История новой жизни

История ныне покойного бездомного Даниила – это не столько рассказ о том, как добрые люди помогли с крышей над головой и работой, скорее, это история обретения человеком новой жизни

Принимать помощь – на это тоже нужны силы. Жизнь без дома так ломает психику человека, что чаще всего он оказывается способен принимать только разовые подачки в виде еды, одежды. Жилье, работа – все это не так-то просто найти, но и найдя, сложно не потерять вскоре вновь.

История ныне покойного Даниила – это не столько рассказ о том, как добрые люди помогли с крышей над головой и работой, скорее, это история обретения человеком новой жизни. Какова была его жизнь прежняя? Вырос в Узбекистане, сын узбека и русской, в детстве ходил с отцом в мечеть, но позже активно ислам не исповедовал. Учился в Харькове, вернулся в Ташкент, где женился, родилась дочь. С женой вышла размолвка, уехал в Россию, какое-то время жил у родственников под Ярославлем, потом оказался в Санкт-Петербурге, поначалу жил вполне благополучно, но тяжело переживал расставание с семьей, из-за чего начал злоупотреблять алкоголем, потерял работу, оказался на улице. Вместе с тремя другими бездомными какое-то время жил в старом заброшенном морге неподалеку от железнодорожной станции Удельная. Там его и его товарищей около четырех лет назад нашли работники благотворительного фонда Св. Димитрия Солунского. С этой-то встречи и началась его новая жизнь.

Клавдия Прасолова, бывшая сотрудница Фонда Св. Димитрия Солунского:

— Для меня история Даниила – явное чудо, Господь показал на нем, как Он зрит сердце человека. Все четверо мужчин, которых мы встретили, оказались очень разными людьми. Даниил (его тогда еще не так звали) был среди них единственным некрещеным, но давно этим интересовался. Ему тогда было около 40 лет. До этого все они были у протестантов в реабилитационном центре, но он чувствовал, что там не было чего-то настоящего в отношении к ним, их просто заставляли работать. Потом они все четверо оттуда ушли. Я спросила его по поводу крещения, он сказал, что креститься хочет. Мы ходили в Александро-Невскую Лавру, а потом я его познакомила с отцом Даниилом.

Иерей Даниил Василевский, настоятель храма св. равноап. Марии Магдалины
при детской городской больнице №2 св. Марии Магдалины, исполнительный директор фонда:

— Как-то в субботу перед службой Клавдия Николаевна привела в храм бездомного с просьбой его покрестить. Времени было мало, мы стали думать, крестить его или нет – выяснилось, что он очень мало о христианской вере знает. Я сказал Клавдии Николаевне, чтобы она его подготовила к Таинству Крещения. Она его увела, как потом выяснилось, устроила в наркологическую больницу, отнесла ему молитвослов, научила молиться. Прошло около месяца, и к нам в храм пришел мужчина средних лет, нормально одетый – стоял, молился. А после службы подходит и говорит: «Батюшка, я креститься пришел. Вы меня помните?» Я отвечаю: «Не помню». «Так я тот бездомный, что приходил». Ну, я его начал крестить. А он до этого был мусульманином. И я достал требник, в котором есть чин отречения от мусульманской веры, а в этом чине вопросы. Я посмотрел на них, думаю: «Долго мы будем его крестить потому, что вопросы сложные». И начинаю задавать ему вопросы, ожидая, что сейчас буду подсказывать ответы. А он отвечает почти точь-в-точь, как написано в требнике. У него было какое-то имя не из наших святцев. Я спрашиваю его: «Каким именем-то тебя называть? Когда у тебя День рождения?» Он говорит: «День рождения у меня 24-го декабря». А это как раз мои именины – день памяти святого Даниила Столпника. Вот я его и покрестил с именем Даниил. Потом он приходил, причащался.

***

Интересно, что имени, которое этот человек получил при рождении, никто из сотрудников не помнит. В их памяти он и остался, как Даниил, возможно, и для него самого новое имя быстро стало родным. Фонд Св. Димитрия Солунского помог всем четверым, встреченным в районе Удельной бездомным, но общение у его сотрудников продолжилось только с Даниилом. Его приютил знакомый Клавдии, который потом даже очень подружился с ним – по воспоминаниям людей, знавших Даниила, с ним было общаться легко. Хотя самому ему было нелегко – он продолжал переживать свои несложившиеся отношения с семьей. Только вот опускаться больше не стал – устроился на работу охранником в храме Воскресения Христова на Обводном канале, а еще до этого сам стал помогать бездомным.

