Мы в России считаем себя отзывчивыми на чужую беду – но подчас ведем себя, как «белые плантаторы». Это стыдно и так не должно быть, считает Рустам Курбатов, основатель проекта «Перелетные дети».

Рустам Курбатов, основатель проекта «Перелетные дети». Фото: facebook.com/rustam.kurbatov

Древнегреческий философ Диоген ходил по Афинам средь бела дня с фонарем и искал человека. Рустам Курбатов, учитель истории и директор частной школы «Ковчег-XXI», ходит по подмосковному Красногорску и тоже ищет человека, точнее, детей — чтобы учить их русскому языку.

Вы спросите, какой же ребенок в Красногорске не говорит по-русски? Они есть – совсем маленькие и ребята-подростки, чьи родители приехали в Россию на заработки из Киргизии, Узбекистана и Таджикистана.

«Они перезаразят нас всех гепатитом, туберкулезом и еще черт знает чем!». Когда Рустам Курбатов впервые поделился идеей открыть в лицее бесплатный факультатив русского языка для приезжих детей, ему пришлось выслушать и не такое.

Строить мосты, а не стены

Эти дети или совсем не ходят в школу – им отказывают в праве на образование под предлогом незнания языка — или ходят, но мало что понимают на уроках. Естественно, они тормозят класс, вызывают недовольство учителей и родителей.

Внятного решения на уровне государства – например, системы бесплатных факультативов для детей, как это принято в Европе, – у нас пока нет, вся тяжесть проблемы ложится на плечи обычных учителей.

Рустам Курбатов решил действовать самостоятельно — и придумал проект «Перелетные дети». Это уникальная образовательная программа для детей мигрантов: факультатив для младших школьников, которые еще плохо говорят по-русски, и отдельный класс для ребят постарше, 11-15 лет, кто совсем не посещает школу – им приходится тяжелее всего. Плюс курсы русского языка для взрослых.

Спустя год проект уже показал результат – маленькие дети, подростки и взрослые осваивают не самый простой русский язык в среднем за два месяца, а опыт «Перелетных детей» начинают понемногу перенимать муниципальные школы.

Знания русского детям передают не только профессиональные педагоги. В первую очередь с ними занимаются такие же ребята — волонтеры из числа учеников старших классов лицея «Ковчег». Директор очень рад этому обстоятельству.

«Наши подростки, которые сейчас общаются с таджикскими, киргизскими, узбекскими мальчиками и девочками, выработают устойчивость к вирусу ксенофобии, — говорит  Рустам Курбатов. — И для приехавших детей Россия и наша культура тоже не будут чужими, с ними навсегда останутся хорошие воспоминания».

Бабушка Венера

В подмосковной Павшинской пойме живет много семей мигрантов. Именно там учителя «Ковчега» расклеили объявления о бесплатных курсах русского языка – в супермаркетах, поликлиниках, лифтах; заглядывали на рынки, в общежития и торговые центры. Думали, что в школу хлынет поток детей, но – никто не откликнулся.

Тогда они стали ходить по бульварам и паркам – заговаривать с мамами, гуляющими с малышами, рассказывать о курсах. В ответ — вежливое «спасибо» и опять тишина. Установить контакт помогла киргизская бабушка Венера и мама-педагог – Гульбарчын Джанбаева.

«Этих женщин послушались, и к нам стали приводить детей – в конце концов собралась группа из 15 человек», — говорит Рустам Курбатов.

Поначалу родители, совсем как педагоги из лицея, были полны подозрений: «Что там будут делать с нашими детьми?». Однажды даже приехали в школу целой делегацией – убедиться, что все в порядке.

Разбор новых слов на уроке. Среди них — смешное слово «блюдце». Никто из детей не знает, что это такое, но стараются угадать, высказывают разные предположения. Один малыш прямо-таки страдает, хватается руками за голову, пытается вспомнить или сделать что-нибудь с этим словом.

— Сейчас, сейчас! — кричит он.

— А вы, вы знаете, что такое «блюдце»? — вдруг резко поворачивается он к волонтёрам.

Те поспешно кивают.

Вздох разочарования…

«Дети не избалованны, очень открыты и отзывчивы, у них невероятная жажда знаний и страстное желание учиться», — так говорят преподаватели о своих учениках-мигрантах.

Девочки в маленьком классе, на 11 человек, — его собрали в «Ковчеге» из тех ребят, кто по разным причинам совсем не ходил в школу, — мечтают в будущем стать медсестрами, ждут, когда начнут изучать химию и биологию. Мальчики – окончить курсы автомехаников, бухгалтерского учета. Любимый предмет у всех – русский язык.

Смысл программы «Перелетные дети» не просто в том, чтобы выучить русский – важно познакомить детей с русской культурой, помочь завести друзей. Интеграция в общество идет в игровой форме – занятия русским и английским языком чередуются со спортом, театральными постановками, походами, экскурсиями.

Советская мечта

«В «Фейсбуке» на День Победы меня поздравили четыре человека, три узбека и один таджик, — вспоминает Курбатов. – Для них это до сих пор наш общий праздник, они помнят советские фильмы и поют наши песни. Это люди, которых вырастили здесь, на этой земле. Они не хотели выхода из Советского Союза. И обижаются на слово «мигранты». Они ощущают себя с нами в СНГ согражданами, даже молодые».

У Рустама Курбатова много новых учеников и много историй. Наблюдая, как тяжело им приходится — работа по 12 часов без выходных, жизнь в тесных вагончиках без всяких удобств, крошечная зарплата, большую часть которой отправляют семье на родину — он старается помочь. Кому-то — с подработкой, кому-то, как недавно мальчику Сулайману, собирает деньги на лечение или необходимую операцию.

Рустам Курбатов, основатель проекта «Перелетные дети». Фото: facebook.com/rustam.kurbatov

Два брата, Хусейн и Хасан, приехали из таджикского города Куляб на заработки – на родине у них остались многодетные семьи. С ними Рустам Курбатов занимается русским языком в усадьбе Юсупова в Архангельском – неподалеку от того места, где стоят вагончики рабочих-мигрантов.

«Вот найдите мне русского сорокапятилетнего мужчину, который работает по 12 часов в сутки, а потом еще идет учить иностранный язык, – говорит Курбатов. – Грамматика у нас не пошла, поэтому мы стали с ними смотреть «Бриллиантовую руку» и учить язык по фразам из сценария. Сколько же это вызвало восторга!».

О ксенофобии и расизме надо говорить

«Они отнимают работу», «они скупают землю», «из-за них растет преступность» — вокруг темы миграции клубится масса нелепых и опасных мифов. Градус ненависти в нашем обществе зашкаливает.

Курбатов сам до «Перелетных детей» мало что знал о миграции – начал общаться с коллегами-этнографами, социальными антропологами, собирать информацию.

«Для меня стало открытием, что миграция для страны – выгодна, это здоровый фактор роста, — говорит он. – У нас каждый год на 1 млн уменьшается количество трудоспособного населения – последствие демографической «ямы» конца прошлого века. Это люди, не родившиеся двадцать лет назад, и они уже не появятся. Без рабочих-мигрантов из Средней Азии наша экономика просто рухнула бы. Это понимает правительство – поэтому у нас с этими странами безвизовый режим».

Чудовищное неравенство

Родители детей, которые ходят на курсы русского языка «Перелетных детей», приезжают на заработки в Россию из самых разных мест – кто-то из маленьких кишлаков на границе с Афганистаном, где нет воды и электричества, кто-то — из крупных городов.

У большинства нет цели остаться в России.  Для них это возможность, пусть в тяжелых условиях, заработать стартовый капитал – на свадьбу, на машину, на небольшой бизнес – и вернуться домой.

«Я всегда представляю себя на месте другого – что, если бы мне пришлось уехать на чужбину, работать на стройке, а моя жена мыла бы полы с утра до вечера? Я бы хотел, чтобы ко мне отнеслись, как к равному. Так живет цивилизованный мир».

Подарок

Занятия с маленькими детьми проходят в основном в «Ковчеге», с молодежью и взрослыми – где придется: в Макдональдсе, в парке, в усадьбе Юсупова.

Давать такие уроки может каждый из нас. «Самое прекрасное, что не нужно ни специального помещения, ни денег, — говорит Курбатов. – Мне кажется, это очень достойное занятие для всех людей, которые считают себя русскими. Русский язык мы получили бесплатно и без труда, в подарок – и можем передать этот дар дальше».

— Учительница!
— Да?
— Я не буду делать это задание!
— Почему?
— Не хочу. Давайте я лучше вам цветок сделаю. Из бумаги!

Поддержите «Перелетных детей» на сайте проекта!