Этично ли получать прибыль от ухода за стариками, и как при этом лучше взаимодействовать с государством, обсудили руководители частных домов престарелых

Подопечные Клинского дома-интерната для престарелых и инвалидов в коридоре интерната. 24.07.2019 Фото Артем Геодакян/ТАСС

Этические проблемы возникают, когда клиент беззащитен

Когда мы говорим про такси, мы не спрашиваем: «Эта компания перевозит пассажиров, или зарабатывает деньги?»

Заходя в кафе, мы не задаемся вопросом: «Они дают людям кофе, или зарабатывают деньги?»

Тем не менее, когда речь идет о социальной сфере, возникает вопрос: «Вы зарабатываете на стариках, или оказываете им услуги?» Этот вопрос имеет право на существование, считает Леонид Колтон, директор МОО БЦ «Хэсэд Авраам».

Пожилой человек, нуждающийся в уходе, совершенно беззащитен, и недобросовестный поставщик услуг может сделать с ним все, что угодно.

Особенно, если клиент находится в стационарном учреждении закрытого типа – неважно, в коммерческом или государственном. Механизмов защиты и соблюдения прав пожилых людей в таких учреждениях, а также контроля качества оказываемых им услуг, к сожалению, пока нет, добавил Леонид Колтон, выступая на конференции «Общество всех возрастов».

По его словам, соблюдение прав клиентов в пансионате «Курортный», созданном благотворительным центром «Хэсэд Авраам», тесно связано с участием в проекте некоммерческой организации. «Мы знаем, как ухаживать за пожилыми, и мы можем развивать свои знания и свою технику, не задумываясь о таких прозаичных вещах, как возврат инвестиций», — сказал Леонид Колтон.

Партнеры благотворительного центра — бизнес (компания «Забота и опека») и государство (администрация Санкт-Петербурга). Роль бизнеса – инвестиции и управление сложными процессами. «Мы нашли с партнерами понимание. Уже не происходит такого, что мы просим лучше ухаживать, а они отвечают: «Это же дорого!», — отметил директор БЦ «Хэсэд Авраам».

В пансионате «Курортный» социальные услуги гражданам предоставляются на основании Индивидуальной программы предоставления социальных услуг (ИППСУ) за частичную оплату. Тарифы и порядок оплаты устанавливают местные власти.

«Нет противоречия между «помогать» и «зарабатывать деньги», — считает Колтон. —  Деньги – топливо для той огромной машины, которой является оказание социальных услуг и социальной помощи».

Деньги – топливо. Но клиент платить не может

Генеральный директор группы компаний «ОПЕКА» Алексей Маврин. Фото Кирилл Кухмарь/ ТАСС

«Когда я говорю, что зарабатываю «на бабушках и дедушках», человек понимает, зачем я работаю», — заявил Алексей Маврин, генеральный директор группы компаний «Опека». Такое учреждение, как дом престарелых, требует стабильности и постоянного ухода за клиентами на протяжении многих лет. Для этого нужно непрерывное финансирование. Благотворительная организация может его обеспечить лишь в том случае, если обладает «мировым опытом», считает Алексей Маврин.

НКО, оказывающие услуги в социальной сфере, мешают развитию бизнеса, заявила Ольга, владелица сети пансионатов для пожилых людей из Самары. В общественном мнении порой складывается стереотип: «НКО молодцы, они помогают бесплатно. А социальный предприниматель злой, он то же самое делает за деньги». Но «некоммерческий» уход за пожилыми – это ненадежно, уверена Ольга. «Сегодня вам дали грант, а завтра не дали. А у вас 100 человек подопечных. Куда вы их денете?» — сказала она.

«НКО могут работать и за счет пожертвований, и за счет грантов. Но они не работают бесплатно, — возразил предпринимательнице из Самары Леонид Колтон. — Разница между НКО и бизнесом состоит лишь в том, что НКО не распределяет прибыль между учредителями».

В России потребители не могут полностью оплачивать социальные услуги самостоятельно, напомнил Константин Лившиц, генеральный директор и учредитель компании «Система Забота». «На сегодняшний день покупательная способность населения такова, что основным заказчиком на социальные услуги частного сектора является государство», — подчеркнул он.

(Компания «Система Забота», как и группа компаний «Опека», которой руководит Алексей Маврин, включены в государственный реестр поставщиков социальных услуг.)