***

К. П.: Я Даниила знала хорошо. Он был довольно молчаливым, но никогда никого не подводил и не бросал в тяжелых ситуациях. Бывал у меня дома, помогал в чем-то. Мы обращались к нему, и он ездил с нашим автобусом кормить бездомных – никогда не отказывал. Вообще, ездить кормить бездомных он изначально вызвался сам. Просто потом он устроился на работу и уже не мог ездить с нами регулярно, но иногда, когда нам не хватало волонтеров, мы просили его. Даже если ему что-то давали на работе при храме, он нес бездомным. Он не забывал тех, с кем он общался, когда жил на Удельной. Приезжал туда, спрашивал, кто где, кто как живет. Иногда сердился – когда кто-то был слишком напорист, говорил про такого: «Нагло себя ведет». С такими людьми Даниил старался не общаться. И с нами он ездил кормить бездомных приблизительно в течение года или полутора лет – хотя бы раз в неделю.

Когда он ездил с вами, он общался с вашими подопечными?

К. П.: Нет, только кормил, на контакт не шел. Он понимал, что помочь больше ничем не может, понимал, что общение такое ему не очень полезно – поэтому старался не общаться. Общался он только со своими старыми знакомыми, им старался еще как-то помочь. К ним он ездил сам, что-то покупал для них. С ними иногда жила еще одна девушка, которая была наркоманкой в очень тяжелом состоянии, потом она погибла. А Даниил переживал, что незадолго до ее кончины чем-то обидел ее, грубое что-то сказал, но говорил: «Как хорошо, что я у нее попросил прощения». Они были друзьями, Даниил рассказывал, что она была необыкновенным человеком, всегда готова была поделиться чем-то. Он не раз пытался ее вытащить из той ситуации, в которой она оказалась, возил ее в Боткинскую больницу. Он очень переживал за своих старых знакомых, когда узнавал, что кто-то из них оказался в тяжелой ситуации, сетовал: «Почему мне не позвонил?» Старался направить их в наш фонд, рассказывал им, что у нас им могут помочь.

Мне вспоминается евангельская история, как Господь исцелил десять прокаженных, и только один из них пришел Господа поблагодарить. Так и здесь. Мы встретили четырех человек и всем им помогли. Но благодарным был только Даниил, остальные – как и многие другие, которые после получения помощи будто сбегают. Кто-то уезжает и даже не отзванивается, не говорит, как устроился. Нам важно не признание наших заслуг, а просто порадоваться вместе с человеком, если у него дела пошли хорошо. А Даниил поддерживал с нами общение, благодарил. Он был рад нашей помощи, брался за любую работу, которую мы ему предлагали – даже помогал ребенку-инвалиду, ходил с ним гулять.

***

В прошлом году однажды Даниил почувствовал себя плохо. Вызвали врача, тот приехал – поставил диагноз, что отказывает одно легкое. Даниила положили в больницу, где выяснилось, что проблема не с легким, а с сердцем. На следующий день он вышел из больницы и, возможно, хотел вернуться домой – но на ходу у него остановилось сердце. Сотрудники фонда Св. Димитрия Солунского собрали деньги на похороны – многие из тех, кто узнал Даниила за эти несколько лет, с радостью пожертвовали, сколько смогли. Похоронен Даниил в городе Тутаеве Ярославской области, там, где живут его родственники.

***

К. П.: Мы не знали телефона родственников Даниила, но оказалось, что у его знакомого по работе остался какой-то номер телефона – так мы им сообщили. Потом приехала его тетя из Ярославской области. Когда мы купили гроб, одежду и пришли в больницу забирать его тело, мы увидели, что на его лице была улыбка. Знаете, человек при жизни так не улыбался. И вот как при его жизни с ним было легко, так и после того, как он преставился, о нем очень легко вспоминать, молиться, говорить с общими знакомыми. Конечно, грустно, молодой еще человек, думаешь, мог бы еще жить, быть рядом. Но, наверно, что-то уже было решено для него.

У Даниила была вера, он искренне исповедовался. В храм он ходил в Кронштадте, где он жил на квартире у нашего знакомого. Нельзя сказать, что он много читал, но верил искренне. Ездил и к одному старцу в монастырь в Ивановской области. Тот сказал ему: «У тебя все будет хорошо». Помню, вернулся Даниил счастливый. Я с самого начала старалась ему объяснить, что Господь нам дал возможность покаяния, исправления, говорила: «Если хочешь измениться, то только Господь может помочь тебе». А он хотел.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.