Большинство бездомных в Москве – трудовые мигранты. Какую помощь бездомному в столице оказывает государство, и от чего зависит ее объем?

Бездомный в московском Ангаре спасения Фото: Вячеслав Митин

Среднестатистический московский бездомный – это кто?

Среднестатистический московский бездомный – это мужчина в возрасте от 30 до 50 лет, славянской национальности, трудоспособный, приехавший на заработки, но не трудоустроившийся, сообщил порталу «Милосердие.ru» заместитель руководителя Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы (ДТСЗН) Павел Келлер. Более половины из них имеют жилье, но по разным причинам не могут или не хотят туда вернуться.

В московский Центр социальной адаптации им. Е. П. Глинки (ЦСА) обращаются обычно другие граждане. Это бездомные люди 55-60 лет, имеющие проблемы со здоровьем.

По данным департамента соцзащиты, в 2017 году в Москве находилось 14945 бездомных.

По данным столичного департамента, 59% бездомных — жители других регионов России, 14% – москвичи, 9% приехали из Московской области, 18% — иностранцы.

«Социальный патруль»: моторизованный и казачий

Сотрудники мобильной службы «Социальный патруль» с бездомным на станции метро «Комсомольская». Фото: Кирилл Каллиников / РИА Новости

Для спасения бездомных, оказавшихся в критической ситуации, в Москве с 2009 года работает «Социальный патруль». Это отделение ЦСА, состоящее из диспетчерской службы, мобильных бригад с 26 автобусами и пункта оказания срочной социальной помощи (палатка обогрева).

Статистика смертности бездомных на улице ведется с зимы 2002-2003 гг., когда от переохлаждения погибли 1223 бездомных. Зимой 2017-2018 гг. по этой причине умерли 11 бездомных.

ДТСЗН подчеркивает, что это динамика именно по смертям от переохлаждения. Всего по разным причинам в 2017 году в Москве умерло 2917 бездомных.

Есть и финансируемая государством пешая служба социального патрулирования, недавно, как сообщил на круглом столе в ОП Москвы Павел Келлер, департамент соцтруда передал ее Московскому окружному казачьему войску, казаки в данном случае выступают как поставщик соцуслуг.

Автобусы «Социального патруля» круглосуточно находятся на Курском, Ярославском, Киевском, Белорусском и Павелецком вокзалах. Там они играют роль пунктов обогрева и места, где бездомные ожидают отправки в Приемное отделение ЦСА им. Е. П. Глинки.

Кроме того, экипажи «Социального патруля» выезжают по вызовам, поступившим в диспетчерскую службу. Обращаться туда могут горожане, желающие помочь бездомному, или сам бездомный, если у него есть такая возможность. Ежегодно служба принимает до 5000 звонков.

В ходе выездов патруля примерно 3500 людей в год признаются нуждающимися в помощи. 40% из них отвозят в Приемное отделение ЦСА, 40% — госпитализируют.

«Социальный патруль» помогает всем, за исключением несовершеннолетних и тех, кто имеет «медицинские противопоказания». Противопоказания – это острое психическое расстройство, или заболевание, требующее госпитализации. Для таких людей вызывают скорую помощь.

Принцип работы «Социального патруля» – добровольно-заявительный. То есть, если бездомный не желает, чтобы его забирали с улицы, его не заберут.

Ночевка с 8 до 8 – для всех

Фото: Павел Смертин

В Приемном отделении ЦСА, рассчитанном на 350 мест, можно переночевать (с 20:00 до 8:00). Предварительно человек обязан принять душ и, если это необходимо, пройти обработку от вшей.

Питание в виде сухого пайка выдают только пожилым людям и тем, кто утратил способность к самообслуживанию. Кроме того, в Приемном отделении можно получить чистую одежду. Другие виды социальных услуг там не предоставляются.

Чтобы получить ночлег, бездомный пишет заявление – на каждую ночь отдельное. Если он здоровый и трудоспособный, администрация может ему отказать.

В 8 утра человек должен отправиться «по своим делам». Правда, часть дел можно решить, не покидая Приемное отделение. С 9:00 там начинают прием социальные работники, юристы и психологи. Обратиться к ним за консультацией может любой бездомный гражданин РФ, в том числе иногородний. Поскольку очереди к специалистам большие, люди занимают их заранее, как раз с 8 утра.

