Не заблудиться по дороге к Рождеству

Как разглядеть за огнями гирлянд, елками и подарками само Рождество, как приготовить к празднику не только дом. Рассказывает культуролог и педагог Анастасия Абрамова

Инструменты для «утепления» сердца

Мы понимаем, как готовит человека к Рождеству строй церковного богослужения, а что же дома? Не случайно в нашей культуре закреплены праздничные хлопоты. Вот мирское пространство вокруг нас. И мы наводим чистоту, мы выметаем сор – для детей этот процесс всегда становится прообразом того, что такое пост.

Преображение – это очистка от грязи и наполнение красотой. Мы очень тонко связаны с тем, что вокруг нас. Это нашу душу тоже настраивает. Сильные духом люди, может быть, не нуждаются в том, чтобы развесить дома гирлянды, но даже у них внутренний ребенок ликует и радуется, когда огоньки горят.

Каким-то образом то, что вокруг нас, связано с состоянием нашей души. А иногда парадоксальным образом именно эти внешние хлопоты могут задать некоторый толчок и внутренней жизни.

Для «утепления» сердца есть разные инструменты. Сильные, могучие, таинственные церковные инструменты – молитва, исповедь, причастие. А еще общение с крепкими в вере людьми. С несуетными людьми, которые хранят смысловое ядро праздника Рождества.

Но и такие мелочи, которые меняют жизнь нашего дома, делают его чище и красивее, это тоже инструменты для «утепления» сердца.

Когда я преображаю дом – это выражение моей заботы о мире, в котором живут мои близкие.

Почему елку наряжаем? Это не просто так принято, потому что Петр Первый в свое время перенял у германцев такой обычай. Традиция православного праздничного строя – живая. Вечнозеленые веточки ели напоминают о вечной жизни, в которую Христос открыл нам дверь. И мама, наряжая ель, может детям задать вопрос: «а почему не березку украшаем?» И когда мы зажигаем гирлянды, это не просто шоу такое, а каждый огонечек – отсвет Вифлеемской звезды.

Адвент-календарь и дорога поста

Во многих домах прижилась традиция адвент-календарей. Адвент – ожидание. Ожидание Рождества. Обычно это домик с окошками по числу дней до праздника, за каждым окошком прячется маленький подарок. Вообще календарь – дивная вещь, помогающая сделать путь поста наглядным.

Но вариант, который предлагается в магазинах, идет вразрез в тем, что такое дорога к Рождеству. Ведь это не то время, когда мы стяжаем себе дары. Наоборот, мы должны отдавать, быть дароносцами, нести дары, как волхвы.

Хорошая тема для разговора с детьми – какие дары нести Христу? Те, что у нас в сердце. Можно в доме все украсить к Рождеству. И елка стоит, и ангелы летят, и звезды на потолке зажглись. Но в доме морозно, холодно.

И это не кожей ощущаешь, а сердцем. Батареи жарят вовсю, а в доме холод ледяной. Дети живо откликаются на разговор через метафору. И в этом смысле рождественский календарь ожидания должен помочь выстроить именно такой путь, где каждый наш шаг – испытание сердца.

Вот небольшой плакат, внизу наш дом, а на небе одна за другой загораются звезды. Это не просто красивая картинка, которая помогает считать дни. Это инструмент для бесед, для напоминания о чем-то важном. Каждый день мы приклеиваем звездочку и подводим итоги, прибавилось ли в нашем доме сегодня света?

Идея календаря, который не провоцирует брать, получать, а, наоборот, отдавать – как развернутая метафора пути. Вот наш дом, а вот пещера, где родился Спаситель. К ней ведет дорога, по которой мы идем. Можно сделать фигурки всех членов семьи, посадить в санки и каждый день передвигать.

По дороге может завьюжить, может захотеться свернуть на какую-нибудь тропку, где сверкает огнями какой-нибудь новый год и там застрять, а Господь всех ждет.

И прекрасно такой календарь показывает место Нового года – это просто веха на пути к Рождеству.

Конечно, важная веха, подведение итогов. Вот мы семьей сидим за скромным столом, как кого благословят: у кого есть оливье, у кого нет. Вспоминаем, как мы год прожили, что нас радовало, какие были огорчения, какие значительные события. Фотографии смотрим. Думаем, с чем вступаем в новый год, что надо взять в оставшуюся дорогу из 7 дней. И тут тоже могут быть маленькие символические подарки. Но самый радостный стол, самый красивый, тот, который ни с чем не спутаешь, будет на Рождество.

Невозможно не видеть в украшении дома некое просвещение. Мы можем сесть и лекцию детям прочесть, почему этот день рождения стал для нас самым дорогим из всех дней рождений на свете. И задушевная беседа – это тоже хорошо. Но вот папа берет большую картонную коробку, монтажную пену и создает пещеру.

Все, засучив рукава, творят этот мир, раскрашивают золотой краской, подводят огоньки, чтобы они засияли ровно в том месте, где в ночь Рождества будет поставлена икона. Эта сплачивает семью вокруг праздника.

Деда Мороза не стоит бояться

Традиция дарения подарков на Рождество восходит к дарам волхвов. Подарок – это свидетельство любви, искусство угадать, что человеку нужно, что может порадовать.

Есть семьи, которые относятся к фигуре Деда Мороза с большим подозрением. Идут в ход разные фантазии, что это Ангел принес подарки под елку, или Святитель Николай. Кто-то вообще отказывается от мифологизации образа дарителя, дарят подарки друг другу. Мне кажется, Деда Мороза не нужно бояться.

Это сказка, в которой с удовольствием принимают участие и взрослые, и дети. Дед Мороз – это добрый даритель, сказочный персонаж, не имеющий отношения ни к Евангельской истории, ни к Житиям. Это не Санта-Клаус и не Святой Николай. Это сказочный дед.

Он стал в нашей культуре добрым дарителем не так давно, где-то в 19 веке у него появилась такая функция. Дед Мороз как в сказке «Морозко» или у Даля в «Морозе Ивановиче» имеет некую власть одних одаривать, других наказывать. От кого эта власть сказка умалчивает. Но это не самодурная власть – что хочу, то и творю.

Каким-то таинственным образом Мороз Иванович угадывает, чем живет душа, внешне неказистая. Преданная собственными родными, выброшенная из дома на трескучий мороз падчерица одаривается и возвращается домой в преображенном виде – так, как будто эта сокрытая красота души просияла, стала явно видной.

И наоборот, у ухоженной, наряженной, как сыр в масле катающейся родной дочери, тиранки и семейного абьюзера благодаря Морозу Ивановичу наружу прорывается то, что составляет жизнь души.

И сказки эти имеют разные финалы. Самый страшный вариант – когда там вообще ничего нет, привезли только кости из леса домой, а живой души нет.

Даже в советском детстве была такая обязательная часть программы, когда Дед Мороз спрашивает: «Ну, дети, как себя вели? У тебя, говорят, братик родился, не обижаешь его? Мне птички-синички на хвосте принесли – смотри, так больше не делай!» Такая удивительная нравоучительная функция.

И вот эта сила, которую мы называем Мороз от тяжелого мрачного слова «мор», тот, кто может лишить жизни, уморить, преображается в такого чудесного дарителя. Поэтому хороший Рождественский дед приходит именно на Рождество.

Козульки или штоллен?

Традиция самого празднования закрепилась в нескольких важных составляющих в культуре. И они все тоже работают на прославление Того, Кто нас собирает за столом. Общая трапеза в русской традиции – это не насыщение, не обжорство, а пространство общения.

Особые элементы рождественской трапезы – печенье в форме домашних животных, козульки. В разных регионах они могут быть различные. В основном, овечки, козочки, лошадки, бывают и олени.

Еще домики и звезды. Это прянички, которые становятся и подарками. Завернешь такой пряничек приукрашенный, благоухающий имбирем, корицей в красивую салфеточку, перевяжешь ленточкой и после праздничной службы из корзинки раздаешь. Кому дал – улыбка на лице, теплеет на сердце.

Европейский штоллен подарить сложнее. Когда мы перенимаем чужие традиции – адвент, глинтвейн, штоллен или пряничный домик – это неизбежные вещи, мир стал очень проницаем. Но когда человек возрастает на своей земле, он учится говорить своим языком. И это язык не только словесный. Хочется детям нашим это открыть и передать. Эту кладовую, сундук с нашим культурным наследием, наши сказки, наши песни.

Многие сейчас говорят с некоторым сокрушением, что мы народ, который почти уже не танцует и совсем немножко вместе поет. Тем не менее, можно взбодриться, послушать умелых, зазвать к себе тех, кто может запеть и поднять людей в кадриль. И детей этому научить.

Христославы в зуме

Во многих православных семьях сохраняется традиция ходить по соседям и славить Христа. Бывает в сильно модернизированном виде. Вешают в подъезде объявление: «Дорогие друзья, наша семья была бы рада поздравить вас на Рождество, мы придем такого-то числа, будем рады, если вы будете дома». Некоторые соседи смиряются. Готовят заранее пряники и конфеты.

И в этой смелости однажды решиться на такое дело, есть нечто очень важное, потому что это восстановление утраченных связей, некоторый способ сказать: «Вот мы, мы не просто люди, которые живем в квартире 25». Когда мы друг другу открываем двери, то это вовсе не только двери квартир, мы начинаем улыбаться, звать друг друга по имени. И это тоже умножает тепло вокруг нас.

С другой стороны, если кажется неуместным пройти по подъезду, мы всегда можем собраться с друзьями, даже по зуму в это карантинное время. И сказать: «Друзья, семья Ивановых сейчас идет по всем вашим домам, мы приготовили загадки! А вот семья Федоровых идет, зажигайте свечи, гасите свет, мы сейчас вместе вспомним историю Рождества. А теперь семья Викторовых с вами песню разучит. Запевайте, христиане!» Хотя времена нынче и тяжелые, но Рождество не отменимо.

Иллюстрации Ольги Сутемьевой

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться