Федор Ушаков: милосердие в адмиральских погонах

Когда Федора Ушакова хоронили, крестьяне 12 километров несли гроб с телом на руках: его почитали не как «великого флотоводца, а как великого милосердца»

Российская эскадра под командованием Ф. Ф. Ушакова, идущая Константинопольским проливом 8 сентября 1798 года. Худ. М.М. Иванов, 1799. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Многое в судьбе мальчишки из небогатой семьи ярославских дворян сложилось парадоксально. Он возглавил молодой Черноморский флот и стал непобедимым Ушак-пашой, взял крепость на Корфу и затмил славой самого Нельсона, будучи убежденным монархистом, создал демократическую республику, а уйдя в отставку поселился не у моря, но в Тамбовской губернии, близ Санаксарского монастыря.

Думал ли подающий надежды гардемарин Федор Ушаков, что первую серьезную награду – орден Св.Владимира IV степени — получит не за ратные подвиги, а за «распорядительность и мужество» во время борьбы с чумой?

Победитель эпидемии (без карантина не обошлось!)

Чума в Астраханской губернии. Сожжение домов и вещей в селе Никольском. Гравюра И. Матюшина / Всемирная иллюстрация №533

В конце XVIII века Российская Империя стремительно осваивала Северное Причерноморье и Крым. Важная роль здесь отводилась городу Херсону, где размещалась главная верфь для строительства Черноморского флота.

В июле 1783 года с Балтийского на Черноморский флот перевели почти четыре тысячи офицеров и матросов, в том числе и 38-летнего капитан-лейтенанта Ушакова. К тому времени он уже прошел русско-турецкую кампанию 1768-1774 годов, участвовал в средиземноморском походе Балтфлота и даже командовал личной яхтой Екатерины II.

Иностранные корабли, в том числе турецкие, приходили в торговый порт Херсона еженедельно. Тогда в османской провинции Анатолии (нынешняя Анталья) свирепствовала чума, и вскоре в Херсоне появились первые заболевшие. Ходили слухи, что турки могли намеренно применить «бактериологическое оружие», но доказательств этому не нашли.

«Судов иностранных приходило разных много, по Днепру стояли. Карантинов не было, и пропущали суда просто, турецкие суда нам привезли зло и сию заразу», — писал офицер ушаковского экипажа Иван Полномочный.

Осенью 1783 года из-за тяжелой эпидемиологической ситуации работы на судостроительных верфях прекратились — остовы кораблей стояли в дыму противочумных костров.

Капитан 2 ранга Ушаков вспомнил, что еще во время учебы в Морском корпусе читал об истории борьбы с чумой в Венеции. Кроме того, во время морских переходов из Балтики в Архангельск он сталкивался с эпидемиями цинги и оспы. Учтя этот опыт, Ушаков разработал схему борьбы с чумой, которую позднее приняли на государственном уровне.

Портрет Ф. Ушакова работы Петра Бажанова, 1912 г. Центральный военно-морской музей. Санкт-Петербург

Он приказал обнести лагерь своей команды камышовым плетнем, и запретил покидать территорию без личного разрешения. Команда была разбита на артели. Каждая артель выстроила себе землянки и курени из камыша с козлами для просушки и окуривания одежды. На удалении были размещены карантины для выздоравливающих.

Ушаков ввел строгий порядок в быту: предписывалось употребление только кипяченой воды, купание в уксусном растворе, «разговоры друг с другом на расстоянии, отвернувшись лицом». Выход за водой и провиантом — лишь в случае крайней необходимости. Два раза в день Ушаков получал доклад отрядного лекаря о состоянии команды. При малейших симптомах заболевания весь курень становился на карантин, а вещи заболевшего сжигались.

Несмотря на то, что Ушаков всегда был противником физических экзекуций, во время карантина он требовал жесткого наказания за нарушения. И результат не заставил себя ждать: когда в других командах продолжали появляться зараженные, среди подчиненных Ушакова чума отступила. «От 4-го числа ноября минувшего 1783 года (чума) более уже не показывалась», – запишет позже Федор Ушаков.

В самое напряженное время эпидемии Ушаков не отослал в переполненный городской госпиталь ни одного матроса, а потери в его отрядах оказались наименьшими. При этом в разгар эпидемии его команда продолжала строить 66-пушечный линкор.

На вопрос, как Ушакову удалось остановить сию заразу, он сказал: «Не ленись мыться, не ленись чиститься, никакого лишнего общения», вспоминал современник адмирала врач Данила Самойлович.

Опыт Ушакова был учтен другими командирами и врачами, и к 1785 году эпидемию удалось побороть. Но за два года от чумы в Херсоне умерло 10 тысяч человек.

За успешную победу над чумой Ушаков получил орден и благодарность от командующего флотом.

Отец матросам: «Их доверие определяет мои успехи»

Сражение в Керченском проливе. Ход сражения. Морское сражение в ходе русско-турецкой войны 1787-1791 гг. между флотами Российской и Османской империй, состоявшееся 8 (19) июля 1790 год близ Еникальского (Керченского) пролива. Центральный военно-морской музей имени императора Петра Великого, Санкт-Петербург

Эпоху парусного флота обычно представляют временем романтичнеских приключений. Но морская служба во всех флотах мира была настоящей каторгой! Именно поэтому в моряки брали всех подряд, было бы крепкое здоровье.

Потери в личном составе на кораблях Ушакова всегда были минимальны. Он дорожил каждым матросом в эскадре и создал маневренную тактику, при которой удавалось избегать наиболее опасных абордажных боев. После каждого сражения Ушаков собирал команду на благодарственный молебен, и старался поощрить моряков представлением к награде. Успехи свои он объяснял Божьей милостью:

«Благодарение Богу, при всех означенных боях с неприятелем и во всю бытность оного флота под моим начальством на море, сохранением Всевысочайшей благости ни одно судно из оного не потеряно и пленными ни один человек из наших служителей неприятелю не достался»

Ф.Ушаков, Записка о служении флоту, 1804 г.

Однажды подчиненные Ушакова чуть было не лишились своих почестей из-за несправедливости высшего командования. Тогда он отправил письмо с просьбой установить справедливость главнокомандующему — князю Григорию Потемкину. Одним из аргументов было «покровительство Всевышнего»:

«Против командующих все защищения и доводы оправдания весьма трудны. Но Бог, Защитник справедливости, Всевышним Своим покровительством оправдает меня непременно. Я во всех делах моих имею вернейшую на помощь Его надежду. … Несколько уже раз сношу я многие напрасные обиды, но все преодолеваю терпением, а сего случая никак уже обойтить не мог. Они во всем словам моим бессомненно верят и надеются, а всякая их ко мне доверенность совершает мои успехи».

Федора Ушакова называли «морским Суворовым» не только за победоносный путь, но, прежде всего, за уважение к морякам. Простой матрос был для Ушакова не холопом, а соратником. Так было воспитано новое поколение русских матросов, чья выдержка и дисциплина удивляла европейцев.

«Моряк, как и монах, постоянно должен молиться и трудиться»

Питье на корабле – ценный ресурс. Изображение: https://novate.ru/

Ушаков был известен как поборник строгой дисциплины и благочестия – он запрещал сквернословить, играть в карты и пить алкоголь сверх меры, предписанной уставом (согласно Воинскому Уставу 1716 года нижним чинам флота в неделю полагался литр «хлебного вина», а также чуть более трех литров пива ежедневно — правда, эти напитки в то время были менее крепкими, чем сейчас). За пьянство нижних чинов адмирал строго наказывал командиров.

В служебной переписке Ушакова огромное место занимают обращения в различные инстанции по вопросам продовольствия, поэтому матросы Ушакова (в отличии от своих собратьев, служивших на других судах) редко страдали от голода и болезней.

В случае форс-мажоров — например, однажды на корабль привезли червивую солонину, — Ушаков покупал провизию на свои деньги и побуждал офицеров поступать так же: «Ежли господа командующие покупкою или из собственной своей провизии сколько чего на содержание больных служителей издержат на сколько суммою денег по окончании кампании в зарплату кому что следовать будет, деньги отпущены быть имеют». «В собственных деньгах должно быть щедрым, в казенных скупым», — приговаривал Ушаков, и принцип этот доказывал на деле.

Ушаков был набожен. «Моряк, как и монах, постоянно должен молиться и трудиться», — говорил он. «Поразительно благочестие Ушакова, как, впрочем, и других русских. Невероятно, но каждое воскресенье все солдаты желают посещать Божественную литургию, для них выделено шесть церквей. Видя, как они молятся, мы даже стыдимся в сравнении с ними считать себя ревностными христианами», — писал греческий коммерсант Николай Пасхалис о пребывании эскадры Ушакова на о.Корфу

«Давно имел желание все деньги раздать бедным»

Адмиралтейский собор святителя Николая в Севастополе, на который жертвовал Ушаков. Фото: https://military.wikireading.ru/

Адмирал занимался благотворительностью еще до того, как покинул флот. Например, став адмиралом, он пожертвовал почти 14 тысяч рублей на закупку свежего мяса матросам и содержание госпиталей в Севастополе. Это была огромная сумма: в те годы курица стоила копейку, а на рубль можно было купить 218 кг ржаной муки.

Сам он даже в зените славы жил скромно: по чину полагалось иметь десять денщиков, но заботился о нем с детских лет единственный старый камердинер.

За свои многочисленные победы адмирал был награжден не только орденами, но также деньгами и крупными земельными наделами с крепостными. Большую часть средств он отдал на дела благотворительности. Также он внес солидную сумму на расширение главного храма Черноморского флота — Николаевского Адмиралтейского собора в Севастополе.

В 1807 Ушаков пожертвовал «на нужды войны» бриллиантовую челенгу (орден в виде пера), полученную от турецкого султана. Узнав об этом, император Александр I велел «возвратить владельцу сию вещь, которая будет свидетельствовать сверх военных его подвигов и примерное соревнование к благу любезного Отечества».

К началу Отечественной войны 1812 года за Ушаковым числилось всего 118 крепостных, а жил он в скромной усадьбе в селе Алексеевка Темниковского уезда Тамбовской губернии вместе с тремя осиротевшими племянниками. Свой семьи у него не было: в молодости Федор Федорович был влюблен, но во время его службы в Херсоне возлюбленная вышла замуж за другого. После этого Ушаков отказался от попыток жениться. А через много лет он принял к себе на службу сына той, с кем мечтал обвенчаться.

Слева — обращение Ушакова в Синод с поддержкой инициативы об открытии Ново-Тихвинского женского монастыря, 12 апреля 1809 года. Российский государственный исторический архив. Ф. 797.Оп.1.Д.3924. Л.18 об. Фото: wikipedia.org. Справа — игумения Таисия, первая настоятельница монастыря. Фото: http://sestry.ru/

Когда во время войны с Наполеоном поток беженцев заполонил внутренние губернии, Ушаков пожертвовал в помощь пострадавшим 31 тысячу рублей, а также открыл госпиталь для участников войны и первое в губернии духовное училище.

«Я давно имел желание все сии деньги без изъятия, роздать бедным, нищей братии, не имущим пропитания, и ныне, находя самый удобнейший и вернейший случай исполнить мое желание, пользуясь оным по содержанию… в пожертвование от меня на вспомоществование бедным, не имущим пропитания».

Из письма обер-прокурору Синода, апрель 1813 года

Последние 10 лет жизни адмирал Ушаков провел в тишине и молитве, поселившись возле Санаксарского монастыря, где был наместником его родной дядя (а в постриге — тезка), впоследствии прославленный как преподобный Федор Санаксарский.

В 2001 году святой праведный воин Федор Ушаков был канонизирован как местночтимый святой. Три года спустя было установлено его общецерковное почитание.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться