Особые родители: к глупостям, сказанным с искренним сочувствием, надо относиться с благодарностью

За последний год я прочитал столько статей о том, как надо и как не надо разговаривать с инвалидами и их родителями, что из них можно было бы составить целую книгу. Я думаю, что эти советы – вредны!

Родители «особых» детей очень ранимы – каждое неосторожное слово окружающих для них – травма. Да, это больно, но думать, что все окружающие вам что-то должны – еще хуже, считает журналист и отец «особого» ребенка Игорь ЛУНЕВ.

Рисунок Дмитрия Петрова

…а вот ещё такой был случай: гуляем мы с сыном, тогда 17-летним юношей, в характерной для нас неспешной манере, походка сына несколько отличается от походки большинства прохожих, да и взгляд у него какой-то не такой, как у всех. Оказавшийся поблизости мальчик приблизительно лет 10 вдруг сказал, что мой сын «выглядит, как из психушки».

А, кажется, за пару лет до того на даче дело было – тоже гуляем с сыном. Навстречу нам пожилой добродушного вида мужчина в тренировочном костюме. И вот мужчина начинает мне рассказывать, что с моим сыном (для справки: у сына тяжёлая форма аутизма и последствия ДЦП) надо для его развития «играть в мячик».

Могу вам ещё рассказать разных историй, но довольно и этих двух. Это я всё к чему? К тому, что если переживать из-за каждой такой истории – «переживалки» не хватит. А ещё к тому, что в первом случае если бы я обиделся на 10-летнего мальчика и попытался делать ему внушение или как-то проявить свой гнев – я выставил бы себя обидчивым глупцом прежде всего перед своим сыном, который только с виду такой отрешённый, но мы, его близкие, знаем, что понимает он всё не хуже нас.

А во втором случае если бы я выказал своё возмущение неуместным и неквалифицированным советом, я бы тоже показал себя обидчивым глупцом, да ещё и невежливым – потому, что обратил бы больше внимания на некорректность высказывания собеседника, а не на его благой порыв.

За последний год я прочитал столько статей о том, как надо и как не надо разговаривать с инвалидами и их родителями, что из них можно было бы составить целую книгу. Штука в том, что большинство тех, кого поучают авторы этих статей, статьи такие не читает.

Нисколько не умаляю попытки моих коллег хоть немного повлиять на общество. Но жить нам в этом обществе сейчас, а не исключительно тогда, когда это общество будет соответствовать нашим представлениям о хороших манерах. Если родители инвалида не хотят остаться маргиналами и превратить в маргинала своё чадо, они должны учиться жить в том обществе, которое есть сейчас. И учить этому же своего ребёнка.

Вместо этого родители часто тратят свою драгоценную энергию на то, чтобы учить всех окружающих. И речь чаще всего теперь идёт не о том, чтобы дать отпор чьей-то реальной агрессии, защитить своего ребёнка от реальной дискриминации. Нет, то и дело приходится читать о возмущении формами искреннего сочувствия и желания помочь.

Особенно часто возмущаются матери инвалидов… Понимаю чувства этих женщин. Поверьте, если я мужчина, это вовсе не значит, что я легко пережил и переживаю обстоятельства жизни моего сына. Но уважаемые дамы (и солидарные с ними господа), простите за банальность: чувства – это не истина в последней инстанции.

Относиться к собеседнику не в зависимости от его стремлений, а в зависимости от ассоциаций и эмоций, которые вызывают у меня его слова – это неэтично. Увы, иногда складывается впечатление, что для родителей инвалидов существуют какие-то отдельные этические нормы…

«Если мне говорят, что мой сын замечательно выглядит, мне больше не о чем беседовать с этим человеком, — категорично заявляет одна мама . – Ведь таким образом отметается все, из чего состоит моя жизнь на протяжении последних 10 лет». В этом категоричном заявлении трудно усмотреть какую-то логику, кроме требования постоянно отмечать заслуги этой мамы. Далее автор статьи даёт совет, как надо было бы сказать этой маме…

Всё бы ничего, но если человек уже гиперобидчив, то не существует никакого чёткого алгоритма – как говорить, чтобы его гарантированно не обидеть. Вы либо скажете не то, либо не с той интонацией, либо ещё что-то… В этой же самой статье автор указывает на некорректность вопросов «Это наследственное?», «Это с возрастом пройдёт?». Вопросы, может, и некорректные. Но вот я слышал такие вопросы по поводу моего сына множество раз, и можете считать меня недостаточно чувствительным, но ни разу (повторяю: ни разу!) эти вопросы не показались мне обидными.

