7 июля Церковь празднует Рождество Иоанна Предтечи, единственного, кто был назван другом Господним. А друг не боится задавать «неблагочестивые» вопросы

Якопо Пантормо, «Рождество Иоанна Предтечи» (16 век). Изображение с сайта wikipedia.org

Пустыня в сердце

Большую часть жизни Иоанн Креститель прожил в пустыне. Считается, что великим святым там самое место – ничто не отвлекает от дел святости.

Но, как пишет митр. Антоний Сурожский о Предтече, пустыней порой оказывается сердце человека, когда «в нем не только нет содержания вечного, но нет вообще такого содержания, которым можно было бы жить».

У святых это тоже бывает. Митр. Антоний знал, о чем писал. Причем у Предтечи не было ни телефона, ни интернета, ни книг, ни утешительных бесед, где можно пожаловаться опытному в искушениях, исповедать помысел; и только Бог знает, как он все это проходил.

Митр. Антоний: «В этом отношении мы окружены, все, людской пустыней. И вот в этой пустыне и мы призваны, подобно Крестителю, свидетельствовать. Свидетельство Иоанна Крестителя началось не словами: прежде чем вернуться к людям и говорить, прежде чем властно чего-то требовать от них, он сам удалился в пустыню и остался наедине с самим собой и перед очами Божими.

Иногда и нам приходится остаться в таком одиночестве. Бывает это, когда нас оставят ближние, когда сделается вокруг нас пусто.

Бывает это, когда нас тронет болезнь, и тогда, как бы мы ни были окружены заботой, мы чувствуем, что мы одиноки, потому что мы стоим перед лицом жизни и смерти там, где каждый человек один за себя будет решать вопрос жизни и смерти – не только временной, но и вечной.

Бывает, что мы удалимся сами для того, чтобы прийти в себя, и тогда мы знаем, как трудно бывает остаться наедине с самим собой, когда к этому не привык: делается боязно – тогда открывается перед нашим собственным взором внутренняя наша пустота, и в эту пустоту, в эту пустыню нам надлежит войти.

Там будет одиноко, там будет пусто, там будет трудно жить, но только если мы сумеем жить в этой пустыне, с Богом одним, сможем мы вернуться к людям, никогда не теряя Бога и способными, победив себя, победить все».

Посторонился

«Явление Христа народу» художника Иванова — не совсем реализм, скорее метафора. Креститель на Иордане, действительно, проповедует пришествие Мессии, крестит приходящий к нему народ в «воде покаяния», объясняет, почему без покаяния трудно встретить Бога. И когда на Иордан приходит Христос, «явлением Христа» это становится не для всех. Для кого-то Он так и остается плотниковым сыном, назореем. Увидеть в Пришедшем Сына Божия могут лишь те, кто сам ищет этой встречи Изображение с сайта wikipedia.org

И вот этот победивший, названный другом Господа, умел, когда надо, посторониться. Предтеча говорил: «Мне надо умаляться, а Ему (Христу) расти».

Митр. Антоний: «Кто из нас это умеет делать? Кто из нас, оживив чью-то душу хотя бы добрым словом, не хочет остаться в этой радости взаимного общения? Кто, сказав животворное слово, иногда нечаянно, когда Господь нам дает, не хочет, чтобы вспомнили и никогда не забыли, что было сказано это слово именно им?»

В чем сомневаются святые

Иоанн Предтеча, икона, 1560-е гг. Изображение с сайта icon-art.info

Но после всех испытаний, всех умалений Предтеча вдруг сомневается – во Христе. «Ты ли тот, Кто должен прийти, или ждать нам Иного?», велит спросить он своих учеников у Христа, и это уже после того, как сам назвал Христа Мессией, «Агнцем Божиим, берущим на себя грех мира», а себя «гласом вопиющего в пустыне», идущим приготовить пути Господу.

Свой вопрос Креститель задает в тюрьме, куда посажен царем Иродом. Он знает, что не выйдет на свободу, впереди смерть. И именно в этот момент приходит мысль: а вдруг вся жизнь – ошибка?

Что это – малодушие, маловерие, слабость смертного часа?

Похожие вопросы может задавать себе любой человек, который хочет быть честным с Богом. Особенно тогда, когда много пройдено и есть «результаты».

А вдруг Бог — только средство, чтобы легче жилось, чтобы не было так страшно, чтобы и «у моей жизни была высокая цель» и был бы я «хорошим»? То, что сегодня называют «невротизацией религии», когда Бог становится  способом облегчить себе жизнь, скомпенсировать ту или иную недостачу, — было в любое время, просто названий научных еще не придумали, но были понятия корысти и лицемерия.

Но ведь их в себе не так легко увидеть. Если долго не видеть и не хотеть увидеть, все может закончиться «разочарованием в Боге».

Митр. Антоний: «Колеблется самая сильная душа, которая когда-либо была на земле. И Христос НЕ отвечает ему. Он не отнимает у него полноты подвига веры и подвига верности до конца. Ученикам, вопрошающим Его, Он говорит: Скажите Иоанну, что вы видите: слепые видят, хромые ходят, нищие благовествуют; и блажен тот, кто не соблазнится о Мне…

Слова, столетиями до этого написанные пророком Исаией. И они возвращаются с этим словом. Остается Иоанну войти внутрь себя и поставить перед собой вопрос: когда он был в пустыне один перед лицом Божиим, – правда ли было это или ложь? Когда он вышел из пустыни проповедовать и приводил людей к новой жизни – правда это было или нет? Когда он увидел Христа и прозрел в Нем Грядущего, – правда это было или нет?.. И Иоанн умер в вере и в безусловной верности.

Как часто бывает, что колеблется наша душа, особенно после того, как мы сделали все, что мы должны были сделать…

Устала душа, меркнет жизнь, клонится наша голова к земле… Стоило ли все это делать?

Я не вижу плода, я не знаю, что будет. Стоило ли все это делать?..

И Господь нам не отвечает на это свидетельством успеха. Он нам говорит: Достаточно того, что все это была правда, что все это было добро, достаточно тебе, что ты сделал то, что надо было. В этом – все».

Еще об Иоанне Предтече:

Иоанн Предтеча отвечает на вопросы

Казнь Крестителя