С лета 2018 года к ЦСА в Люблино переехала палатка обогрева, которая относится к Соцпатрулю и раньше  располагалась у Трех вокзалов. Там можно согреться, а ряд НКО кормят бездомных днем. По идее, покинув утром госночлег, можно провести время до вечера там.

«Пунктов, куда человек может обратиться за срочной социальной помощью, должно быть больше, — считает Роман Скоросов, руководитель проекта «Ангар спасения» Православной службы помощи «Милосердие». – Например, в районе вокзалов и в других местах скопления бездомных хорошо бы иметь больше точек, где можно получить информацию о том, куда обращаться за медицинской и консультационной помощью, узнать, какие НКО и чем именно помогают бездомным».

На дезстанциях – не стирка, а прожарка

Дезинфекционная станция № 4 в Сусальном переулке. Фото: wikimapia.org

Если бездомный не попал в ЦСА, принять душ и отдать вещи в санобработку он может на трех московских дезинфекционных станциях. Они подведомственны не социальным службам, а Роспотребнадзору.

Это Дезстанция № 4 (Нижний Сусальный переулок , 4а — рядом с Курским вокзалом), Дезстанция № 2 (ул. Ижорская, 21 — рядом с МКАД, в промышленной зоне), Дезстанция № 6 (Ярославское шоссе, 9  — между станциями «Северянин» и «Лосиноостровская» Ярославской железной дороги).

Санпропускник московской Дезстанции № 4 одновременно может принять шесть мужчин и шесть женщин. Пока они моются, их вещи проходят обработку паром в специальной камере при температуре 100 градусов.

Это не стирка, а именно прожаривание от паразитов.

Один человек находится в санпропускнике в среднем около часа двадцати минут, рассказал администратор. То есть на одной дезстанции, работающей с 9 утра до 6 вечера, за день могут помыться и прожарить вещи примерно 37 мужчин и 37 женщин.

Зимой в душ выстраиваются очереди, а летом людей мало. По мнению администратора, зимние очереди возникают из-за бесплатных обедов, которые раздает здесь с октября по май благотворительная организация «Пища жизни».

После санобработки вещей на дезстанции можно отправиться постирать в прачечную «Армии спасения». Она находится по адресу: Хлебников переулок д. 7 стр. 2 — приблизительно в 2 км от дезстанции, расположенной в Нижнем Сусальном переулке.

Без справки с дезстанции вещи там в стирку не принимают. По словам координатора «Армии спасения» Андрея Серых, в прачечную приходит максимум 400 человек в неделю.

«Зимой мы принимаем намного меньше людей, потому что приходится стирать верхнюю одежду, а она занимает много места», — объяснил он.

Некоторые бездомные жалуются, что санобработка в дезкамере портит вещи. «Они мне показывают: смотри, вот куртка, если она пройдет санобработку, то многие пятна, которые на ней есть, станут «мертвыми», их уже не отстирать», — говорит Андрей Серых.

Государственных прачечных для бездомных не существует.

На Дезстанции № 4 работает подведомственное ЦСА отделение по оказанию медицинской помощи бездомным. Это своего рода поликлиника, которая принимает всех. Обычно ее посещают 15-20 человек в день, в основном им требуется перевязка. Большая проблема бездомных – в этом медпункте нет стоматологии, лечить зубы бездомным негде даже в случае острой боли.

«Хочу оформиться на ресоциализацию»

Фото:  Игорь Зарембо / РИА Новости

Временно размещение на более долгий срок – для ресоциализации — московские бездомные могут получить в двух государственных центрах социальной адаптации. Это ЦСА им. Е. П. Глинки (900 мест в шести отделениях) и ЦСА при ПНИ № 5 в поселке Филимонки (для инвалидов, нуждающихся в уходе – на 275 мест).

«После ночлега надо подойти к соцработнику Приемного отделения и сказать, что хочешь оформиться на ресоциализацию», — объяснили в ЦСА, как это делается. Документов придется собирать довольно много, а пока это происходит, бездомный ночует в Приемном отделении.

Но в основном это касается тех, у кого последним местом регистрации была Москва. «Иногородним место не предоставляется. У нас центр создан для граждан, у которых последнее место регистрации было в Москве», — примерно так ответили нам по телефону в трех отделениях ЦСА им. Глинки.

«В московский государственный социальный стационар немосквича устроить крайне трудно, — комментирует Роман Скоросов. — Социальная помощь людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, работает по региональному принципу.

