ГМО безопасны, но лучше соблюдать осторожность

Обнаружить неявный либо отсроченный эффект от генно-модифицированных организмов на здоровье человека и окружающую среду является очень сложной задачей. Исследования нужно продолжать

gmo-tampering-with-food-safety (1)
Фото с сайта heinzgisel.com

17 мая нынешнего года в открытом доступе был опубликован 400-страничный отчет американской научной организации Национальные академии науки, техники и медицины (NAS) об использовании генно-модифицированных организмов (ГМО) в сельском хозяйстве. Ученые проанализировали почти 900 научных статей о влиянии ГМО на организм человека, животных и окружающую среду, опубликованных за последние 30 лет. Анализ статей продолжался два года комитетом из 50 специалистов в области медицины, сельского хозяйства и биотехнологий. Документ рецензировали 26 независимых экспертов.

То, что мировая пресса сообщила широкой публике об этом отчете, в основном сводится к весьма недвусмысленному утверждению: «ГМО безопасны!» Безопасны для здоровья, безопасны для окружающей среды, безопасны для экономики. Тот же посыл содержится и в российских статьях на эту тему.

Генно-модифицированные культуры, однако, предмет весьма противоречивый, и даже столь масштабная научная работа авторитетной организации не может положить конец дискуссии.

Впрочем, если почитать сам доклад, то становится ясно, что его авторы нисколько не претендуют на то, чтобы расставить точки над i, всячески приветствуя продолжение разговора в научном и публичном пространствах.

Однако по порядку.

Прошлое

A scientist holds a genetically modified (GM) rapeseed crop under trial in New Delhi February 13, 2015. Picture taken February 13, 2015. REUTERS/Anindito Mukherjee
Фото с сайта thefiscaltimes.com

С 1980-х годов биологи используют генную инженерию, чтобы придать сельскохозяйственным культурам новые характеристики: длительность хранения, более высокое содержание витаминов, сопротивляемость заболеваниям, паразитам и гербицидам (химикатам, уничтожающим сорняки).

Среди ученых-биологов и медиков всегда были оппоненты ГМО, например, эксперты американской Академии экологической медицины (American Academy of Evironmental Medicine), которые убеждены в том, что употребление в пищу трансгенных организмов далеко не безопасно.

Это убеждение базируется на ряде исследований на животной модели, демонстрирующих связь между употреблением в пищу ГМО и появлением у подопытных различных заболеваний. Однако научных работ, доказывающих безопасность трансгенных культур, еще больше.

Оба лагеря, впрочем, постоянно находят друг у друга слабые стороны в постановке экспериментов с подопытными животными. Самая яркая и показательная история такого рода – это публикация в 2012 году исследования Жиля-Эрика Сералини, профессора Каенского университета (Франция), в журнале Food and Chemical Toxicology («Токсикология продуктов питания и химикатов») и последующий ее отзыв.

В 2004 году специалисты компании «Монсанто», крупнейшего производителя генно-инженерных сортов, исследовали влияние трансгенной кукурузы на состояние здоровья питавшихся ею подопытных крыс и сделали вывод о ее безопасности. Сералини выполнил аналогичную работу и пришел к противоположному выводу.

Животные экспериментальной группы страдали от поражений печени и почек, а также продемонстрировали более высокий уровень новообразований и смертности. Выводы Сералини давали мощный аргумент противникам генной модификации. Коринн Лепаж, бывший министр экологии Франции, сравнила последствия публикации результатов исследования с эффектом разорвавшейся бомбы. Одновременно работа стала объектом яростной критики со стороны адвокатов ГМО, а через год редактор журнала Food and Chemical Toxicology, доктор Уоллейс Хейс, отозвал статью.

Объяснил он это тем, что Сералини делает вывод о канцерогенности генно-модифицированной кукурузы компании «Монсанто», в то время как данные эксперимента не дают для этого достаточных оснований.

«Читал ли редактор статью Сералини, прежде чем отозвать ее?» – так озаглавлена публикация на сайте общественной организации GM Watch («ГМО Надзор»). Вопрос закономерный, потому что из текста научной статьи в журнале со всей очевидностью следует, что французский профессор не ставил своей целью проверять генно-модифицированную кукурузу на канцерогенность, и выводы его исследования – о токсичности продукта, а не о том, что он приводит к раку.

Ученый лишь добросовестно зафиксировал появление опухолей у крыс, не настаивая на статистической значимости этих данных, так как принятые нормы для исследований в онкологии требуют большего количества подопытных животных в эксперименте.

Критики исследования Сералини утверждают, что выводы работы специалистов «Монсанто» более надежны, так как в их эксперименте участвовали по 20 крыс каждого пола в каждой из групп (экспериментальной и контрольной), а у Сералини – по 10.

