Варианты трудоустройства бездомных, способы пробудить в человеке желание изменить свою жизнь и общие подходы к ресоциализации обсудили участники двух прошедших в Москве конференций

В дореволюционной России помощь бездомным предполагала возможность трудиться. Теребление мочала в Доме трудолюбия. Фото: РИА Новости

«Бездомность — не приговор, а социальная болезнь, которую нужно правильно диагностировать и подобрать индивидуальное лечение», — считает руководитель благотворительных программ Православной службы помощи «Милосердие» Ирина Мешкова.

«Одиночество – главная проблема, причина и следствие бездомности», — уверен координатор движения «Друзья на улице» Андрей Волков.

«Коренное отличие Дома трудолюбия «Ной» от большинства организаций, занимающихся бездомными, в том, что у нас они не рассматриваются как дети или больные», — заявил руководитель «Ноя»  Емелиан Сосинский.

«Программы трудоустройства бездомных можно поделить на две категории. Первая — проекты, где цель состоит в том, чтобы человек начал самостоятельно себя обеспечивать. Вторая – проекты, где трудоустройство выступает инструментом социализации и лишь готовит человека к выходу на рынок труда», — отметила руководитель консультационной службы санкт-петербургской благотворительной организации «Ночлежка» Наталья Шавлохова.

19 и 20 ноября в Москве прошли две международных конференции, участники которых делились опытом ресоциализации бездомных. Первая из них была организована «Ночлежкой» и называлась «Помощь бездомным людям: подходы к ресоциализации». Вторую — «Жизнеустройство людей в трудной жизненной ситуации, или как закончить бездомность» — провела католическая благотворительная организация  «Каритас Архиепархии Божией Матери в Москве».

Бездомные повара в Hilton

Hilton обучает бездомных людей профессии. Фото с сайта homeless.ru

Даже небольшая зарплата, выплачиваемая регулярно, позволяет бездомному снять койку в хостеле и уйти с улицы.

«Ночлежка» в основном подыскивает бездомным вакансии, не требующие образования, рассказала Наталья Шавлохова. Как правило, это физический труд, например, в сельском хозяйстве. Волонтеры стараются находить клиентам работу с проживанием, или такую, где выплаты происходят чаще, чем раз в месяц, чтобы человек мог скорее заселиться в хостел. Основное препятствие – отсутствие у бездомных регистрации, СНИЛС, ИНН и т.п.

В ближайшее время «Ночлежка» обещает выпустить справочное пособие по трудоустройству бездомных, где речь пойдет, в частности, о том, «как объяснять отделам кадров, что человека без регистрации можно брать на работу». Однако на практике это удается не всегда.

Зато работодатели, готовые нанимать людей без документов, сами обращаются в благотворительную организацию в поисках кадров. Все предлагаемые вакансии «Ночлежка» не может проверить, но честно предупреждает клиентов о возможных рисках такого трудоустройства, говорит Наталья Шавлохова.

Новое направления в работе организации – профессиональное обучение. На данный момент его прошли 11 человек. Один из них стал мастером кузовных работ, трудоустроен официально.

Перспективным может стать недавно начавшееся сотрудничество с отелем Hilton. В рамках совместного проекта два клиента «Ночлежки» уже завершили обучение, стажировку и теперь работают поварами на кухне отеля.

Неквалифицированный труд как терапия

В доме трудолюбия купцов Рукавишниковых. Москва, 1917 год. Фото с сайта wikipedia.org

Вариант трудоустройства, целью которого является не заработок, а социализация, Наталья Шавлохова проиллюстрировала на европейском примере. В Амстердаме существует организация, где бездомные выполняют посильную работу в безопасной среде – это приготовление супа для продажи на туристических корабликах, пошив фартуков, изготовление свечей, реставрация книг и т.п.

Проект финансируется государством. Он ориентирован на людей с длительным стажем бездомности, утративших навыки самоорганизации, а также для людей с психическими заболеваниями.

