Горели под контролем

“У нас пациент на столе с рассеченной грудной клеткой, остановленным сердцем, на аппаратах! Прервать сейчас операцию – значит просто убить человека”

О враче Валентине Филатове из Благовещенска мир узнал из репортажей о горящей клинике: врач-кардиохирург не прервал операцию пациенту, несмотря на пожар, – открытое сердце ждать не может.

Второапрельская шутка

Валентин Филатов не мечтал стать летчиком, не завоевывал медали на боксерских турнирах, не служил в войсках специального назначения. Обычный парень из семьи строителя и медицинской сестры уже в школе решил стать врачом. Поступил и с отличием закончил Амурскую государственную медицинскую академию. Сегодня 29-летний доктор работает в клинике кардиохирургии г. Благовещенска, пока холост, любимый вид отдыха – рыбалка – помогает восстанавливать силы.

На 2 апреля 2021 года у Филатова по графику была запланирована операция на открытом сердце. Проводя коронарное шунтирование шестидесятилетнему пациенту, сообщение о пожаре бригада врачей восприняла как шутку – никаких признаков огня и дыма еще не было. Это уже потом, из телерепортажей, врачи увидели, как в это время полыхала вся крыша клиники.

– Операционная находится на первом этаже двухэтажного здания. Когда горела крыша, я был на основном этапе операции – сердце пациента медикаментозно остановлено и выполняется формирование новых коронарных артерий, питающих сердечную мышцу, – рассказывает доктор.

Требовалось еще не менее 1-1,5 часа до завершения и тут в операционную заходит медсестра и говорит: “Пожар. Началась эвакуация больных”.

А потом в операционную вбежали пожарные и сказали, что нужно срочно эвакуироваться.

Горит кардиологическая клиника. Благовещенск, 2 апреля, 2021. Фото: Пресс-служба ГУ МЧС РФ по Амурской области/ТАСС

Мы ответили, что это невозможно: у нас пациент на столе с рассеченной грудной клеткой, остановленным сердцем, на аппаратах! Прервать сейчас операцию – значит убить человека.

Здание уже было обесточено, а на улице пасмурно, темно, шел дождь. Все случилось в обеденное время, но пасмурная погода не давала нам нужного света. А тут еще сверху потекла вода. Во время тушения, когда уже залили второй этаж, она хлынула изо всех щелей. Не удивительно. Старое здание с деревянными перекрытиями.

– Как же вы смогли работать в таких условиях?

– У нас со спасателями удивительным образом мгновенно образовалась слаженная команда.

В операционной посторонних не было, это стерильная зона. Но за дверью, начеку, находились сотрудники МЧС, которые говорили: не беспокойтесь, работайте, все под контролем!

На обеспечение нас электропитанием из резервных аварийных источников ушло 25-30 минут, но и в это время работали на аварийном питании, наркозно-дыхательный аппарат и аппарат искусственного кровообращения, сопровождая все это сиренами тревог. Когда запустили основную линию, заработало остальное оборудование, стало полегче.

Как только операция закончилась, пациента транспортировали из здания клиники в реанимобиль и в сопровождении наших реаниматологов повезли в другую больницу.

Я, еще в операционном снаряжении, вышел через аварийный выход на улицу, осмотрелся, увидел огромное количество техники, людей, на крыше дым, какие-то разрушения, пепелище, проливают все – жуткая апокалиптическая картина как из голливудских фильмов-катастроф. Изнутри все воспринималось как-то легче.

Валентин Филатов: “Хирурги, анестезиологи-реаниматологи – народ бывалый, всегда готовы к ЧП во время операции, в том числе и в виде пожара”. На фото: тушение пожара в кардиоцентре Благовещенска, 2 апреля, 2021. Фото: Пресс-служба ГУ МЧС РФ по Амурской области/ТАСС

– Главная мысль этого дня? Что вы подумали уже вечером, дома?

– В тот день я вернулся домой поздно: после пожара мы еще съездили в больницу, куда эвакуировали своих пациентов. Когда оказался дома, первая мысль была благодарностью – слава Богу, что обошлось без погибших и пострадавших! Слава Богу, что я и сам цел и невредим!