Защитники же Сералини обращают внимание на тот факт, что «Монсанто» публикует результаты лишь по 50-ти процентам подопытных, что указывает на возможность тенденциозного отбора и подтасовки данных, в то время как во французском исследовании дается анализ состояния всех животных. Интересно, что эксперимент «Монсанто» длился всего 90 дней, Сералини же изучал долгосрочный эффект питания ГМО-продуктом, наблюдая подопытных крыс в течение двух лет.

Но и этот факт трактуется по-разному нападающими и защитниками: первые утверждают, что ухудшение здоровья крыс могло быть фактором возраста, вторые – что французское исследование проведено более тщательно и оценивает долгосрочный эффект ГМО-продукта, который не был проверен его производителем.

web-152341268
Жиль-Эрик Сералини, профессор Каенского университета (Франция/ )Фото с сайта nature.com

Научная дискуссия осложняется обстоятельством ненаучного характера. Незадолго до отзыва статьи Сералини редактор журнала Уоллейс Хейс назначил бывшего эксперта компании «Монсанто» профессора Ричарда Гудмана на должность ассоциированного редактора, отвечающего за раздел биотехнологии.

Хейз утверждает, что это не стало для редакции «фактором предвзятости» в отношении работы Сералини, но оппоненты ГМО, мягко выражаясь, ему не очень верят.

Однако вернемся к отчету NAS.

Настоящее

Вслед за бравурными комментариями о полной реабилитации третируемых активистами и недолюбливаемых потребителями трансгенных продуктов, не замедлили появиться и критические статьи. Они делятся на критику журналистики, провозгласившей торжество справедливости, и критику собственно отчета.

Конечно же, в разговорах об отчете не обошлось без обвинений в опосредованном подкупе экспертов биотехнологическими компаниями несмотря на задекларированное учеными отсутствие конфликта интересов.

Не станем углубляться в этот вопрос, заметим только, что подозрения в искажении научной истины всегда возникают там, где рулит монополия. Как на фармакологическом рынке, которым управляют несколько крупных компаний, называемых журналистами собирательно «Большая фарма» (Big Farma), так и на рынке ГМО много недоверия к производителю.

Ирония ситуации состоит в том, что в современном мире научные разработки требуют огромных ресурсов и не могут стать делом исключительно государства, финансирующего их из налогов граждан. Но это отдельная тема, а мы вернемся к отчету о ГМО.

Сразу же воздадим справедливость авторам: они сделали отличный сайт, который могут посетить все желающие, познакомиться с коротким и длинным вариантами отчета, узнать подробности финансирования и аффилиации экспертов, проводивших научную работу. К их чести, они ежедневно дают ссылки на все отзывы прессы, включая и самые нелестные.

Вот, например, обзор отчета, опубликованный все той же GM Watch. Критические замечания, содержащиеся в нем, производят впечатление вполне логичных и корректных с научной точки зрения.

Например, авторы отмечают, что целый ряд работ, демонстрирующих негативный эффект ГМО-продуктов на здоровье животных, были отклонены экспертами NAS на основании низкой статистической значимости данных. Иными словами, по мнению NAS, наблюдавшиеся в исследованиях проблемы со здоровьем у подопытных животных могли быть отнесены на счет случайных совпадений. При этом те работы, которые не находили вредных эффектов, проводившиеся на таких же по количеству выборках животных, принимались к рассмотрению.

Не обошел отчет вниманием и нашумевшую работу Сералини. Увы, авторы пошли вслед за теми ее критиками, которые отмечали несоответствие исследования стандартам для онкологических работ, хотя сам Сералини претендовал лишь на токсикологический статус работы.

03101e-20120607-agresearch1
Фото с сайта mprnews.org

Однако данные о токсическом влиянии ГМО-модифицированной кукурузы и глифосата (гербицида, которым поля с этой культурой обильно обрабатываются против сорняков) на внутренние органы животных были академическими экспертами проигнорированы.

При этом многие из тех исследований, которые эксперты посчитали нужным включить в свой анализ, по мнению критиков, далеко не безупречны. Вот, например, работа ученых Калифорнийского университета. Она основана на данных о 47-49-дневных бройлерных цыплятах.

Не говоря уже о том, что цыплята не очень подходящая модель изучения рисков для организма человека и млекопитающих животных, слабая сторона этого исследования заключается в том, что реальная продолжительность жизни курицы – 5-7 лет, поэтому судить об отсутствии вредного эффекта ГМО-корма для нее после 47-49 дней жизни преждевременно.

То, что данные собирались в течение 19 лет, ничего не добавляет к достоверности выводов. Если бы в исследовании оценивалось состояние конкретного животного после 19 лет употребления им в пищу трансгенных организмов – такая работа, несомненно, представляла бы большую ценность.

Важный пункт в критике отчета NAS – отношение к использованию гербицида глифосата (Раундапа), который был внесен Всемирной организацией здравоохранения в реестр «возможных канцерогенов».

Дело в том, что ряд культур модифицирован именно с целью создания устойчивых к глифосату сортов, так чтобы производитель мог вносить высокие дозы гербицида, убивая максимальное количество сорняков и не опасаясь повредить культивируемые растения.

Авторы отчета сообщают, что данные, демонстрирующие повышение риска для здоровья человека и животных в связи с употребление в пищу продуктов, выращенных с увеличением дозы внесения этого вредного вещества, отсутствуют. Если вещество признано вредным, это кажется не вполне логичным, и здесь тоже возникает вопрос: может быть, повышение риска не отследили в результате использования математической модели, позволяющей отнести случаи заболеваний на счет случайных совпадений?

Между тем, критики бравурного журнализма вполне справедливо замечают, что сам отчет, даже при его слабых сторонах, далеко не так однозначен, как это выглядит в статьях, прославляющих победу справедливости в отношении ГМО.

Авторы отчета весьма осторожны в своих реальных выводах. Они пишут об отсутствии на сегодняшний день данных, однозначно демонстрирующих повышенный риск трансгенных сортов для здоровья человека и животных, а также окружающей среды, однако признают, что «обнаружить неявный либо отсроченный эффект на здоровье и окружающую среду является имманентно сложной задачей».

Ученые отмечают, что несмотря на успешное в целом внедрение сортов кукурузы и хлопка, модифицированных таким образом, чтобы убивать паразитирующих на них насекомых, возникали ситуации, когда серьезной проблемой становилось значительное увеличение популяций конкурирующих видов насекомых.

Кроме того, проблемы возникали в случаях, если фермеры не придерживались стратегий контроля развития сопротивляемости у паразитов: насекомые демонстрировали стойкость к естественному инсектициду, вырабатываемому растениями, и наносили огромный ущерб урожаю. Авторы отчета делают вывод о том, что фермерам необходимо строго следовать стратегии менеджмента сопротивляемости.

Аналогичные проблемы наблюдаются и при внедрении ГМО сортов, устойчивых к гербициду: рост конкурирующих видов сорных растений и развитие сопротивляемости у целевого вида, однако авторы отмечают, что таких ситуаций немного по сравнению с общей благополучной картиной.

Эксперты NAS подчеркивают: природа экосистем очень сложна, и выводы о том, что на сегодняшний день генномодифицированные организмы не нарушили их тонкий баланс, нельзя считать окончательным вердиктом и экстраполировать на будущее.

То же самое касается и рисков ГМО продуктов для здоровья человека и животного. Ученые отмечают, что исследования в этой области часто имеют слабый дизайн. Кроме того, отсутствуют длительные контролируемые исследования ряда гипотез о влиянии генномодифицированных продуктов на организмы человека и животного.

И хотя сравнительный анализ эпидемиологических данных стран, где не культивируются ГМО, с США и Канадой, где они активно используются, не демонстрирует повышения риска заболеваний в последних, авторы рекомендуют продолжать исследование этого вопроса.

При ближайшем рассмотрении не так радужно выглядят и экономические преимущества ГМО для некрупных фермеров. Первоначальный прирост дохода оказывается нестабильным из-за необходимости постоянно обновлять семенной фонд, и поэтому эксперты рекомендуют правительствам продумать систему поддержки фермеров, улучшения для них бизнес-климата и других условий хозяйствования.

Будущее

maxresdefault
Скриншот: youtube.com

В целом доклад оптимистичен в отношении будущего агрономической генной инженерии. Авторы уверены, что уже осуществленные модификации будут распространены на большее количество видов сельскохозяйственных культур, а также появится много новых.

Такие характеристики, как устойчивость к засухе и экстремальным температурам, повышение продуктивности фотосинтеза и усвоения азота, повышение питательности культивируемых растений, обещают повысить урожайность сортов и качество продукции. Эксперты, однако, настаивают на осторожности, особенно в тех случаях, когда генноинженерный сорт имеет более одной модифицированной характеристики.

Бурно развивающиеся технологии протеомики и транскриптомики, позволяющие анализировать экспрессию белков в клетке в зависимости от их типа, состояния и влияния внешних условий, делают возможным тестирование новых сортов, как трансгенных, так и полученных посредством традиционной селекции, в сравнении с исходным сортом. Авторы отчета предлагают схему такого тестирования, настаивая на том, что проходить его должен каждый новый сорт с измененными характеристиками.

Ученые подчеркивают, что использование генномодифицированных организмов в сельском хозяйстве требует не только научных разработок, но и регламента со стороны государства и широкого общественного обсуждения, которое нельзя считать закрытым, вопреки газетным заголовкам, подводящим черту.

Источники:

Genetically Engineered Crops: Experiences and Prospects

How the National Academy of Sciences misled the public over GMO food safety

ГМО: будем есть

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.