Мы прикинули, как будем работать, развлекаться, водить детей в школу, дружить, путешествовать, лечиться по-новому. И обсудили это с экспертами

«Мам, не буди с утра в школу, я в третью смену»

Каким будет 1 сентября 2020 года, представить себе можно уже сейчас. Никаких линеек – даже для тех, кто «первый раз в первый класс». Да и привычные 8:30 на часах изменятся: у каждого класса будет свое время прихода в школу, свои перемены – это делается для того, чтобы дети по минимум пересекались в коридорах и раздевалках. Вероятно, отменят физкультуру, поскольку спортзал с его мячами, скакалками, «козлами» и другими снарядами – идеальная среда для распространения инфекции. Зато дети смогут чаще гулять: если погода позволяет, часть уроков и большинство перемен можно будет проводить на свежем воздухе.

Звучит дико, но фраза «Мам, не буди меня завтра, я в третью смену», вероятно, станет широко распространенной: ведь на уроке одновременно должно быть не более 10-15 человек, а в некоторых классах сейчас учатся по 35 детей. В новых малокомплектных классах сидеть за партой теперь придется в одиночку – уже не спишешь у соседа. Да и спрашивать, видимо, будут чаще.

Удаленка тоже скорее всего останется с нами: уроки в Zoom будут проводить те учителя, у которых нет замены, поскольку выдержать обучение в три смены просто невозможно. Скажем, если в школе работает всего один биолог, он физически не сможет обучить все потоки детей очно. Зато русский, математика и, возможно, иностранный язык, потребуют явки в школу.

А вузы? Многие уже сейчас меняют свои учебные планы, чтобы отодвинуть практические занятия как минимум на полгода. Кое-где сократятся очные лекционные часы – все же в поточных аудиториях соблюдать требования социальной дистанции сложнее.

«Количество дистанционных курсов для студентов будет только возрастать», — считает научный сотрудник Института образования Высшей школы экономики Дарья Щеглова, которая накануне карантина вместе с коллегами принимала участие в масштабном опросе преподавателей и студентов о том, каким они видят будущее высшего образования.

Речь идет, прежде всего, о ранее записанных лекциях, и разработанных заданиях, которые могут храниться на разного рода образовательных платформах. Но вузовским педагогам нельзя будет расслабиться, и, однажды записав лекцию, больше к предмету не возвращаться, поддерживать онлайн курсы — достаточно трудоемкая задача.

Скорее всего, изменится конкурс на поступления в столичные и региональные вузы в наступающем учебном году. Щеглова полагает, что многие школьники из глубинки не будут поступать в Москву и Петербург, предпочитая выбирать варианты ближе к дому. Отчасти это связано с финансовым кризисом, который не позволит многим родителям оплатить обучение, отчасти – со страхом распространения инфекции, которая несоизмеримо выше в больших городах.

Офис без секретаря, кулера и кофеварки

Возвращаетесь вы на работу в свой офис (если вас еще не уволили за время карантина), а там – все иначе. В коридоре нет кулера и кофейного автомата – их убрали, потому что это – главная точка возможной передачи вируса. Не работает кухня с чайником и микроволновкой, где можно было пообедать принесенными из дома продуктами.

Опенспейс поделен на крошечные «клетушки» перегородками для социального дистанцирования. Если перегородок нет – столы стоят максимально удаленно друг от друга, пол расчерчен на квадраты. Уже не подойдешь к коллеге, чтобы обсудить что-то, глядя вместе в монитор.

Кстати, на двери теперь – обязательный график влажной уборки (каждый сотрудник несколько раз в день протирает свой стол, клавиатуру, монитор, мышку самостоятельно с использованием антисептика) и проветривания (открываем окно, не включаем кондиционер).

Экологи были бы против, а что делать: очень возможно, что некоторые фирмы пойдут по пути использования одноразовых бумажных ковриков для рабочих столов. Так уже поступили в Нидерландах, где офис американской компании Cushman & Wakefield, специализирующейся на продаже недвижимости, коврики стелют утром и со всеми предосторожностями утилизируют вечером – так вирусы не оседают на поверхности стола.

Будете подниматься на нужный этаж – не трогайте кнопки лифта. Очень возможно, что вас попросят скачать для этого специальное приложение, чтобы вызывать лифт удаленно.

Кстати, все приведенные выше рекомендации универсальны и, вероятно, будут так или иначе реализованы во всем мире. Сходные требования к работодателям уже успел опубликовать Центр по контролю и профилактике заболеваний в США – аналог нашего Роспотребнадзора.

Уже сейчас многие компании – прежде всего в сфере журналистики и IT – готовы полностью отказаться от аренды офисов и уйти на уйти на удаленку, другие – значительно сократить число «присутственных» сотрудников.

Возможно, исчезнет такая профессия, как секретарь и офис-менеджер, частично из-за того, что в кризис платить им сложно, частично – из-за того, что передача бумаг – это снова риск заразиться и дополнительные контакты.

«Возникнет вопрос, который сейчас обсуждается у архитекторов — что делать с офисами, которые были построены. Уже начинают говорить о том, на что их можно переоборудовать, можно ли там разместить жилье», — говорит израильский архитектор Михаил Лобовиков, который полагает, что офисная революция принесет изменения и на рынок строительства и недвижимости.

«Пойдем в ТЦ: померяем платье в смартфоне и зайдем выпить кофе через перегородку»

Шоппинг изменится сильно, в этом сомнений нет. Об этом можно судить как по зарубежному опыту, так и по первым дням работы ТЦ в Москве, которые открылись с 1 июня.

После эпидемии на Западе к магазинам одежды, обуви и аксессуаров, предъявляли строжайшие требования. Так, в Париже большинство сетевых магазинов и бутиков вынуждены были закрыть примерочные, поскольку не могли гарантировать их постоянную дезинфекцию и соблюдение правил социальной дистанции в узком помещении с кабинками.

Некоторые магазины, открывшие примерочные, также уносили вещи, побывавшие в руках покупателей, в «карантин».

Москва (а за ней, вероятно, и вся Россия) идет по более смелому пути: разрешено если не все, то очень многое. Меры во многом зависят от владельцев бизнеса и их желания защитить своих сотрудников и клиентов. Зарубежные сетевые бренды, такие как H&M, Zara и другие, все же стараются соблюдать основные правила: запускать в магазин фиксированное число покупателей, следить за разметкой на полу, отпаривать всю одежду после примерки, как можно чаще расставлять по  полкам флаконы с санитайзерами, чтобы покупатели дезинфицировали руки.

Бренды российские, похоже, куда беспечнее – во многих магазинах можно все трогать, мерить, запираться в примерочных и весьма условно соблюдать дистанцию с другими покупателями и продавцами.

Магазины, торгующие в Москве косметикой, также не воспользовались опытом своих европейских коллег – тестеры с духами не убраны с полок, пробники помады, пудры, кремов и других средств на месте, сдвинув маску от носа, их уже пробуют некоторые дамы.

Вариант, как не отказываться от шоппинга, но вместе с тем и не подвергать себя на ткущем этапе неоправданному риску, есть. Поход в ближайший ТЦ стоит спланировать заранее, составив список покупок, подобрав необходимые модели в интернете.

Прикинуть, подойдет ли та или иная модель, или определиться с размером, можно, воспользовавшись так называемой «виртуальной примерочной» в смартфоне. Уже сейчас многие бренды и ритейлеры реализуют эту функцию, которая позволяет сфотографировать себя камерой телефона и затем «примерить» на фото наряд.

Торговые центры – это не только покупки, но и развлечения. Уже очевидно, что к этому времяпровождению мы вернемся нескоро. Изменится работа фудкортов: они будут торговать либо строго на вынос, либо будут вынуждены перестроить пространство – создать кабинки вокруг столиков, разнести их на далекие расстояния.

По тому же пути двигаются рестораны. В них исчезнет меню (его переведут в электронный формат, на сайты и в приложения), количество подходов официанта заметно сократится, а кое-где их и вовсе заменят на бесконтактные средства доставки. Кстати, подобный проект уже открыли в Швейцарии, правда, не в торговом центре, а на горном альпийском лугу: это ресторан для одного человека или пары, в котором невозможно заранее знать меню ужина, а еду гостям спускают сверху в плетеной корзине.