Если ты потерял жилье в Тверской области, ты можешь претендовать на приют именно в этой области. А бывший москвич не может претендовать на помощь во Владивостоке. Так выстроена система. В целом она правильная. Но в Москве очень много иногородних, и они тоже нуждаются в помощи».

Дело в том, что ресоциализация бездомного (восстановление паспорта, трудоустройство, налаживание связей с семьей) может быть эффективной только тогда, когда человек находится в это время под крышей — хотя бы 2-3 месяца.

Нехватка таких приютов — острая проблема: на 15 000 бездомных в Москве и ближайших окрестностях лишь около 1000 мест, где могут найти приют иногородние бездомные. Все они — в НКО, включая приюты «Ной» на 700 мест. 

Сейчас рассматривается возможность размещения иногородних бездомных в московском ЦСА на условиях софинансирования, сообщил Павел Келлер на круглом столе по бездомным в ОП Москвы.

Свободные места – для трезвых

Фото: Юлия Маковейчук

Между тем в отделениях ЦСА всегда имеются свободные места. Например, на 3 октября 2018 года их было 179.

Причину власти объясняют так: «В учреждении имеется ряд правил, которые не все бездомные граждане готовы принять и соблюдать. Например запрет на употребление спиртных напитков».

«Практически во всех организациях, помогающих бездомным, с нетрезвыми не работают. Это нормальные правила. Мы не отказываем в помощи. Мы говорим: когда протрезвеешь, приходи», — прокомментировал этот пункт Роман Скоросов.

Пожилым – пенсию, иногородним — билеты

Павел Келлер, заместитель руководителя Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы (ДТСЗН). Фото с сайта mos.ru

Те, кому удалось устроиться на временное жилье в ЦСА, получают помощь в восстановлении документов и трудоустройстве, консультацию психолога или юриста, сообщается на сайте учреждения. Для них разрабатываются индивидуальные программы возвращения к нормальной жизни.

Что происходит с получателями услуг ЦСА после того, как срок их временного размещения заканчивается?

«Бездомные пожилые граждане и инвалиды находятся в учреждениях до решения вопроса их жизнеустройства, им оказывается содействие в прохождении медико-социальной экспертизы и назначении пенсии», — сообщил Павел Келлер. Таких людей обычно отправляют после ЦСА в дома престарелых или ПНИ.

Около 100 человек в год трудоустраивают, 250-300 отправляют в другие регионы, сообщили нам в ДСЗН. Для сравнения – московские НКО отправляют на родину ок. 1400 человек в год.

Правда, как объяснили в ЦСА, помощь в отправке домой предоставляют не каждому, здесь соцработники применяют индивидуальный подход: приходите, приносите документы, и мы посмотрим, можно ли что-то сделать.

«Интерес со стороны органов правопорядка отсутствует»

Бездомный спит на улице во время первомайской акции профсоюзов. Фото: Алексей Куденко / РИА Новости

Какое участие в работе с бездомными принимает полиция? Жители жалуются, что она неохотно реагирует на административные правонарушения бездомных – хулиганство, распитие спиртных напитков в общественных местах и т.д.

В ЦСА ранее констатировали: «Со слов руководителей УВД по ЦАО г. Москвы отработку данных лиц на предмет причастности к совершению преступлений, а также проведение с ними профилактической работы затрудняет риск заражения сотрудников полиции инфекционными и другими социально значимыми болезнями (педикулез, туберкулез и т.д.), вследствие чего интерес со стороны органов правопорядка к данной категории граждан практически отсутствует».

В ГУ МВД России по г. Москве не согласны с таким представлением. «Сотрудники полиции обязаны незамедлительно прибывать на место совершения административного правонарушения и пресекать противоправное деяние, независимо от социального статуса лица, его совершившего», — сообщили в пресс-службе ведомства.

Бездомным «разъясняется возможность получения социальных услуг» в ЦСА им. Е. П. Глинки, отмечается в сообщении пресс-службы. Кроме того, сотрудники полиции фотографируют, дактилоскопируют задержанных и вносят сведения о них в базы данных МВД России.

Как отметил представитель ведомства в ходе дискуссии в ОП Москвы 18 октября, «после закрытия в 2002 году приемников-распределителей возможности органов внутренних дел по профилактике бродяжничества сократились».

По данным ГУ МВД России по г. Москве за девять месяцев 2018 года бездомными было совершено 1068 преступлений (3% от общего числа преступлений за период в столице). Из них 374 — тяжкие и особо тяжкие, 439 (самый распространенный вид) – кражи, 209 преступлений, связанных с оборотом наркотиков.

«Среди тех бездомных, которые приходят в «Ангар спасения», наркоманы не попадаются, — отметил по этому поводу Роман Скоросов. – Если и бывали, то не более двух-трех человек в год». Он предположил, что полиция может иначе вести учет бездомных, чем социальные службы. «В Москве есть много людей, у которых нет прописки, зато есть жилье, — пояснил он. — И наоборот, половина людей, которые приходят к нам в «Ангар спасения», имеют прописку, но дома у них нет».

Выписывают ли пациентов «на улицу»

В больничной палате. Скриншот с YouTube

Важное направление профилактики бездомности – помощь пациентам больниц, которым некуда идти после выписки.

Больницы должны сообщать в органы соцзащиты о госпитализации бездомных, «имеющих физические ограничения в самообслуживании и передвижении и нуждающихся в последующем жизнеустройстве», утверждают в Департаменте здравоохранения г. Москвы. После выписки за бездомным может приехать «Соцпатруль» и отвезти его в Приемное отделение ЦСА.

Однако, по данным Православной службы помощи «Милосердие», случаи выписки пациентов «на улицу» до сих пор происходят. Это связано с отсутствием в некоторых больницах социальных работников, которые, собственно, и должны заниматься судьбой бездомных пациентов.

«Несколько лет назад социальные работники Православной службы помощи «Милосердие» договорились в больницах, что им будут сообщать, когда на лечение поступает бездомный с тяжелым заболеванием. Сейчас мы сотрудничаем с 37 больницами. Выясняем, кто этот человек, откуда, есть ли у него документы, есть ли родственники. Пока он лечится, наши социальные работники планируют, куда его отправлять после больницы», — рассказал Роман Скоросов.

Однако о том, что есть пациент, которому понадобится сопровождение после выписки, сотрудники «Милосердия» зачастую узнают слишком поздно. «За двое суток организовать сопровождаемую отправку инвалида в регион, где он зарегистрирован, даже если есть договоренность с местным ЦСА о его размещении, достаточно сложно», — отмечают в «Милосердии».

Работодатели экономят на приезжих

Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Недобросовестность работодателей – одна из основных причин, по которым жители других регионов России и иностранцы становятся в Москве бродягами.

«Мужчина из Белоруссии устроился в Москве на стройку, без оформления договора. Был разнорабочим, жил в вагончике. Ему давали авансы на еду. Когда через три месяца он попросил расчет, его уволили и пообещали выслать деньги. Он жил на вокзале, ходил на стройку к работодателю, просил, но так ничего и не добился», — привела пример координатор БФ «Курский вокзал. Бездомные. Дети» Ольга Александровская.

«Такие истории каждый день происходят, — продолжила она. – Молодой парень из Тверской области устроился в Подмосковье на работу на 21 день – что-то в коробки упаковывал. После вахты с ним попрощались и сказали, что деньги вышлют на карточку. Но он денег так и не дождался. Какое-то время жил на улице. Сейчас у него есть случайные заработки, которые позволяют ему оплачивать койку в общежитии».

Возможно, проблему могли бы решить дополнительные меры по защите прав работников.

Трудовой дом: есть еда и крыша над головой, но нет перспектив

Постоялец дома трудолюбия «Ной» в деревне Клейменово Егорьевского района за работой в ткацкой мастерской. Фото: Владимир Песня / РИА Новости

Некоторые бездомные в поисках работы оказываются в так называемых трудовых домах. По словам руководителя сети Домой трудолюбия «Ной» Эмиля Сосинского, в Подмосковье находится около 1000 таких организаций. Представители «Ноя» считают, что трудовые дома – это единственная реальная перспектива устройства для большинства бездомных.

«Это одна из форм помощи бездомным, мы с ней пока не очень хорошо знакомы, — отметил Роман Скоросов (служба помощи «Милосерлие»). — Единственная претензия к большинству трудовых домов – непрозрачность. Они не публикуют отчеты, сколько денег заработано, сколько получено пожертвований, и на что все это потрачено».

«В трудовом доме человек живет и работает с утра до ночи и получает за это копейки, или даже ничего не получает. У него есть крыша над головой и еда, но это не помогает ему выйти в самостоятельную жизнь. Он попадает в замкнутый круг», — считает Наталья Шавлохова, руководитель консультационной службы благотворительной организации «Ночлежка».

Как помогают бездомным московские НКО