В январе придется собираться и обсуждать, что делать с нашими проектами. Очень много сомнений, что все их удастся отстоять

Для нас как организации, которая работает в сфере социального сиротства, главное в этом году – принятие в мае нового положения об организациях для детей-сирот.

Елена Альшанская. Фото: диакон Андрей Радкевич

Мы много работали над тем, чтобы оно было принято, и участвовали в разработке документа. К сожалению, было учтено не все, что нам хотелось, но, тем не менее, это положение предусматривает начало полного реформирования учреждений для детей-сирот со следующего года.

У нас должны появиться учреждения семейного типа с постоянными неделимыми группами детей разного возраста, как в семье, и постоянным воспитателем. Главной целью всей организации должно стать устройство ребенка в семью – возвращение в кровную или поиск приемной.

Другое дело, что на реформу будут нужны средства, а в силу постановление вступает только с сентября 2015 года. До сентября все может несколько раз поменяться, ведь работали мы над документом долго, а принят он был еще в мае, и с тех пор ситуация в стране стала другой. Если вступление постановления в силу будет отложено или все пройдет по самому экономному пути, не факт, что удастся добиться результата.

Разочарование 2014 года – это финансовая ситуация. К концу года пожертвования упали вдвое по сравнению с пожертвованиями прошлого года. В январе, честно говоря, придется собираться и обсуждать, что делать с нашими проектами. Очень много сомнений, что все их удастся отстоять. Конечно, ситуация непредсказуемая, ее не могу просчитать эксперты-экономисты, куда уж благотворительным фондам. Придется принимать ситуативные решения.

В этом году мы начали новые проекты, например, начали посещать детей в тяжелом состоянии в детском доме для детей-инвалидов №28. Также в этом году мы начали проект дистанционного образования вместе с фондом «Вверх» – готовим по скайпу детей из отдаленных учреждений к ГИА и ЕГЭ по базовым предметам. Мы также подбираем для каждого ребенка волонтера-куратора, который сопровождает его в учебном процессе, интересуется его успехами и сложностями, поддерживает его мотивацию. У нас были большие мечты по расширению этого проекта, который начался с Талдомского дома-интерната и уже показал прекрасные результаты.

Были планы заняться постинтернатным сопровождением, но нет уверенности, что это удастся в новых экономических условиях.

Конечно, мы будем очень активно заниматься фандрайзингом, ведь в сложной экономической ситуации нельзя поддержать тех, кому очень тяжело, без помощи тех, кому не столь тяжело. Мы помогаем кровным семьям в сложной ситуации, приемным семьям, и нужно, чтобы в кризис не увеличилось число отказов от детей. Однако мы понимаем, что наших «клиентов» – семей на грани отказа от ребенка или отобрания ребенка – станет больше, а жертвователей, вероятнее всего – меньше.