– Вы – верующий человек?

– Я крещен в православной церкви в детстве. Насколько верующий? Не могу сказать, что я глубоко в это погружен, но чувства верующего человека мне близки.

– Вот обычный день, как тысяча других, и вдруг ЧП: пожар, бомба, да любая серьезная опасность. Вы побывали внутри такой ситуации, что лично вам помогло просто продолжить делать свое дело?

– Когда ЧП – всякому ясно, что времени мало, действовать надо быстро; кстати, хирург, анестезиолог-реаниматолог к такому всегда готовы, во время любой операции могут возникнуть незапланированные сложности.

Мы с коллегами обсудили порядок работы, и где-то в мыслях у меня промелькнула надежда на то, что Бог нас не оставит. Наверное, мы поступили по принципу: на Бога надейся, но и сам не плошай! В наших руках находился живой человек, и мы были обязаны сделать все возможное для спасения его жизни.

Нам изначально предложили эвакуироваться, но тогда бы пациент сразу же погиб, прямо на операционном столе.

Если бы ЧС развивалась по худшему сценарию, – пламя охватило бы и наш этаж, – пациента можно было бы попытаться эвакуировать через окно. Но и при таком варианте риск был бы крайне высок.  

Молодежь уходит в блогеры

– Сегодня взаимоотношения «врач-пациент» не назовешь дружественными. Сама профессия врача переживает, как кажется, некоторый кризис. Как вы думаете, с чем это связано?

– Более того, в последнее время начались прямо гонения на медицинских работников. Ни на администрацию, ни на чиновников, а именно на персонал, который контактирует с пациентами. Ведь это не руководители, не чиновники ежедневно встречаются, слушают, объясняют и лечат пациентов. Но все претензии, все недовольство выплескивается на рядовых врачей, сестер, санитаров.

Это видит молодежь, понимает, что есть более спокойные профессии, гораздо более денежные (я не рассматриваю частную медицину), и выбирает другое. Наверное, гораздо проще быть блогером в инстаграме, где ты можешь говорить все, что хочешь, с поправкой на отдельные нормы законов, и зарабатывать миллионы.

А медицина – это огромная ответственность. Ответственность за жизнь пациентов, за врачей, желающих рисковать ради служения другим. Таких с каждым днем становится меньше и меньше.

Вы знаете, что сейчас у нас кадровый голод? Оптимизация идет уже больше 10 лет, а эффект совсем не тот, на который рассчитывали. Кадровый голод, как был, так и остается. И даже в Москве и Петербурге вакансии всегда есть. А если существует дефицит кадров, ни о какой качественной помощи населению и речи идти не может. Врачи перегружены, медсестры перегружены. При том, что и каких-то огромных заработков в государственной медицине тоже нет, особенно в провинции.

В регионах людей, позволяющих себе пользоваться коммерческими медицинскими услугами, крайне мало. В регионах царствует пока еще бесплатная бюджетная медицина.

«Не думайте, что здоровье – это естественное состояние»

Валентин Филатов: “Это не руководители, не чиновники ежедневно встречаются, слушают, объясняют и лечат пациентов. Но все претензии, все недовольство выплескивается на рядовых врачей, сестер, санитаров”

– С другой стороны, менталитет наш таков, что к врачу мы идем только, когда уже «очень болит». Люди попадают в больницу уже после инфаркта, инсульта, когда катастрофа произошла.

О том, что профилактика легче, чем лечение, никто не думает. Трудно сказать, с чем это связано. С бедностью? Не думаю. На путешествия, на развлечения деньги у людей находятся. Нельзя сказать, что проблема в чем-то одном.

Могу сказать одно: если мы хотим качественной помощи врачей, нужно восстанавливать и укреплять связь «врач-пациент», взаимодоверие и взаимоуважение. Пока этого нет.

Я очень желаю людям заботиться о здоровье, а не думать, что если я здоров – это естественное состояние. Заниматься профилактикой заболеваний. Беречь себя!

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться