При группе дневной адаптации детей-инвалидов Православной службы помощи «Милосердие» действует служба психологической помощи родителям особых детей. Скоро там начнут проводить групповое консультирование родителей детей-инвалидов

При группе дневной адаптации детей-инвалидов (проект Православной службы помощи «Милосердие») функционирует служба психологической помощи родителям особых детей. Скоро при ней откроется новое направление психологической работы: групповое консультирование родителей детей-инвалидов. Об этом наш разговор с психологом группы дневного пребывания для детей-инвалидов и медицинского центра «Милосердие» при Марфо-Мариинской обители Еленой Козловой.

Елена Козлова, психолог группы дневной адаптации детей-инвалидов Православной службы помощи «Милосердие»
Елена Козлова, психолог группы дневной адаптации детей-инвалидов Православной службы помощи «Милосердие»

При группе дневной адаптации детей-инвалидов (проект Православной службы помощи «Милосердие») функционирует служба психологической помощи родителям особых детей. Это очень полезное дело. Ведь первая мысль, с которой засыпает и просыпается мама особого ребенка, узнав о его диагнозе: «Я его вылечу, я его вылечу». И только годы спустя у некоторых (далеко не у всех) родителей происходит осознание, понимание того, что ее ребенок просто другой.

О новом направлении психологической работы – групповом консультировании родителей детей инвалидов, и о том, как может помочь психолог облегчить душевное состояние мамы особого ребенка наш разговор с психологом группы дневного пребывания для детей-инвалидов и медицинского центра «Милосердие» при Марфо-Мариинской обители Еленой Козловой.

– Елена, начнем с самого простого, но главного вопроса: как и в чем может помочь мамам особых деток психологическая служба при группе дневной адаптации?

– Мы с первого дня открытия группы помогали не только детям, но и мамам. Скоро при Марфо-Мариинской обители будет открыто новое направление психологической помощи родителям детей-инвалидов: групповое консультирование. Будут проводиться беседы сразу с несколькими мамами. Ведь, кроме традиционной работы, подопечным семьям необходимы такие встречи, когда мы все вместе будем разбирать сложные ситуации. В этом случае Это очень помогает, потому что другие родители активно вовлекаются в процесс, это уводит их от заострения на личных проблемах.

Вообще работа с мамами и папами очень важна. Если работать только отдельно с ребенком, вне контекста семьи, – это не даст того эффекта. Работать нужно с семьей. Это первая мотивирующая составляющая нашей работы. А вторая – это то, что мамы изначально сильно травмированы появлением таких необычных деток на свет, и у основной их массы, по моему опыту общения, эта травма не проработана. Когда диагнозы только сваливаются на мам, они, прежде всего, конечно, бросаются в медицину, начинают проводить порой лишние курсы реабилитации, искать санатории, собирать информацию, и первые несколько лет живут в совершенно бешенном ритме…

– Потому что хотят любой ценой сделать ребенка здоровым?

– Первая мысль, с которой засыпает и просыпается мама особого ребенка, которая только узнала о его диагнозе: «Я его вылечу, я его вылечу». Годы спустя у некоторых (далеко не у всех) происходит осознание, понимание того, что ее ребенок просто другой. Он отличается от обычных детей, надо как-то это понимать и жить дальше. Но таких мам, по моему опыту, единицы. А у остальных происходит бег и загоняние себя, и, что еще более опасно – ребенка. Дети уже бывают иногда просто ошалевшие от всевозможных реабилитационных мероприятий. У некоторых детей еще на пороге реабилитационных центров начинается истерика, потому что он понимает, что сейчас будут совершенно чужие люди вторгаться в его личное пространство, мять его, массажировать, втыкать болезненные иголки, чего-то с ним делать. Донести до мам, что взгляд на ребенка должен быть объективным – это тоже одна из задач работы с ними.

Группу психологической поддержки мам детей-инвалидов мы планируем открыть в сентябре. Уже сейчас можно записаться в группу по телефону 8-916-422-04-73

– Кто может обращаться за помощью?

– В первую очередь – наши подопечные семьи: родители детей группы дневного пребывания, медицинского центра «Милосердие» и выездной бригады детской паллиативной помощи. Но и родители особых детей, не являющихся нашими подопечными, тоже, конечно, могут обращаться за помощью.

– Есть ли мамы, с которыми особенно тяжело?

– Часто тяжесть психологического состояния мамы зависит от тяжести физического состояния ее больного ребенка. Самые «тяжелые» мамы – это мамы детей-подопечных нашей паллиативной службы. И им как раз больше всего подойдет помощь группового консультирования.

– Вы не могли бы рассказать подробнее о групповом оказании психологической помощи?

– Вообще сама по себе встреча нескольких людей, которых волнует одна и та же проблема, имеет так называемый эффект поля: можно досконально проработать травмирующую ситуацию. Вся группа поддержит женщину, которой плохо, и это будет иметь накопительный эффект, то есть, просто появятся силы жить дальше. Если психолог будет один на один с этой женщиной работать, эффект тоже будет, но в группе он будет явно больше. Важно и то, что рядом будут люди, попавшие в похожую ситуацию, это вызывает больше доверия.

– Сообщество людей с похожими проблемами больше адаптирует к жизни?

– Безусловно, потому что возникает больше доверия. Кроме этого, важна и чисто информативная часть. Люди делятся друг с другом не только бедами, но и своими радостями и достижениями. В плане реабилитации есть места совершенно бесполезные, но есть очень много ценных центров, и родители делятся друг с другом этой информацией. У кого-то тренер по плаванию замечательный, и мама делится контактами. У кого-то массажист прекрасный, который готов выезжать на дом. Кто-то в Израиль съездил удачно или в Китай. Без рекламных слоганов и посредников здесь расскажут все так, как есть.

Будут и индивидуальные консультации. В них очень важно то, что у мамы будет возможность выговориться конфиденциально. В психотерапии есть такой момент, когда человек заключает контракт с психологом на определенное количество встреч ради достижения какой-то цели. Клиент понимает, что психолог будет его ждать, они договариваются о периодичности встреч раз в неделю. Например, в пятницу в 9 часов это время будет моим. Человек будет готов меня выслушать, я могу с ним поделиться тем, чем я не поделюсь ни с сестрой, ни с мужем, ни с мамой, ни с ребенком…

– А если маме нужна помощь психолога, а ребенка не на кого оставить?

– Она может прийти с ребенком. С ним поиграют или наши добровольцы, или воспитатели группы дневного пребывания. Проблема в том, что зачастую у мамы ребенка-инвалида нет времени на себя. На помощь себе. Все время на руках ребенок, ему нужно уделять время, энергию, силы, а где им самим потом брать эти силы и ресурсы? Я думаю, что группа психологической помощи – как раз то место, где мамы смогут немножко подумать о себе…