Почему? Но это же очевидно: потому, что каждый задающий их искренне сочувствовал моему сыну и его близким. Нормально для человеческих отношений: ценить прежде всего доброе стремление собеседника. Обсуждение примеров из этой и других статей может занять много места, и потому на этом остановимся.

Несомненно, общество должно бережно относиться к своим немощным членам. И чтобы наше общество менялось в эту сторону, его нужно воспитывать. Но повторяю: меняется общество медленно, а нам в нём жить уже сейчас. Если мы даже тогда, когда к нам относятся по-доброму, не благодарим, а выступаем предъявителями претензий, то нас начинают сторониться.

Подумайте сами: приятно ли общаться с человеком с непредсказуемыми реакциями, который в любую минуту готов обвинять вас или просто зайтись в истерике по неизвестному для вас поводу? Да, так ведут себя многие люди, пережившие травму, но катализатором для их неадекватного поведения оказывается современное мироощущение, в котором чувства занимают куда более важное место, чем рассудок. И вот от этих несчастных начинают попросту шарахаться окружающие.

Прежде, чем обвинять этих окружающих, вспомним: жизнь каждого человека в этом мире в принципе сложна, болезненна, каждый несёт какое-то бремя – это следствие первородного греха. Можно попросить соседа о посильной помощи, но нельзя вешать на него свои психологические и иные проблемы, пытаясь заставить его разбираться не только в своей жизни, но ещё и в вашей (это по поводу советов проштудировать несколько печатных трудов по медицине прежде, чем о чём-то спросить маму или папу ребёнка-инвалида).

Бабушка знаменитого американского автора-исполнителя Боба Дилана учила его быть милосердным потому, что каждый, кого он встретит, ведёт жестокий бой…

Многие семьи, в которых есть инвалиды, страдают от изоляции. Многие родители переживают из-за того, что у их детей проблемы с социализацией. Но, становясь чрезмерно требовательными к окружающим нас людям, мы сами себя изолируем. Нас начинают сторониться уже не потому, что презирают инвалидов и хотят, чтобы все они были заперты в ПНИ, а потому, что боятся лишний раз слово сказать…

Если вы слишком обидчивы – позаботьтесь сами о том, чтобы люди точно знали, на что именно лично вы обижаетесь. И не выходите на улицу без плаката на груди, на котором чётко прописано, каких именно слов и выражений именно вам говорить нельзя. А лучше проще: ожидая терпимости от других, начните с себя – будьте сами терпимы к людям.

Да, у вас всегда есть вариант – общаться только с теми, у кого схожие проблемы. Всё ваше ближайшее окружение могут составлять исключительно семьи с инвалидами, у вашего ребёнка друзья будут тоже обязательно с какими-то отклонениями. Но это замкнутое сообщество рискует превратиться в секту. А полезно ли будет такая замкнутость в кругу «посвящённых» для ваших детей? Однозначно нет.

Дорогие друзья по несчастью: одна из задач, стоящих перед каждым из нас, такова – не сойти с ума самим и не сделать изгоем своего ребёнка. Это именно одна задача, две части которой взаимосвязаны так же, как взаимосвязаны вы сами со своими детьми. Попытайтесь научить хотя бы детей спокойно относиться к глупостям, которые они будут слышать в среде обычных своих сограждан.

И особенно важно: к глупостям, сказанным с искренним сочувствием, надо относиться с благодарностью. Не знаю только, получится ли, если этому же не будете учиться вы. Эта наука окажется весьма трудной, если вы настроите себя и своих детей на то, что вам все вокруг должны. Если тот или иной доброжелательный человек захочет общаться с вами продолжительное время, он тоже будет учиться — деликатному общению с вами. Только едва ли это произойдёт, если вы оттолкнёте человека своей требовательностью.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.