Каким образом удавалось частным учебным учреждениям в Москве, Петербурге, российской провинции добиваться таких успехов, за чей счет существовали Медведниковская гимназия и реальное училище Мазинга в Москве, Тенишевское училище в Петербурге, громадная Кекинская гимназия в Ростове Великом? Ответ довольно прост – в основе всех этих учреждений лежали здравый расчет и добрая воля благотворителей.

В последние годы мы все чаще слышим о необходимости унификации образовательных программ, создании единой линейки учебников, объединения школ в образовательные комбинаты и упразднения специальных учебных заведений. За последние пять лет многие гимназии, спецшколы и лицеи, действительно, лишились особой поддержки государства, а многие экспериментальные образовательные программы были закрыты. На этом фоне тем более удивительным и интересным представляется тот факт, что одной из важнейших отличительных черт образовательной системы Российской Империи даже в самые неблагоприятные для нее 1880-90-е гг., когда в государственной образовательной политике преобладал реакционный дух, вполне выраженный знаменитым «Циркуляром о кухаркиных детях», было ее разнообразие. В конце XIX века на первый план выходят частные учебные учреждения

Забытые традиции

В Империи существовало множество частных и казенных учебных учреждений, программы которых (хотя и имели некоторый общий стержень), позволяли радикально пересматривать и порядок учебного процесса, и систему изложения курсов. Конечно же, основным источником новейших идей в сфере образования становились именно частные гимназии и училища, которые «при царизме», в отличие от современных, в большинстве случаев не были сословно или классово замкнутыми, а, напротив того, имели репутацию демократических заведений, чьи по тем временам очень либеральные программы курсов составляли лучшие университетские профессора. Кстати, многие представители университетской профессуры преподавали в гимназиях и училищах, и не видели в этом ничего зазорного, чего не скажешь о современных наших школах даже самого высокого уровня. Каким же образом удавалось частным учебным учреждениям в Москве, Петербурге, российской провинции добиваться таких успехов, за чей счет существовали Медведниковская гимназия и реальное училище Мазинга в Москве, Тенишевское училище в Петербурге, громадная Кекинская гимназия в Ростове Великом? Ответ довольно прост – в основе всех этих учреждений лежит здравый расчет и добрая воля благотворителей.

Хорошим примером для понимания того, как было устроено частное образование в Российской империи в начале XX века, может стать знаменитая Медведниковская гимназия. Она располагалась по двум адресам. В начале (с 1901 по 1904 гг.) в особняке князя А. Б. Голицына на Поварской улице (д. 40), построенном в 1880-х гг. по проекту архитектора А. Э. Эрихсона (по его же проектам построены издательство сытинского «Русского слова» на Тверской, аптека Феррейна на Никольской, музей Щукина на М. Грузинской). А позже (с 1904 и по сей день) располагалась в Староконюшенном переулке (д. 18)., в здании, специально для гимназии построенном по проекту архитектора И.С. Кузнецова (который проектировал так же «Деловой двор» на Славянской площади и Саввино-Сторожевское подворье во дворе дома № 6 по Тверской улице).


Фото liveinmsk.ru

Архитектура как основание удачной образовательной модели

История создания гимназии вполне типична для начала XX века: вдова купца Ивана Логиновича Медведникова – Александра Ксенофонтовна, много занимавшаяся благотворительностью, по своему завещанию оставила 2 миллиона рублей «на нужды благотворительности и просвещения», назначив своим душеприказчиком знаменитого Н.А. Цветкова. После смерти Александры Ксенофонтовны (1899 г.), коллежский асессор Николай Алексеевич Цветков распорядился часть завещанных денег выделить для создания частной гимназии имени Ивана и Александры Медведниковых и строительства в Староконюшенном переулке, недалеко от церкви Иоанна Предтечи (прихожанкой которой была Александра Ксенофонтовна) специального здания для гимназии.

Архитектором был приглашен Иван Сергеевич Кузнецов, который и раньше много строил для семьи Медведниковых. Он совместно с преподавателями разрабатывал проект школы нового типа, предполагавшей обустроить пространство не только для обучения, но и для различных внеурочных и внеклассных занятий. Одним из важных новаторских элементов стало создание огромного зала под стеклянной крышей для подвижных игр во время плохой погоды, а также планомерное разделение помещений между младшими и старшими классами, которые имели не только особый вход в здание, но также и собственные рекреации и площадки для игр. Здание также было оборудовано всеми новейшими достижениями техники: лифт, телефон, электричество, водопровод, душевые кабины, автономная система отопления, система вентиляции и кондиционирования.


