Французский волонтер остался жить в России, чтобы помогать «особым братьям»

«Podopechnyie, – так Ками Дюбург называет новых друзей, – встретили меня хорошо. Особенно им моя прическа понравилась!»

«Я приехал в Россию в том числе и потому, что думал, если буду помогать, может быть, что-то хорошее произойдет и в моей жизни», – чуть смущенно говорит Ками Дюбург, 26-летний житель острова Реюньон в Индийском океане.

Год назад Ками прилетел в Петербург из заморского региона Франции, чтобы стать волонтером в «Перспективах», где помогают взрослым с тяжелой инвалидностью жить самостоятельно. За это время Ками успел найти названого брата, любимую работу и невесту, так что в итоге решил остаться в «Доме на воле» в деревне Раздолье Ленинградской области.

В «Доме на воле» живут семь взрослых людей с тяжелой инвалидностью – нарушениями двигательной активности, некоторые без речи, с множественными патологиями. Им помогают волонтеры и социальные работники, чтобы однажды обитатели «Дома на воле» могли жить обычной жизнью.

В «Доме на воле» живут семь взрослых людей с тяжелой инвалидностью – нарушениями двигательной активности, некоторые без речи, с множественными патологиями. Им помогают волонтеры и социальные работники, чтобы однажды обитатели «Дома на воле» могли жить обычной жизнью.

Знакомство с podopechnyie

Ками Дюбург: “У вас холодно, конечно, но это лучше, чем все время +40”

Волонтерить в «Перспективах» иностранцы приезжают с 1996 года – можно сказать, это давняя традиция. «Я закончил свое обучение в магистратуре по английскому языку, искал работу на родине, но на Реюньоне трудно найти место, даже если ты молод, – объясняет Ками. – А еще я мечтал путешествовать, искал возможности, как это сделать за небольшие деньги или бесплатно. Написал письма в самые разные волонтерские проекты, откликнулись в «Перспективах».

Вскоре Ками уже встречали в аэропорту Пулково. «Холодно, конечно», – с улыбкой вспоминает свою первую встречу с Россией молодой человек, но тут же спешит уверить, что прохладную погоду он любит гораздо больше, чем жаркую – на Реюньоне обычно +40 по Цельсию.

Страха не справиться со своими обязанностями не было: «У меня есть брат с небольшими ментальными нарушениями, есть друзья с особенностями здоровья.

А еще дядя, который очень плохо слышит и ему трудно говорить, но мы его отлично понимаем, потому что давно живем вместе и любим его. Так что в целом я представлял, с чем мне придется столкнуться», – объясняет Ками. И добавляет, что немного опасался, что потребуются специальные навыки, но в «Перспективах» успокоили: всему обучат на месте.

Серьезным страхом Ками было незнание русского. Но и это разрешилось: спустя пять месяцев интенсивных уроков он освоил разговорный русский. В интервью он смешно мешает английские и русские слова – «вообще», «гулять», «как сказать», а особенно трогательно выговаривает «батюшка» – это о священнике Борисе Ершове, который окормляет дом в Раздолье.

«Podopechnyie, – так Ками Дюбург называет своих новых друзей, – встретили меня хорошо. Особенно им моя прическа понравилась! Такие милые! Конечно, спрашивали, откуда я приехал, и когда я показал на карте свой родной остров, были поражены: до этого о Реюньоне среди жителей Раздолья никто не слышал».

Рассольник, прорубь и два Рождества

Николай, любимый “особый брат” Ками, обожает, когда Ками говорит с ним по-французски. Ничего удивительного, в детстве с Николаем на французском говорила бабушка, читала книги

Началась работа: утром Ками приходил в «Дом на воле» (жил рядом, в Раздолье, на арендованной для него квартире), помогал. Задачи самые простые, например, убрать со стола, загрузить вещи в стиральные машины, почистить на территории снег, сопроводить жителей дома в керамическую мастерскую, погулять вместе с подопечными.

«Вообще они в основном очень самостоятельные – и дежурят, и готовят сами, а как стихи наизусть читают! Очень артистичные» – рассказывает о раздольцах Ками. С улыбкой признается: сначала его удивило, что каждый день на обед в России едят суп. «У меня на родине жарко, там супы редкость. А у вас я попробовал борщ, щи, рассольник, грибной, рыбный, тыквенный, – старательно выговаривает он названия блюд по-русски. – В Раздолье очень многие ребята вкусно готовят, но особенно Юля. Если она дежурит у плиты, значит, будет суперобед».

Продолжая тему национальных привычек, Ками рассказывает, что за год жизни в Раздолье сам начал варить суп по выходным – «так полезнее питаться», освоил покупку пельменей и вареников в супермаркете – «вкусно и удобно», и даже нырнул на Крещенье в прорубь. Причем дважды: сначала однократно, а потом, когда ему объяснили про русскую традицию, вернулся и завершил начатое.

«А еще у меня в прошлом году было два Рождества. Сначала праздновал с друзьями в Петербурге 25 декабря, а потом еще раз с подопечными в Раздолье. И даже в спектакле по случаю праздника сыграл роль волхва Бальтазара!»

К тому, что жители Раздолья бывают в храме, молятся перед трапезой, общаются со священником, Ками Дюбург относится с уважением. «Я сам католик. Когда ребята молятся, я, конечно, почти ничего не понимаю, это сложно, но в то же время стараюсь молиться про себя на французском. И крещусь я слева направо, но мне никто не делает замечаний – это наше взаимное уважение».

Коля любит рэп

На прогулке

Особенно близкие отношения у Ками сложились с одним из подопечных, Николаем, Ками даже стал звать его младшим братом. Постепенно сложилось так, что, не отказывая во внимании другим, француз стал волонтером именно для Коли: во время прогулки, за обеденным столом, на занятиях Ками всегда рядом.

«Когда мы только знакомились, я сразу подумал, что с Колей будет труднее всего, – объясняет Ками. – Он не разговаривает, общается при помощи звуков. Может говорить что-то вроде слов «мамая» и «бабая», причем на разные лады, то громко, то шепотом.

Коле 22 года, но он ведет себя как ребенок. А мы, наверное по привычке, иногда ведем себя с ним немного авторитарно, как родители.

В Раздолье хотели, чтобы он чаще был в группе, чтобы занимался со всеми. И я стал искать с ним контакт».

Поладили Николай и Ками на понятной для молодых людей теме – музыке. Как-то на прогулке Ками включил свою любимую композицию в стиле рэп, а Коля вдруг начал пританцовывать, качать в такт головой. Попробовал переключить трек – в ответ протест. «Ага, тебе тоже нравится рэп. Окей».

С Колей они много гуляют – в Раздолье чудесная природа, свежий воздух, зимой много снега. Ками забирает «младшего брата» на улицу, как только чувствует неладное и понимает, что Коле надо успокоиться. Случается, у Николая что-то болит, но он не может сообщить о своем состоянии. Тогда он начинает хватать людей за волосы, тянуть, причинять боль – из-за этого раньше возникали проблемы, поскольку под ударом оказывались не только сотрудники и волонтеры, но и другие подопечные.

Ками нашел свой рецепт: «Раньше мы обычно старались аккуратно разжать Коле пальцы, а я наоборот, если он тянул меня за волосы, поддавался, шел на него. Он расслаблялся, и я мог погладить его по спине, успокоить как-то. Это такое мое маленькое ноу-хау».

Волонтер говорит, что научился делать Коле легкий массаж, а еще заметил, что его успокаивает французская речь. В какой-то момент начал говорить со своим подопечным по-французски и увидел, что он внимательно слушает, а кое-что даже понимает.

«Потом мне объяснили – это потому, что Коле бабушка в детстве читала по-французски. Так что возможно, это еще один канал коммуникации с ним», – рассказывает Ками. По его мнению, после этого случая связь между ним и подопечным только укрепилась – Коля начал чаще обнимать его, звать на прогулку и в целом стал активнее взаимодействовать с другими обитателями Раздолья. Ками вроде бы и не сделал ничего особенного, но его находки неочевидным образом сработали, и Николай раскрылся перед французом.

Коронавирус

Если Николай нервничает, Ками ведет его гулять, Коле это помогает успокоиться

По своей программе волонтерской работы Ками должен был провести в Раздолье ровно год, но в марте 2020-го его планы попытался нарушить короновирус.

Когда стало ясно, что эпидемии не миновать, Франция предложила своему гражданину эвакуироваться из страны. Настаивали и родные, боясь, что Ками заболеет в чужой стране.

У волонтера была возможность улететь и переждать пандемию в Париже – это ближе, чем Реюньон, и там у Ками есть родственники. Но он, подумав, отказался.

«Мне показалось, что в деревне даже безопаснее, чем в большом городе. Да и контракт у меня не истек, куда же я поеду? Конечно, решать, уехать мне или остаться, было непросто, до стресса. Но как же подопечные? Им же будет трудно без волонтеров. И остался в Раздолье», – объясняет Ками.

Весной 2020-го дом сопровождаемого проживания был почти на осадном положении. Перестали приглашать в керамическую мастерскую гостей из деревни, которые раньше часто приходили на занятия, постояльцы уже не ходили, как обычно, в магазин.

Ками и другие волонтеры, приходя на работу, полностью переодевались, тщательно обрабатывали все вокруг санитайзерами. Трудов прибавилось: из петербургских ПНИ забрали нескольких постояльцев, бывших в группе риска.

«Конечно, скучновато, три месяца мы постоянно жили в Раздолье, совсем не ездили в Питер, я не встречался с друзьями. С другой стороны, к нам на помощь пришел еще один волонтер, его поселили у меня в квартире – стало не так одиноко», – вспоминает о тех днях Ками.

Любовь

«Мне нравится, как мы познакомились…», – это Ками о своей девушке Любе, она теперь тоже волонтер

Срок волонтерства в России подошел к концу, но Ками Дюбург принял решение остаться пока в России. «Когда руководитель «Перспектив» Мария Островская сказала, что верит в меня, считает, что я могу реализоваться в этой области, я чувствовал себя польщенным», – гордится Ками.

Есть и еще одна причина – в Раздолье Ками встретил Любовь. В прямом смысле. Так зовут девушку, которую он полюбил, и Люба ответила ему взаимностью.

«Мне нравится, как мы познакомились – это было удивительное стечение обстоятельств. Люба работала на турбазе недалеко от Раздолья, а мы с подопечными были вынуждены на время переселиться туда, пока в «Доме на воле» проводили дезинфекцию. Она попросила учить ее английскому, и сначала мы больше смотрели в программы-переводчики в телефоне, чем друг на друга.

А потом я пригласил ее в гости, приготовил наше национальное блюдо – курицу с пряным соусом, и признался в любви».

Теперь Люба и Ками планируют пожениться, а пока девушка тоже стала волонтером в Раздолье, чтобы быть рядом с женихом. «Мне кажется, она как волонтер даже круче, чем я», – считает Ками.

«Когда я ехал в Россию, я надеялся, что, может быть, что-то хорошее произойдет и в моей жизни. Так и случилось».

* * *

«Волонтеры очень важны для наших подопечных, – комментирует историю Ками Дюбурга Анна Тульская, координатор волонтеров организации «Перспективы» – даже хорошо, что это люди без опыта, которые приезжают из разных стран и смотрят на наших подопечных не как на пациентов с диагнозом, а как на обычных людей. Когда каждый год у нас сменяются лица, у ребят из «Дома на воле» формируется широкий круг знакомых, друзей – это их очень обогащает».

Вот только в этом году (обычно волонтерский год длится с сентября, и он недавно начался)  из-за ситуации с пандемией такого притока волонтеров «Перспективы» не ожидают: сказываются сложности с визами, закрытыми границами, всеобщим страхом. Сейчас объявлен конкурс для волонтеров из России, но помощь, самая простая ежедневная помощь – уборка, готовка, прогулки и сопровождение – нужны в «Доме на воле» каждый день.

При поддержке портала «Милосердие.ру» идет сбор на зарплату социального работника Дома. Этот сотрудник нужен для того, чтобы у Коли и других раздольцев был человек, который делал бы все ежедневные дела не вместо, а вместе с ребятами. Без его незаметных усилий самостоятельная жизнь обитателей Дома будет невозможна.

В «Доме на воле» живут семь взрослых людей с тяжелой инвалидностью – нарушениями двигательной активности, некоторые без речи, с множественными патологиями. Им помогают волонтеры и социальные работники, чтобы однажды обитатели «Дома на воле» могли жить обычной жизнью.

Проект реализуется победителем конкурса «Новое измерение» благотворительной программы «Эффективная филантропия» Благотворительного фонда Владимира Потанина, 2020 — 2021 гг. 

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться