Брат-близнец голливудской звезды Майкл Катчер по всем законам медицины не должен был выжить, но выжил и победил! 

Эштон и Майкл Катчеры

7 февраля 1978 года в одном из госпиталей штата Айова, США, с разницей в пять минут на свет появились двое малышей. Старшего, будущую голливудскую звезду Эштона Катчера, родители ждали. Младшего – его брата Майкла – не ждали вовсе.

«Лучше бы вам его покрестить. Такие не выживают»

УЗИ тогда еще не применялось, а вес младшего близнеца был критически мал. Врачи просто не знали, что миссис Дайан Катчер носит двойню.

После родов Майкла забрали в реанимацию, а матери сказали: «Вы придумали ему имя? Лучше бы вам его покрестить. Такие не выживают». Веры в то, что кроха выкарабкается, у врачей было
немного. Весил он всего 1,8 килограммов, в то время как его брат набрал за беременность боле 4 килограммов. Но Майкл очень сильно ухватился за жизнь и смог победить!

Эштон и Майкл совсем не похожи друг на друга внешне. Они так называемые разнояйцевые близнецы, у каждого свой генетический код и совсем разный уровень здоровья. Все несчастья — в этом смысле — выпали именно на долю Майкла. Вскоре после того, как его выписали из роддома домой, врачи диагностировали сразу два недуга: детский церебральный паралич и кардиомиопатию.

«Хочешь, я подарю тебе свое сердце?»

Эштон (крайний справа), Майкл (крайний слева) с родителями, сестрой и племянником

Бороться за здоровье Майкла пришлось всей семье. Эштон позднее вспоминал, что с раннего детства постоянно жил в страхе: а вдруг его младший брат умрет?

«Я не хотел возвращаться домой, где в любую минуту мог узнать, что Майклу стало хуже… пытался занять себя чем угодно, лишь бы у меня не было времени на размышления о нем», – рассказывал актер в одном из своих интервью.

И если в случае с ДЦП проблемы у Катчера-младшего было выражены неярко, то болезнь сердца давала знать о себе постоянно. Семья буквально жила под домокловым мечом, постоянно ожидая трагедии и не имея возможности ничем помочь страдающему ребенку.

Кардиомиопатия – недуг коварный, он прогрессирует с течением времени. Сердце растет в размере, все сильнее становится сердечная недостаточность, возрастает риск тробоэмболии и внезапной смерти. Спасти может только пересадка донорского органа.

Пройти эту операцию Майклу Катчеру пришлось в возрасте 13 лет. Он находился в критическом состоянии – сердце останавливалось, но врачам удалось его запустить. Сначала они давали своему пациенту 3-4 недели на поиск донорского органа, но затем прогноз ухудшился.

«Если донор не найдется в течение ближайших 48 часов, мальчик умрет», — таков был их приговор. Но донор не находился. Волнение росло: беспокоились родители близнецов Дайан и Ларри Катчер, беспокоилась их старшая сестра Тауша.

А Эштон, со свойственным всем подростком максимализмом, решился на отчаянный шаг. Он подумал, что раз они с Майклом близнецы, его
сердце должно подойти идеально, и попытался покончить с собой.

«Я стоял на балконе больницы и размышлял, не прыгнуть ли мне. Я разобьюсь, но сердце будет цело. Там меня нашел отец.

Сказал: «Знаю, о чем ты думаешь. Но не надо этого делать», — об этом эпизоде своей биографии голливудская звезда рассказывал уже много позднее.

Вскоре родным позвонили и сообщили, что в штате Флорида в ДТП погибла женщина. Ее сердце идеально подошло Майклу. Он живет с донорским органом уже больше 27 лет.

«Не жалей меня. Так ты делаешь меня слабее»

Эштон и Майкл Катчеры в детстве

Детский церебральный паралич – проблема, которая осталась с Майклом Катчером на всю жизнь. Сам он говорит, что симптомы ДЦП «смазаны». Майк не нуждается в инвалидной коляске, прекрасно держит свое тело в вертикальном положении, может ходить и даже бегает марафоны. Но его правые рука и нога двигаются значительно хуже, и их приходилось и до сих пор приходится основательно разрабатывать.

У Майкла также проблемы со слухом и зрением. С раннего детства он носит толстые очки с «сильными» линзами и слуховой аппарат. В юношеские годы была немного смазана речь, но сейчас — во многом благодаря тому, что он часто выступает публично – Катчер справился и с этой проблемой.

В школе Майка дразнили. Он был идеальным объектом для насмешек, но до травли, к частью, не доходило: на защиту младшего брата всегда вставал Эштон. Они оба говорят, что всегда чувствовали между собой очень крепкую связь, которую не объяснишь словами. Это была самая
необходимая и самая сильная поддержка.

Но порой – Эштон понял это не сразу – нужно не опекать слабого, а дать ему шанс на самостоятельную борьбу.

Однажды братья играли в баскетбол на заднем дворе своего дома. У Майкла никак не получалось забросить мяч в корзину, но Эштон впервые отказался ему помогать. «Хочешь – можешь и дальше
быть слабым. А хочешь – можешь бороться. Мамы рядом нет, она тебе сейчас тоже не поможет, но ты попробуй», — сказал он брату.

Мячом в кольцо Майкл не попал, но крепко задумался. Постепенно он смог сформулировать свое кредо.

«Каждый раз, когда вы смотрите на меня с жалостью, вы делаете меня слабее. Я тот — кто я есть, я уже поставлен в эти обстоятельства. Не просто так, а для чего-то важного», – говорит о себе сегодня Майкл Катчер.

«Я – голос людей с церебральным параличом»

Майкл и Эштон были неразлучны, пока не пришла пора поступать в колледж

Братья были неразлучны. Закончив школу, каждый из них поступил в колледж, но профессии были выбраны разные. Эштон Катчер отдал предпочтение факультету биоиженерии – он надеялся, что станет большим ученым и однажды найдет способ лечить ДЦП. Пару лет он продолжал учебу, но вот пристойным поведением не отличался. В итоге – скандал с исключением, поиски себя и неожиданное решение – искать себя в шоу-бизнесе.

Эштон выиграл местный конкурс красоты для парней-моделей, уехал работать в Нью-Йорк, а затем – в Лос-Анджелес. Его дальнейшая судьба в Голливуде известна. С семьей пришлось расстаться.

Майкл Катчер, напротив, предпочел не уезжать далеко от дома. Он закончил местный университет по специальности «Менеджмент и маркетинг». До сих пор успешно работает в области продаж. Но известность себе приобрел не как бизнесмен, а как мотивационный спикер, защитник прав детей с ДЦП и популяризатор идеи добровольного посмертного донорства органов.

Майк считает, что его жизненный опыт может быть кому-то полезен. Говоря открыто о своем диагнозе, делясь пережитым, он называет себя «голосом людей с церебральным параличом».

Катчер сотрудничает с благотворительной организацией «Reaching for the stars» (Дотянуться до звезд), которая занимается проблемами детей с ДЦП. Майкл принимает участие в публичных мероприятиях, выступает с лекциями, в качестве лоббиста посещает различные дискуссии, круглые столы, осуществляет экспертную оценку законов.

Майкл (крайний слева), Эштон (третий справа)

Он даже выступал в Белом доме и Конгрессе. Говорят, он всерьез мечтает о карьере политика. И люди, знающие его как амбициозного и по-хорошему упрямого человека, уверены — однажды он достигнет задуманного.

«То, что я – брат Эштона Катчера, дает мне возможность возвысить и мой голос в защиту людей с церебральным параличом. Это дает мне возможность помогать другим людям», — говорит Майкл.

Помимо своей активности в фонде «Reaching for the stars» он также популяризирует тему безвозмездной посмертной донации органов. Не так давно от запустил в социальных сетях флешмоб с хэштегом #BeTheGift (Стань для кого-то подарком).

«27 лет назад мою жизнь спасло донорское сердце. Но не всем везет так же, как мне: ежедневно 20 человек умирают, так и не дождавшись пересадки», — пишет Майкл Катчер на своей страничке в Instagram. Он призывает американцев регистрироваться в национальном реестре доноров.

Получая одну из своих многочисленных наград, актер Эштон Катчер произнес со сцены проникновенную речь. «Мой брат родился с детским церебральным параличом. Глядя на него, я часто думал: мы не равны. Конституция лжет нам, мы не рождаемся с равными возможностями. Наоборот, мы чудовищно, нечеловечески неравны – в том, как мы думаем, как видим этот мир, что видим вокруг и что мы можем. Есть что-то, что нас объединяет – это возможность любить друг друга.

Шли годы, я продолжал страдать от того, что мы с братом не равны. Это могло бы продолжаться еще долго. Но Майкл продемонстрировал мне, что у него есть таланты, которыми я не обладаю. Удивительные таланты. Я понял: пока я трачу время на то, чтобы его жалеть, я его только обедняю этим, делаю его слабее».

Майкл Катчер с супругой

Эштон и Майкл Катчеры сегодня живут в разных городах. Старший – в Лос-Анджелесе с супругой, актрисой Милой Кунис и двумя детьми. Младший – в Колорадо с сыном от первого брака, второй супругой и двумя ее дочерями. Но они часто созваниваются по телефону и каждый разговор заканчивают фразой «Я тебя очень люблю».

Фото с сайта heightline.com