 2013-2014».

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.