Так что приглашение пойти в субботу в ближайший ТЦ должно звучать примерно так: «Пойдем, примерим пару платьев в виртуальной примерочной, купим тебе ботинки «на глаз» (если что, сдадим и купим на следующей неделе другой размер), а потом попьем кофе в очень уютной кабинке на двоих».

«Актеры в театре больше не дотрагиваются друг до друга и играют при полупустом зале»

Пойти в театр мы не сможем еще довольно долго. Но когда пойдем, возможно, увидим такую картину. Представьте себе: играют «Ромео и Джульетту», но влюбленные не целуются, враги – не дерутся на шпагах, в финальной сцене Джульетта не припадает к губам мертвого Ромео, и вообще, актеры стараются держаться друг от друга подальше.

Знаменитую фразу «Чума на оба ваши дома» Тибальд произносит, не умирая на руках Ромео, а из другого конца сцены. Для ясности – указывает пальцем на того, в чей адрес он шлет проклятия. В зрительном зале много пустых мест. Это не потому, что спектакль плох – просто действуют новые правила.

«Мы понимаем, что мы не вернемся в тот театр, который был до всех этих событий. Для меня самый главный вопрос: а когда зрители будут готовы снова прийти? Даже после отмены карантина, даже с условием, что мы всех рассадим в шахматном порядке и будем раздавать на входе маски и поставим везде антисептики, – говорит директор московского Детского театра А-Я Светлана Кочерина. — Ведь это будет трудно психологически, это размышления для каждого, кто решится купить билет: а насколько мне это сейчас необходимо?»

С другой стороны, несколько месяцев самоизоляции дали театру мощный и новый творческий импульс. В большинстве театров появился формат онлайн-встреч со зрителями, художественных читок пьес. Есть и созданные современными драматургами произведения, которые подходят для игры и трансляции через интернет и при этом написаны «на злобу дня».

Например, драматург Дмитрий Данилов написал пьесу «Выбрать троих», которую уже сыграли в Zoom актеры театра «Мастерская Петра Фоменко». По сюжету, в большой семье, состоящей из бабушки, мамы, папы и двоих взрослых детей, каждый должен решить, с кем он будет общаться, имея возможность выбрать только троих членов семьи.

«Рукопожатия исчезнут минимум на год, и все мы станем немного скандинавами»

После карантина нас ждет совершенно новый этикет. Уже можно сказать, что волей или неволей всем нам придется стать очень воспитанными людьми, которые уважают чужое личное пространство, не сокращают дистанцию и здороваются друг с другом так, чтобы это было, с одной стороны, заметно, а с другой – не способствовало распространению инфекции.

Люди, которые пишут в соцсетях о том, что первым делом обнимут своих близких и друзей, возможно, ошибаются: число желающих вступать даже с очень хорошо знакомыми в телесный контакт, вероятнее всего, сократится.

«Мы присутствуем при ярком и революционном сдвиге этикета, который происходит впервые за много лет», — считает тренер по этикету Международной школы этикета Галина Губанкова. Она полагает, что всем нам в ближайший год предстоит стать «немного скандинавами» — то есть достаточно сдержанными в своих проявлениях и строго соблюдающими правила.

«Этикет «теплеет» с севера на юг, то есть в северных странах больше практикуют рукопожатия, а на юге чаще обнимаются, целуются. Скандинавы, немцы, англичане блюдут личное пространство, а жители южной Европы легко его сокращают. Сейчас мы видим, что северная модель этикета куда безопаснее.

Например, рукопожатия в деловом этикете не могут не исчезнуть хотя бы на время. Ведь ранее было подсчитано, что один бизнесмен в день в среднем совершает до 50 рукопожатий – представляете, каковы его риски сейчас? Кивок головы в качестве приветствия ничуть не хуже и не нарушает никаких норм этикета», — считает Губанова.

Иллюстрации Ольги Сутемьевой