Денег государства не хватит

Постоялица пансионата для ветеранов труда №6. 05.06.2019 Фото Сергей Савостьянов/ТАСС

Показателем того, насколько власти того или иного региона готовы оплачивать социальные услуги бизнеса, является запланированное ими на следующий год увеличение бюджета, считает Алексей Сиднев, генеральный директор Senior Group, председатель правления некоммерческого партнерства «Мир старшего поколения».

«Если вы пустите козла в огород или бизнес к себе в регион, мы же будем выявлять нуждающихся в помощи, мы же будем говорить: по закону им полагается то-то и то-то. И ваш бюджет закончится в мае», — сказал он. Если государство готово сотрудничать с бизнесом, значит, оно должно быть готово и к выявлению новых нуждающихся, то есть планировать соответствующую выплату компенсаций поставщикам услуг.

Аналогичные коллизии возникают и в случае, когда социальные услуги оказывают НКО. «В Санкт-Петербурге, когда начинают работать с негосударственными поставщиками, выясняется, что потребность в социальных услугах выше во много раз, чем та, которая прогнозируется», — подтвердил существование проблемы Леонид Колтон.

Модель частного пансионата, где пожилому человеку хорошо

Люди нередко воспринимают словосочетание «дом престарелых» как клеймо и боятся пользоваться услугами таких учреждений. «В регионах действительно есть объекты, в которых страшно находиться», — отметил Алексей Маврин. Для успеха бизнеса необходимо создать хорошие условия проживания и обеспечить клиентам гигиенические услуги, медицинскую помощь, досуг.

Кроме того, чтобы учреждение приносило доход, необходимо правильное распределение ролей, продолжил он. Кто может быть заказчиком, оператором, инвестором, и какой нужен объект? Заказчиком может быть как государство, так и сам пожилой человек (или его родственники).

Объект – это вовсе не обязательно специально построенное здание. Согласно ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан РФ», стационарные социальные услуги можно оказывать в любых жилых помещениях.

Оператор – тот, кто предоставляет социальные услуги. Это может быть как коммерческая организация, так и НКО, как индивидуальный предприниматель (ИП), так и просто самозанятый человек. Бизнес поставщика социальных услуг динамичен, он приносит «быстрые» деньги. Но ни один социальный предприниматель не осилит создание дома престарелых. Поэтому необходим инвестор – тот, кто вкладывает деньги в инфраструктуру. Например, банк.

Даже в деревне можно зарегистрировать ИП, войти в реестр поставщиков социальных услуг и оказывать услуги у себя дома, закон это не запрещает, заключил Алексей Маврин.

«Знакомый попросил взять маму с переломом шейки бедра»

Председатель наблюдательного совета Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко Ксения Франк. Фото Сергей Бобылев/ ТАСС

«В городе Красновишерске (Пермский край) живет 15 тысяч человек. К женщине по имени Татьяна, у которой есть свой дом, обратился ее знакомый и попросил на какое-то время взять его маму с переломом шейки бедра, потому что в квартире ей неудобно, — рассказала Ксения Франк, председатель наблюдательного совета Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко. – В Красновишерске много людей, которые хотели бы получать помощь в уходе за своими родственниками, но не хотят отправлять близких куда-то далеко, в дом престарелых или ПНИ, где живут сотни людей. На деньги нашего гранта Татьяна прошла обучение и создала малый дом престарелых».

В случае создания крупного пансионата для пожилых людей эффективна модель государственно-частного партнерства (ГЧП), считает Алексей Маврин. Например, группа компаний «Опека» строит на таких условиях пансионат стоимостью 1 млрд рублей в поселке Репино. В данном случае правительство Санкт-Петербурга выделило землю под строительство, и объект перейдет в городскую собственность, но «Опека» будет управлять им в течение 49 лет. Пансионат рассчитан на 275 мест, 100 из них предполагается субсидировать из городского бюджета, а 175 – предоставлять клиентам за плату.

10-11 октября в Москве проходила  VII Национальная конференция «Общество для всех возрастов». Это дискуссионная площадка по проблемам демографического старения и качества жизни в зрелом возрасте в России. Конференция входит в план мероприятий на 2016-2020 гг. по реализации первого этапа Стратегии действий в интересах граждан старшего поколения в Российской Федерации до 2025 года.