День рождения королевы

Мы часто идеализируем Великобританию, нам кажется, что там до сих пор продолжается расцвет времен королевы Виктории. Верность традициям – то, чего мы лишены, возможно, навсегда

Мы часто идеализируем Великобританию, нам кажется, что там до сих пор продолжается расцвет времен королевы Виктории. Верность традициям – то, чего мы лишены, возможно, навсегда

«Англия стала для меня символом той
трогательной жизни, когда маленькие милые
люди способны преодолеть огромное зло.
Собственно, они это и сделали» ( Н.Трауберг)

Недавно я прочитала, что в апреле нынешнего года английской королеве Елизавете II исполнится 85 лет. Подумать только, она родилась в 1926 году, а в 1953 взошла на престол. Она давала аудиенции еще Уинстону Черчиллю, а Тони Блэр не только родился в царствование Елизаветы II, но в 1997 году стал премьер-министром, а в 2007 году покинул этот пост.

Великобритания для русских была и остается недостижимым идеалом, сумев сохранить королеву и дворцы, англичане и в ХХI веке остаются джентльменами и леди, невозмутимыми и сплошь наделенными знаменитым британским юмором.

«Старая добрая Англия» – та, которая воспета в многочисленных романах, – это Англия времен королевы Виктории, что царствовала дольше всех монархов Объединенного Королевства (она пробыла на троне 63 года и умерла в 1901 году). Ее именем названа целая эпоха – Викторианская, когда творили такие писатели как Чарльз Диккенс, сестры Бронте, Конан Дойль, Уильям Теккерей, Редьярд Киплинг. Она умерла, и начался новый ХХ век. В нем перестали быть модными ценности среднего класса, не нужна была его энергия, благодаря которой Англия достигла такого расцвета в предыдущем XIX веке.

Трудолюбивая, экономная и добродетельная жизнь, примером которой в первую очередь служила жизнь самой Виктории, воспитавшей 9 детей и ставшей фактически бабушкой всем европейским монархам перелома веков (в частности, Александре Феодоровне), была объявлена теперь скучной и лицемерной. От нее следовало избавиться как можно быстрее. То время можно сравнить с нынешним. И вот в эту эпоху анархии, когда вся империя затрещала по швам, заявляет о себе удивительный писатель – Гильберт Кийт Честертон. Он призывает людей прислушаться не к выкрикам безумных поборником новых модернистских идей – декадентов и эстетов, а к собственному здравому смыслу.

Как и сейчас, английская журналистика начала прошлого века была в массе своей скучной и пошлой. В 1901 году, 27-летним юношей, начав работать журналистом, Честертон писал своей будущей жене: «Я и впрямь думаю, что совершу переворот в журналистике, введя в газетные статьи поэтическую прозу». Здесь, кстати, мы видим пример того, как настоящая природная скромность отнюдь не равна показному самоуничижению, которым так грешат многие наши «братья и сестры». Ему это действительно удается. Теперь в английских газетах регулярно появляются такие блестящие эссе, как: «В защиту обетов», «В защиту скелетов», «В защиту нудных людей», «В защиту фарфоровых пастушек», «В защиту научной смеси» и т.д. Несколько лет спустя он напишет рассказы об отце Брауне и блестящую книгу «Человек, который был Четвергом».

Переводчица Наталья Трауберг, открывшая Честертона русскому читателю, писала о нем: «Он откуда-то знал, что сила совершается в немощи; что маленькое лучше большого; что смотреть на людей и на вещи надо не сверху, а снизу. Словом, он воссоздавал для себя мудрость христианства и хотел как можно скорее поделиться ею с другими. Удивительно, что этот подарок с благодарностью приняли» («Честертон в Англии»).

Но Честертон был не одинок, в день его смерти, в 1936 году, в Оксфорде к студентам вошел один из преподавателей, попросив всех встать, он сказал: «Джентльмены, сегодня скончался Честертон. Теперь в Англии остался только один хороший писатель — Вудхауз». Имя преподавателя было Джон Рональд Руэл Толкин.

Пелэм Грэнвилл Вудхауз был почти ровесником Честертона. В 1902 году – Вудхаузу был тогда 21 год – он начал вести юмористическую колонку в известном журнале «Глоуб». Затем были написаны многочисленные повести, романы, рассказы, было участие в театральных постановках, мюзиклах и телесериалах. Его герои – это бестолковый аристократ Берти Вустер (непопулярный у английского истеблишмента) и его находчивый слуга Дживс – слуга в лучших традициях античной комедии, нелепый и постоянно пытающийся перехватить у кого-нибудь денег Укридж, мистер Муллинер – блестящий рассказчик многочисленных веселых и вместе с тем поучительных историй о своих знакомых и родственниках, обычно попадающих в дурацкое положение в тот момент, когда им приходит в голову выручить кого-нибудь из беды, и многие другие. Наталья Трауберг, упоминавшаяся выше, сделавшая первые переводы книг Вудхауза на русский язык, считала, что это «человек с ангельским сознанием» и писатель, который умеет изобразить рай.

Почему в связи с 85-летием английской королевы мне вспомнились Честертон и Вудхауз, потому что последний дожил до 1975 года. Елизавета II посвятила его в рыцари Ордена Британской империи незадолго до его смерти. Таким образом, получается, что от Золотого времени королевы Виктории, когда зарождались те многочисленные традиции, сохранение которых так важно современным британцам и нам, романтизирующим Англию, до XXI века, в общем-то, рукой подать. Говорят, что на улицах английских городов до сих пор в 6 утра можно встретить разносчиков молока, толкающих перед собой тележку, не потому что в супермаркетах недостаточный выбор молочных продуктов, а потому что это – дань традиции. И несмотря на то что жителям Туманного Альбиона пришлось поменять пинты на литры, дюймы на сантиметры, а в 1971 году отказаться от трехуровневой недесятичной денежной системы, когда счет в ресторане мог выглядеть как «шесть фунтов пять шиллингов и семь с половиной пенсов», у них остается левостороннее движение и игра в крикет, а расстояние любой уважающий себя английский джентльмен измеряет в милях, а никак не в километрах.

Если вы вдруг соберетесь посетить Великобританию, то прочитать об изысканных манерах настоящих леди и джентльменов, вам следует в сборниках советов, вот уже 250 лет выпускаемых британским издательством «Debrett’s» – позы, осанка, умение вести себя на королевских скачках и собачьих бегах, правильное обращение к супруге герцога и даже к самой королеве Англии. А там, глядишь, можно и во дворец попасть. В недавнем номере газеты The Telegraph, например, было опубликовано объявление о том, что в Букингемском дворце открылась вакансия королевской посудомойки:

«Жалование посудомойки составит 14 200 фунтов в год, однако работать придется не только в Букингемском дворце, но и в других резиденциях королевской семьи, к примеру – в Виндзоре. Работнице, которая получит титул General Assistant, предстоит до двух месяцев в год проводить за пределами Лондона. Требования к кандидату таковы – он должен быть пунктуален, надежен, уметь работать в команде и быть исполнительным».

Итак, английской королеве 85! Мы часто идеализируем Великобританию, нам кажется, что там до сих пор продолжается расцвет времен королевы Виктории. Верность традициям – то, чего мы лишены, возможно, навсегда.

Анастасия ОТРОЩЕНКО

Об авторе:
Анастасия Отрощенко – многодетная мама,
учитель русского языка и литературы в Димитриевской школе.
Работала редактором программы на радиостанции «Радонеж», редактором рубрики ряда современных журналов различной тематики, литературным редактором в издательстве.
Читать предыдущий выпуск колонки Анастасии Отрощенко

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться