Возможно ли разом трудоустроить тысячи (или хотя бы двадцать) беженцев? Составят ли они конкуренцию трудовым мигрантам из Средней Азии? Есть ли смысл искать работу с проживанием? На эти вопросы отвечает директор кадрового центра Superjob.ru Алексей ЗАХАРОВ

Возможно ли разом трудоустроить тысячи (или хотя бы двадцать) беженцев? Составят ли они конкуренцию трудовым мигрантам из Средней Азии? Есть ли смысл искать работу с проживанием? На эти вопросы отвечает директор кадрового центра Superjob.ru Алексей ЗАХАРОВ.

Фото: http://lamcdn.net

«Найдите мне работу»

Известный принцип «не давайте человеку рыбу, дайте ему удочку» в случае с помощью беженцам с Украины часто понимают так: не селите их «на всем готовом», а помогите найти работу. Это правильно и это сработает, если беженцы сами хотят ее искать и работать. Поиск работы — это тоже работа. В случае с беженцами — еще и работа над получением документов, позволяющих работать в России легально. О том, как их получить, читайте ЯКОРЬ В ТЕКСТЕздесь. //www.miloserdie.ru/articles/kak-bezhencam-legalizovatsya-v-rossii-7-zakonnyh-sposobov

Алексей Захаров: «Никто и никогда не сможет устроить на работу тысячи беженцев. И даже двадцать беженцев. Точка. Это аксиома. Только каждый конкретный беженец может устроиться на работу, обладая информацией о том, где можно ее искать. А устроить массовый подбор вакансий невозможно, разве что однократно кто-то пригласит двадцать человек».

Тем, кто хочет помочь беженцам, Алексей Захаров советует не заниматься персональным устройством каждого, а обеспечить людям доступ к информации о том, где искать вакансии.

Где искать работу

Если у беженцев есть выход в интернет — им доступны порталы типа Superjob.ru, Нeadhunter и другие (остальные сайты в основном выступают как «зеркала» более крупных). В отсутствие доступа к интернету распечатка вакансий с сайтов и передача их беженцам эффективна в случае, если речь идет о рабочей силе низкой квалификации (уборщицы, грузчики и т.п.). В информации о вакансии, как правило, присутствует телефон работодателя, и там не ждут резюме по электронной почте. Если вакансия появилась, волонтеры ее в тот же день распечатали и отдали безработному, его пригласят, скорее всего, не на собеседование, а сразу на работу.

Если же речь идет о более квалифицированных вакансиях с более высокими зарплатами — нужно резюме. Как правило, на такие вакансии по несколько претендентов, работодатель, разместив вакансию на портале, ждет ответа через тот же портал, и если у соискателя нет доступа к своему аккаунту, он будет проигрывать конкурентам из-за задержек в коммуникации.

Если выхода в интернет нет совсем — есть государственные центры занятости, в стране их более 2 тысяч. Как минимум, там можно попросить воспользоваться компьютером с интернетом и искать работу самостоятельно.

Алексей Захаров: «Также в центрах занятости есть информация о вакансиях, которые не востребованы на рынке труда. Если в регионе бухгалтеры в среднем получают 20 тысяч рублей, то в центре занятости, скорее всего, будут вакансии бухгалтеров с зарплатой в 8 тысяч рублей. Местные жители на такую работу не пойдут: это либо фирмы, готовые воспользоваться чьей-то тяжелой ситуацией, либо бюджетные организации с низким зарплатным фондом».

Мизерная зарплата не спасет человека, но позволит ему адаптироваться, осмотреться вокруг, получая в это время вместо нуля хоть какие-то деньги. Через пару месяцев можно будет найти работу лучше. Как вариант, можно идти по улице и смотреть на объявления на дверях магазинов, поликлиник, парикмахерских, отделений почты и т.п.: требуются продавцы, санитарки, почтальоны и т.п.

Алексей Захаров: «Людям с Украины, как и россиянам, имеет смысл обращать внимание в первую очередь на те вакансии, которые подходят им по уровню квалификации. Мы испытываем недостаток квалифицированной рабочей силы: профессионалы смогут найти работу на вполне рыночных условиях. Другое дело, что человеку нужно определиться, насколько долго он готов работать в России.

Если компания берет на работу высококвалифицированного специалиста, она заинтересована, чтобы он проработал как можно дольше. Это если мы берем на работу дворника или продавца мороженого, относительно неважно, сколько он проработает, все привыкли к текучке. А если речь идет о специалисте, ему понадобится время на адаптацию, на дополнительное обучение именно в этой компании. Если человек собирается вернуться домой, как только военный конфликт на Украине закончится, компании крайне неохотно будут рассматривать его как претендента на менеджерские или другие квалифицированные позиции.

Беженцы — это всегда тяжелая ситуация для экономики. Пока люди ощущают себя беженцами, непонятно, что им делать: видимо, искать временную низкооплачиваемую работу, которая не привяжет их к России, работодателю, коллективу, обществу. Человек, который приехал временно, — еще не «трудовой иммигрант». Если бы украинцы решились остаться насовсем, они, конечно, составили бы конкуренцию среднеазиатским: жители Юго-Востока Украины культурно близки, если не идентичны россиянам. По крайней мере, их не нужно учить читать по-русски, они уже способны освоить инструкцию к сложной технике».

Как не попасться мошенникам

Люди, находящиеся в тяжелой ситуации, чаще попадаются на удочку мошенников. Если обещают просят денег за доступ к информации о вакансиях — это обман. Если до устройства на работу нужно отправить платное sms, оплатить страховой взнос, перечислить некоторую сумму для «открытия зарплатной карты» или купить обучающие материалы еще до собеседования и подписания договора — вскоре «работодатель» растворится в воздухе, а соискатель потеряет некоторую сумму денег. «Гарантированное трудоустройство» — тоже всегда мошенничество.

Алексей Захаров: «Никто никогда не будет искать человеку работу за него. Найти себе работу человек сможет только сам. Если вакансии нет в открытых источниках — например, на том же портале Superjob.ru — скорее всего, ее просто не существует на рынке». Если человек представляет себе, как устроен рынок труда, если он достаточно информатизирован, он, скорее всего, не попадется на эту удочку. Однако люди с образованием ниже среднего и люди пожилого возраста часто тратят деньги при общении с мошенниками вместо того, чтобы их заработать.

Можно ли найти жилье и работу сразу

Если человек ищет работу с проживанием, рынок предложений сужается на 99,9%. Таких вакансий практически не существует. Как правило, это работа вахтовым методом, сезонная работа в сельском хозяйстве или строительстве с проживанием в палатках, или работа в тяжелых условиях на месторождениях ископаемых. В этих областях беженцы с Украины будут конкурировать с привычными к низкооплачиваемой тяжелой работе мигрантами из Средней Азии.

Если речь идет о матери-беженке с тремя детьми, то к ее адаптации сначала должно подключиться государство и/или благотворительные организации. Иначе никто ее на работу не возьмет, предвидя множество ее проблем и частые больничные. Если эта мама — высококвалифицированный программист или редактор, она уже наверняка и ранее имела опыт удаленной работы, причем не только на компании в пределах родной страны. Во всех прочих случаях легко сказать «ищите работу», но женщина ее не найдет.

Фото: http://ok-inform.ru

Читая описание вакансий, можно сразу вычеркивать те, где обещают золотые горы. Объявления типа: «Руководящая должность, свободный график, четыре выходных в неделю, зарплата — 200 тыс. рублей» — это сказки.

Полезно: советы по поиску работы от портала Superjob