«Каждый человек хочет, чтобы его любили, жалели, чтобы ему доверяли, верили. Хочет того, что является самым дорогим, редким сокровищем. Что это? Сердце внимательное»

Священник Евгений Попиченко

Свой доклад на  VIII Общецерковном съезде по социальному служению, прошедший в октябре 2018 года в Москве (секция сестер милосердия), известный Екатеринбургский священник Евгений Попиченко начал с  вопроса залу – что такое духовная жизнь? И ответив на него сам, всех удивил:

— Духовная жизнь – это хорошее настроение! Вот есть такое: когда душа настроена правильно, светло, легко и радостно – и рядом с ней тоже становится легко, светло и радостно.

И с этим посылом батюшка стал говорить о том, как сестре милосердия не потеряться в большом мире, где самой искать помощь и не остаться забытой и ненужной со своей бедой и вопросами, кто должен помочь в ее жизни и в ее работе? И, если сестричество устроено правильно и руководит им мудрый, чуткий, добрый духовник (с хорошим настроением), то и подвиги в таком сестричестве делаются легче и веселее.

Самое редкое сокровище – сердце внимательное

В коллаже использован фрагмент рисунка С.В.Бакалова «Добрый самаритянин»

— Господь однажды сказал: «Если кто хочет за Мной идти, отвергнись себя, возьми крест свой и следуй за Мной». Служение сестер милосердия – это желание, стремление, и иногда и готовность следовать за Христом.

Сестричество – это отряд специального назначения, это особо подготовленные, особо устроенные сестры с готовностью послужить, сделать шаг «из себя к другому». Когда на сестру возлагают плат с крестом, она берет на себя крест.

С одной стороны, этот крест видит Господь, видит и благословляет. Это возможность привлечь особую Божью благодать через служение в милосердии. С другой стороны, этот крест видит дьявол, потому что дополнительный труд, подвиг всегда встречают дополнительные испытания, искушения.

Наверное, каждая сестра переживала и противостояние близких, и непонимание друзей, знакомых: зачем тебе это надо, ты что умнее или святее всех?

Самые тяжелые обстоятельства – это когда в семье есть недопонимание, сопротивление, неготовность поддерживать друг друга.

Каждый человек в этой жизни хочет, чтобы его любили, жалели, чтобы ему доверяли, верили. Хочет того, что является самым дорогим, редким сокровищем. Угадайте, что это? Сердце внимательное. Вот это самое дорогое, редкое сокровище.

Однажды мне рассказывали, как знакомый батюшка ехал-ехал по своим срочным делам, как вдруг видит на дороге бродягу, который еле идет, волочит за собой одежду. Батюшка разворачивает машину, довозит до дома, помогает выбраться, передает на руки его жене, потом едет обратно.

Моя знакомая – свидетельница этого случая, смотрит в шоке и спрашивает его, зачем он это делает? Он говорит, что есть такая книга Евангелие. Там есть 25 глава, Евангелие от Матфея. В ней такие слова: «Я был болен, ты Меня посетил, Я был наг, ты Меня одел».

Бывают такие обстоятельства, когда выхода нет, когда тебя за горло берут и просят помочь. Ты вроде как помогаешь, но скрипя сердце.

Но мне кажется, Бог не этого он нас ждет. Не просто формального милосердия. Бог ждет того, что самое дорогое, самое редкое сокровище – сердце внимательное.

С сестрами и сотрудниками я очень часто говорю именно об этом.  Очень важно, чтобы в отношениях с людьми, с теми, кому мы помогаем, была предупредительность. Не просто реакция на требования, на вынужденные обстоятельства, а предупредительность. Думать немного на шаг вперед.

Вот бывает такая предупредительность в период влюбленности. Когда юноша в девушку влюблен, когда только строятся отношения, он думает за нее на шаг вперед. Она только шаг делает, он уже локоть подставляет. Она только к вешалке, он уже пальто подает. Он хочет выразить свои чувства к ней, хочет, чтобы это пробудило ответные чувства к нему в ее сердце.

Мне кажется, можно научиться такой предупредительности, если стараться в каждом человеке разглядеть Того, Кто является его создателем.

Не «сколько я сделал», а «стал ли чуть-чуть добрей?»

Что бывает награждено Богом? Не добродетель, не милосердие, не пост, не милостыня, не многолетний труд. Что же получает воздаяние? Рождающееся в трудах смирение. Пожалуйста, это где-то зафиксируйте. Это то, что является истинным плодом нашего труда, милосердия, милостыни. Смирение сердца.

Диалектика идеи сестричества

Если бы 10 лет назад меня спросили, зачем нужно организовывать сестричество, я бы ответил, что сестричество – это такая организация для оказания помощи обращающимся, нуждающимся, для оказания милосердия.

Если бы меня сейчас спросили, зачем нужно сестричество, я бы сказал, что это сестринская община, стремящаяся к спасению во Христе через служение милосердию.

То есть  сестры собираются и работают не для решения задач социального одела. Создается и развивается община людей, стремящихся к Богу через дела милосердия.

Сестры разные нужны

Сестра – это не рабочая лошадка, которая должна решить некие милосердные задачи.

Сестра – это определенный внутренний настрой. Это мирное сердце, это стремление к молитве. Это готовность послужить, сделать чуть больше, чем требует обычная приходская жизнь.

Осмысленная, не самообманная готовность и возможность выйти из ряда вон, из «обычного» образа жизни, готовность, без громких слов, к подвигу, к жертвованию своим ради ближнего.

Некоторым людям нужен какой-то импульс извне, иногда человека нужно спросить. Потому что бывают такие люди, которые очень соответствуют по духу, по укладу жизни, по стремлению к внутреннему деланию. Но не решаются или стесняются. Спросить может духовник, старшая сестра, — которая знает этого человека.

Можно предложить ему узнать, что такое сестричество, познакомиться с уставом, распорядком. Если человека это не напугает, то можно потихоньку начать знакомиться с людьми, участвовать в совместных службах, поездках.

Сестричество состоит не только из тех женщин, которых несут служение у постели больного, которые оказывают помощь в милосердии.

У нас есть сестры-певчие, есть сестры-бухгалтера, есть сестра, ответственная за информацию. Есть сестра-диспетчер. Есть сестра-директор воскресной школы.

Духовник в сестричестве

В общине сестер очень важная выстроенность, организация. Иерархия, где есть старшая сестра. Очень важно, чтобы она была в единстве с духовником. Хорошо, когда старшая сестра — его духовное чадо, не первый год в Церкви, духовно трезвой, опытный человек. В каком-то смысле авторитет духовника, доверие к нему  воспитывается именно отношением старшей сестры.

Все помнят пример Елизаветы Федоровны, преподобномученицы, —  как долго она искала духовника для своей общины. Найдя Митрофана Сребрянского, священноисповедника, она его убеждала, он упирался, сомневался, несколько раз отказывался. Господь его вразумлял.

Духовник сестричества – не просто батюшка на приходе. Важна его способность к синергии, включенность, заинтересованность, личная обращенность к сестрам, их работе.

Один за всех и все за одного

В коллаже использована картина неизвестного художника 18 века «Вид соборного храма Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря»

В общине сестер очень важна выстроенность внутренней и внешней жизни. Должны быть регулярные встречи сестер – для молитвы, для обсуждения рабочих вопросов, просто для радости – совместные поездки, праздники.

Мы за несколько лет полюбили сестринские ночные литургии. Есть такой опыт, когда в храме собираются верные, то есть те, которые стремятся к причастию. Нет суеты.

Сестринский хор обязательно поет. Это особое утешение. Там нет высокопрофессиональных певчих, но есть способные люди, которые понимают, что они не просто поют, но еще и молятся. Сестрам это тоже очень утешительно.

Обязательно должны быть совместные поездки. У нас с сестрами где-то 4 раза в год бывают двухдневные поездки в разные святые места, собираемся человек 40 – 45. Это очень объединяет.

Одно из важнейших мероприятий – это посвящение сестер. Сестра, стремящаяся к служению, проходит годовое испытание. Мы год присматриваемся к ней, она к нам. Несколько раз мы с ней встречаемся, я ее все время пугаю, что еще шаг, и у нее будет точка невозврата (когда будут принесены обещания).

Спрашиваю, хорошо ли она подумала? Обязательно спрашиваем разрешения супруга. Бывает, что мужья приходят знакомиться, просят рассказать, чем это им угрожает, если супруга станет сестрой. Мы утешаем, что все нормально, что она остается женой (смех в зале).

Священник – орел, сестра… горлица

Есть сестра, у которой особая задача – внимательно наблюдать. Священник как орел, наблюдает сверху, все видит. А сестра наблюдает (по горизонтали). Нет, это не шпион. Она наблюдает и, если что, вовремя сигнализирует, что у этой, например, сестры сложности со здоровьем, нужно помочь с лекарствами. У этой сестры что-то с детьми. А вот та унывает и надрывается. Это то же внимательное сердце.

Есть сестра, ответственная за памятные даты, за дни рождения, за именины. У нее список не только сестер, но и священников, всех, кто входит в зону контакта. Каждый день мне рано утром приходит несколько SMS. И мы стараемся поздравить людей с важным событием в их жизни. Вроде, малое дело, но, опять же — сердце внимательное. Эта внимательность людям полезна.

В этом году я завел такую практику: по многодневным Постам, Рождественскому и Великому, с каждой сестрой на полчаса встретиться и просто поговорить о жизни.

Сестры заранее готовятся. Старшая сестра какие-то анкеты делает, все ли устраивает, есть ли проблемы со здоровьем? Я заранее просматриваю эти анкеты, свои вопросы готовлю. А потом делаю пометки: этой сестре нужно то-то, этой то-то. Это помогает быть на связи, не отрываться от людей, не фантазировать по поводу них, а прямо спрашивать, — как дела? Где трудно?

Взаимопомощь словом и делом

Сестринская община – это не только служение ближнему, это любовь друг другу. А любовь – это поддержка — личное душевное общение, молитвенное, материальная помощь.

У нас есть касса взаимопомощи, где 1 % от зарплаты сестры идет в эту кассу и каждая понимает, что может рассчитывать на помощь.

Сестре важно следить за режимом своего дня, пищи, сна. Важен спорт, иногда бывает, что в качестве лекарства я выписываю фитнес-клуб, чтобы сестры занимались физическими упражнениями, потому что мы все городские жители, у нас очень маленькая динамика. И следить за всем этим должен духовник.

Сестричество – тоже «женский коллектив»

Сестры — женский коллектив. Иногда возникают какие-то сложности в отношениях с духовником – часто это просто лукавый искажает, настраивает.

Кто-то что-то сказал, кто-то чем-то поделился, так ненавязчиво, по-сестрински, что батюшка мало любит, мало смотрит, не до меня. И это как-то застревает.

Любые подобные помыслы нужно, не стесняясь, открывать на исповеди, вычищать, не давать им в сердце утвердиться. Любовь ведь – это не сюсюканье, не удовлетворение прихотей. Это готовность относиться к человеку по заповедям Божьим. Как Бог проводил израильский народ через огонь и воду.

Духовная любовь – это не слепая материнская любовь, любовь должна быть трезвой. Конечно, духовник должен на корню пресекать в женском коллективе любые интриги, сплетни, разговоры о третьем лице. Если имеешь, что сказать, идите вместе и скажите. Иди и скажи человеку между тобой и им одним.

Не надо говорить третьему про то, какая она такая-сякая. Если в коллективе появляются интриганы, то это очень разъедает общину.

Но претерпевший до конца, тот спасется. Надо нести послушание, пока никто не выгоняет, пока никто профнепригодность тебе не присудит. Нести послушание терпеливо, с трудом, с любовью. Если сойдем с дистанции за пять минут до финиша, то наградой не увенчается. Претерпевший до конца, тот спасется.

Какие у сестер бывают трудности

В коллаже использован фрагмент картины В.В.Бычкова «Несение Креста»

Когда на сестру надевают плат с крестом, порой с ней происходит психическая деформация. Состояние: «я не такой, как прочие человецы».

Но дальше в работе сестра сталкивается и со своей немощью, и с раздражительностью, и с неблагодарностью людей, и со своей обидчивостью.

И при правильном ходе дела, правильном настрое своей духовной жизни она понимает, что не соответствует тому образу, который у нее мог невольно сложиться о себе.

Иногда сестра может загрустить не в нужную сторону. Грусть о себе должна быть, но она должна рождать в сердце покаяние. Господи, милостив будь ко мне, грешной. Если мы начинаем печалиться, что что-то не получается, это признак гордости. Я не соглашаюсь, я сопротивляюсь, ропщу, возмущаюсь, печалюсь. Правильная печаль рождает спасение, а мирская печаль – смерть души.

Бывают истории, когда сестры начинают истощаться внутренне, эмоционально, психически. Почему это происходит?

Евангельская притча о выгорании

В коллаже использован фрагмент картины М.В.Нестерова «Монах»

В Евангелие есть история про выгорание — Притча о десяти девах. Пять мудрых, и пять неразумных. У одних елей закончился, а у других он был заранее припасен в сосудах. Серафим Саровский говорил, что этот елей является благодатью Духа Святого Божьего. Выгорание происходит тогда, когда у человека этот елей благодати Божьей заканчивается или вытекает – на сторону.

Один батюшка, очень мной уважаемый, со мной как-то поделился. Для меня это было тяжелое откровение. Он сказал, что потерял огонь в сердце, внутренний огонь. Я спросил, что случилось. Он сказал, что увлекся строительством дома.

Он много времени, сил посвятил вот этому хорошему, но мирскому делу. Его мысли о доме, обоях, строителях, проблемах перекрыли мысли о Христе.

И он потерял огонь. Это очень важно – не потерять горение сердца.

Авва Дорофей говорил, что путем ко смирению служат физические труды, совершаемые в разуме. Так бывает, что физический труд тоже приносит плод смирения. Я для себя долго не мог понять, что значит, в разуме. Пока не прочитал разъяснение этих слов: христианин обязательно должен иметь верную мотивацию при совершении своего служения.

Я несу служение не просто для того, чтобы помочь людям, благодетельствовать. Я несу это служение как покаянную епитимью, которую Церковь мне дает как возможность искупить, очистить те мои беззаконья, которые были до церковной жизни.

Мне кажется, это очень важная мысль. Мое служение – это несение покаянной епитимьи. То, что мы все собрались, что нам Церковь доверила, это лишь малая толика возможности искупить перед Богом своими делами прошлые беззакония, грехи (а может, и будущие).

Какие-то мысли должны быть маячками. Тебя упрекают. Ты в себе мысль держи: достойное по грехам своим приемлю. Можно даже записать эту мысль, чтобы в спешке не забыть.

И такая мысль гасит импульсы раздражения, обиды, недоброжелательности. А что ты хотел? Если ты грешник, грешнику и положены замечания.

Если что-то хорошо получилось, и тебе говорят, что ты молодец, опять же должна быть мысль: мы рабы, ничего не стоящие, потому что сделали только то, что должны были сделать.

Дозреваем до ответственности

Мы стремимся к тому, чтобы исповедь была личной ответственностью человека. Не все время к священнику приходить —  «батюшка, благословите». Возьмите на себя ответственность перед Богом. Я считаю, что на исповеди можно бывать раз в месяц и по необходимости.

Лучше самого человека никто не знает, можно приступать к Чаше или нет. Отношения с Богом — тоже личная ответственность человека. Важно, когда христианин созревает до этого.

Учимся слушать литургию

В коллаже использован фрагмент картины И.В.Рязановой «Вербное воскресенье»

Бывают периоды, когда уныние начинает угнетать, теряется интерес, радость. Возникает раздраженное настроение, нежелание нести послушание, охлаждение. И важно научиться слышать литургию, внутри литургии молиться. О путешествующих, болящих, подопечных, о своих сродниках нецерковных.

Это все можно сделать, если полюбить эту службу, а не «отстаивать» ее по долгу. Я по себе многократно это наблюдал, как она реально дает жизнь.

Бывает, что на вопрос «как дела», другого ответа кроме как «все плохо», просто нет. Тут плохо и тут плохо. А на самом деле — все хорошо.

Но вот такое дьявольское наваждение, когда внутреннее истощение так велико, что нет упования на Бога. Когда ты в алтарь заходишь и стараешься ни на кого не смотреть, потому что если посмотришь, то у алтарников тоже все станет плохо.

Встаешь и начинаешь со скрипом «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа … в мире Господу помолимся».  Все свои силы собираешь, в каждое слово вдумываешься, вкручиваешься. Потом Херувимская. И как-то раз, плечи расправляются. Начинаешь слышать, чувствовать жизнь.

Потом доходишь до «Отче наш». Очень часто после причастия бывает реально физически снята с тебя плита… Господь ее снимает. Ты выходишь и можешь смотреть на людей широко открытыми глазами, потому что ты знаешь, что та нечистота изнутри вычищена. Ты не боишься людей травмировать своим очень суровым видом. Поэтому сестрам обязательно нужно вдумчиво, внимательно слушать литургию.

Коллажи: Оксана Романова

Использованы фрагменты фото диакона Андрея Радкевича, Павла Смертина, Екатерины Загуляевой, Елены Добряковой, Владимира Астахова, из личного архива священника Евгения Попиченко