Парадный зал гимназии в Староконюшенном переулке.

И.С. Кузнецов, как и положено архитектору эпохи модерна, разрабатывал не только план здания и решение фасада, но также и все мельчайшие детали – расстекловку окон, форму и размер дверных ручек, тяжесть входных дверей, парты, стулья и кафедры для преподавателей в кабинетах. Им были созданы даже наброски для особенных авторских физических приборов (например, колесо машины Вирмшурста в его исполнении не только обладало необычной формы спицами, но и было снабжено чугунной ручкой в форме молнии!). Такая детальная проработка, а также создание подробной инструкции по правильной эксплуатации здания, были внове для московской публики, но именно они позволили быстро наладить образовательный процесс, не занимая головы почтенных профессоров простыми бытовыми проблемами.

Почему так важно иметь попечительский совет

Из оставшихся после строительства и отделки помещений средств по распоряжению Цветкова был образован фонд поддержки гимназии, наподобие современных эндаументов: гимназия существовала не за счет расходования вложенной в фонд суммы, но за счет процентов с нее. Это позволило учредить специальные стипендии для беднейших учеников, которые могли учиться в гимназии бесплатно. Число таких стипендиатов изначально равнялось 30, но позже стали появляться и другие «именные» стипендии. Прочие ученики платили 300 рублей в год, однако эти деньги не были основным доходом учебного зеведения – как и многие другие негосударственные учебные учреждения Медведниковская гимназия существовала за счет пожертвований меценатов, дополнительных вкладов попечителей и все более разраставшегося со временем фонда. Именно на попечителей гимназии ложилась задача поиска все новых средств для развития школы и материального поощрения ее сотрудников. Кажется, что в условиях постоянно сокращающегося государственного финансирования именно такая задача ложится на плечи и современных попечителей российских школ.

Именно эта финансовая и даже — в известном смысле — политическая независимость позволяла Медведниковской гимназии развивать свою собственную модель образования, в основу которой (вопреки принципу, распространенному среди казенных гимназий), были положены не только древние языки, но и изучение современных европейских языков, современной литературы, технических и естественнонаучных предметов. Также в школе появилось множество факультативов и дополнительных предметов, что при наличии собственной столовой с горячими (по тем временам это было очень важное, даже радикальное нововведение!) завтраками и обедами, давало ученикам школы возможность находиться там большую часть дня. Конечно, внесение таких изменений требовало высочайшего согласия, но после его получения школа оказывалась практически независимой.

Демократические принципы работы школы

В гимназии работали многие известные ученые, профессора университетов, такие, как Н.М. Кулагин, С.П. Моравский, Б.А. Фохт, М.К. Любавский (последний преподавал в гимназии историю, будучи уже ректором Московского университета!). Директором школы с 1901 по 1912 годы был известный историк и педагог В.П. Недачин, который и разрабатывал основные принципы работы школы. Некоторые из них до сих пор производят особенное впечатление. Например, в основу внутришкольных взаимоотношений ставилась идея дебюрократизации, «замена формального, чисто чиновничьего отношения к делу воспитания и обучения детей отношением истинно педагогическим, т.е. разумным, сердечным, основанным на близком общении учащих с учащимися и на взаимной их любви и доверии», индивидуальная работа с каждым учеником, устранение узкой предметной специализации, создание настоящей средней «общеобразовательной» школы.

К сожалению, несмотря на заступничество попечителей и преподавателей, в 1912 году Недачин был снят со своей должности, а спустя несколько лет он эмигрировал, и стал основателем Русской гимназии в Париже, в программе которой во многом были реализованы педагогические наработки Медведниковской гимназии. Вообще программа гимназии стала основой для многих новых учебных учреждений – среди них, помимо упомянутой Русской гимназии в Париже, женская гимназия Хвостовой в Кривоарбатском переулке и Кекинская гимназия (позже — училище) в Ростове Великом.

После Октябрьской революции 1917 года фонд и попечительский совет гимназии перестали существовать, а сама гимназия была национализирована и перепрофилирована. После ряда переименований и экспериментов с программой, гимназия Медведниковых получила номер «59», а позже посвящение Н.В. Гоголю.Так она называется и сейчас.