Терапевтический эффект труда используется и в Православной службе помощи «Милосердие» в виде работы бездомных на ферме. В течение месяца несколько человек вместе трудятся, помогая владельцу хозяйства, учатся жить самостоятельно, отвечать за себя. Люди, какое-то время жившие и работавшие на ферме, возвращаются оттуда «оживленные и готовые к переменам», рассказала Ирина Мешкова.

Однако ресоциализация с помощью труда должна быть индивидуальной и добровольной, иначе она не сработает.

Например, по словам Ирины Мешковой, в женском Свято-Елисаветинском монастыре (Минск) вокруг бездомного человека выстраивается целый мир, чтобы он смог раскрыться. Например, ради одного подопечного там занялись выведением определенной породы собак. Когда он реабилитировался и вернулся к нормальной жизни, этот вид деятельности прекратился.

Одна из проблем, мешающих трудоустройству бездомных, — их собственные завышенные ожидания. «Приходит дедушка и говорит: «Я из тюрьмы, хочу устроиться на работу на месяц, у меня есть семья, сестра, внуки, не могу с пустыми руками к ним приехать». — «На что претендуете?» — спрашиваем. — «Мне бы работу тысяч на 50». Если бы он с такими представлениями сам искал работу, да еще после тюрьмы, неизвестно, чем бы это закончилось. Мы помогли ему устроиться на 7 тысяч, остался доволен», — рассказала Ирина Мешкова.

Жизнь в общине

Швейная мастерская дома трудолюбия «Ной» в деревне Клейменово Егорьевского района. Фото: Владимир Песня / РИА Новости

Модель, которую предлагает Дом трудолюбия «Ной» — «перевоспитание» человека в общине, чтобы он начал вести «социальный, трудовой, трезвый образ жизни», рассказал руководитель организации Емелиан Сосинский. «Наша модель построена на опыте святого Иоанна Кронштадского, который говорил, что если ты хочешь помочь бездомному, то дай ему жилье и работу», — добавил он.

«Даже неквалифицированная работа сразу переворачивает человека и ставит его на ноги. Он начинает жить собственным трудом, а это и есть одна из целей ресоциализации бездомных», — подчеркнул Емелиан Сосинский. Жители «Ноя» выполняют ту работу, которую могут: кто-то работает на стройке, кто-то убирает дом, кто-то готовит пищу, кто-то занимается бухгалтерией, кто-то руководит.

Значительная часть «насельников», как их называют руководители общин, — старики, инвалиды, женщины и дети. Трудоспособные члены общины содержат не только себя, но и их. Половину заработанных денег они отдают в «общий котел», а половину могут тратить на свои нужды.

Даже жители социальных филиалов «Ноя» не проводят дни в праздности. Они ухаживают за животными, плетут коврики, занимаются огородом и т.п.

Многие подопечные «Ноя» чувствуют себя уверенно только в общине. Выход из нее приводит к возобновлению проблем с алкоголем, потере работы и т.д. «Очень мало людей, которые действительно адаптировались к жизни», — сказала сотрудница «Ноя».

Что первично — жилье или работа?

Ночлежники Первого дома трудолюбия Попечительного общества о домах трудолюбия. Санкт-Петербург, 1913 год. Фото с сайта wikipedia.org

Что эффективно помочь человеку, нужно забрать его с улицы. Один из проектов Православной службы помощи «Милосердие» связан с временным устройством бездомных в хостел. С января по ноябрь 2018 года в нем приняли участие 20 человек. За это время 7 человек трудоустроились и пока работают, а 3 вернулись в семью.

«Ночлежка» заселяет бездомных в свой приют, в том числе и ради трудоустройства: по адресу организации людей можно регистрировать. Один из новых проектов – специальная комната, рассчитанная на 10 жильцов. Туда заселяются люди с планом трудоустройства (соцработники «Ночлежки» разрабатывают для каждого клиента индивидуальный план). Помимо помощи в восстановлении документов и получении образования с ними ведется работа по развитию навыков самостоятельной жизни. Например, проводятся тренинги по повышению финансовой и правовой грамотности.

В Германии муниципалитеты должны предоставлять крышу над головой каждому бездомному, рассказал Йохан Грассхоф из Диаконии (общественная организация, созданная протестантской церковью) Гамбурга. Варианты размещения могут быть разными – ночлежка, жилой контейнер, некоммерческое жилье. Поиск работы начинается после заселения во временное жилье.

Одновременно бездомных в Германии штрафуют за проживание в общественных пространствах – на вокзалах, в парках, подъездах.

«Три условия» Каритаса

Фото с сайта caritas.dscs.ru

Для возвращения к «домашней» жизни нужно в первую очередь желание и осознанное решение самого человека. «Мы можем десять раз его из лужи вытащить, а он опять туда упадет», — говорит Марина Перминова, руководитель московской Службы помощи бездомным католической благотворительной организации «Каритас».

Для того, чтобы возникло это желание, есть специальные методики. Специалисты Каритаса считают основополагающими три условия – создание доброжелательной развивающей среды, вовлечение в совместную деятельность и организация безопасного личного пространства.

Развивающей средой могут стать группы поддержки и общения, творческие группы, совместные праздники, просмотр фильмов. Совместная деятельность – это помощь волонтерам благотворительных организаций в раздаче еды другим бездомным, участие в подготовке мероприятий.

Безопасным пространством, где человек может находиться законно, откуда никто не будет его выгонять, может оказаться, например, место в хостеле. Там измученный бездомностью человек может получить передышку, просто подумать, снова найти себя, самостоятельно принять решение, которое изменит его жизнь.

Искать ресурс там, где осталось что-то ценное

Дом Трудолюбия. Саратов, 1900 год. Фото с сайта wikipedia.org

Волонтер Каритаса Дмитрий Никифоров сам когда-то был бездомным. По его словам, необходимость перемен он осознал, занимаясь рисованием. Сейчас у него есть жилье, небольшой бизнес, жена и ребенок.

Занимаясь творчеством, нужно обращаться не к больной части личности, а к здоровой, подчеркнула психолог Надежда Клюева, координатор Службы помощи бездомным Каритас. Нужно искать ресурс там, где осталось что-то ценное, откуда может появиться «новый росток».

Надежда Клюева – автор проекта «Город мечты». Его участники обдумывали, в каком доме хотели бы жить, проектировали, а потом мастерили образцы и находили им место на «территории» 3D-модели города. Затем с психологом проговаривались конкретные шаги, которые помогли бы осуществить эту мечту.

«Я знаю многих людей, которые обрели реальные дома, похожие на изготовленные ими модели», — сказала Надежда Клюева.

Дружба как метод ресоциализации

«Личные и социальные связи с родными, друзьями, работодателями – самая важная основа любой ресоциализации», — подчеркнул Андрей Волков, координатор движения «Друзья на улице».

Основной принцип работы волонтеров движения – дружба с бездомными. Отношения должны быть ценны для обеих сторон и не замыкаться в рамках «благодетель – подопечный». Бездомные не только получают внимание и заботу, но и сами стремятся оказывать посильную дружескую поддержку волонтерам организации. Например, провожают на вокзал, если человек куда-то уезжает.

Кто решает, как помогать

Фото с сайта homeless.ru

Бездомный – сам эксперт по своим проблемам, или соцработнику из НКО лучше видно, как их решить? Елена Ремнева из Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости им. Андрея Рылькова (основные проекты фонда направлены на помощь наркозависимым и людям с ВИЧ/СПИД) считает, что социальный работник должен вести сопровождение по тому плану, который выбирает подопечный. Если он хочет поменять местами необходимые шаги, соцработнику следует прислушаться.

Андрей Чапаев из «Ночлежки» считает такой подход неэффективным: «У подопечного проблема с зависимостью, но он ее не озвучивает, а хочет просто трудоустроиться. Если мы его трудоустраиваем, ничего не делая с зависимостью, то такая помощь оказывается тщетной».