Люди не знают, что деменцию можно лечить

«Оставьте его в покое, у него деменция», – такие слова иногда слышат родственники пожилых людей. Но это убеждение уже давно пережиток прошлого

Фото: Павел Смертин

Существует много средств, чтобы улучшить качество жизни и человека с деменцией, и его родных. О том, как это сделать, рассказывает Илья Андреевич Еремин, психиатр-геронтолог, заведующий клиническим отделением отдела по изучению проблем гериатрической психиатрии ФГБНУ НПЦЗ.

Он просто стареет?

– Примерно после 70 лет у многих из нас родители стремительно сдают, у них начинаются разные старческие причуды, как понять, что пришла пора обращаться к врачу?

– У большинства пожилых людей с возрастом происходит снижение когнитивных функций – страдает память, внимание. Это может быть и в пределах нормы, а может быть уже проявлением деменции, синдрома, нуждающегося в лечении.

Главное отличие «просто старости» от деменции в том, что деменция нарушает повседневное функционирование человека. Возрастное снижение памяти, забывчивость не нарушают повседневные функции, а деменция нарушает.

То есть, если ваш близкий что-то часто переспрашивает и забывает фамилии артистов, то, скорее всего, это просто возрастные изменения. Но если человек что-то умел, а потом вдруг разучился, например, стал забывать, как пользоваться стиральной машиной, телефоном или компьютером, то это уже ненормальное старение, это тревожный признак.

Или возьмем ситуацию, когда человек забывает слова, не сразу может вспомнить, как называется предмет: «Ну вот та штука, которой едят… а… вилка!» Это необязательно тревожный сигнал, но если его забывчивость слов приводит к постоянным запинкам в речи, к сложности выразить свою мысль, то это может быть сигналом существенной проблемы.

Или, например, человек 30 лет за рулем и стал забывать маршрут, ему начинают подсказывать. Все эти случаи объединяются общим критерием: нарушение повседневной деятельности.

В интернете есть в доступности международный тест на память, MMSE. Он делается за 5 минут, 30 элементарных вопросов, тест очень простой в использовании и обладает высокой надежностью. Можно самим сделать его дома.

– Что же должны сделать родственники, когда заметят нарушения?

– В большинстве случаев, чтобы увидеть у своего родственника деменцию, не надо обладать специальными навыками. Надо, с одной стороны, быть внимательным, а с другой стороны, понимать, что когда твой близкий начинает все забывать и бесконечно все путать, то не надо сдаваться с формулировкой «он просто стареет».

Часто в моей практике бывает такая ситуация. Родственники приводят на первичный прием бабушку или дедушку и говорят: «Что-то он все начал забывать, и как-то все было более или менее ничего лет этак пять, а вот сейчас мы начали беспокоиться, вдруг что-то с ним не то, и решили обратиться к врачу». И в очень большом проценте случаев это оказывается уже продвинутая стадия деменции.

Болезнь течет несколько лет, и родственники склонны оправдывать эту ситуацию возрастом, тяжелой жизнью. Такая нетребовательность к состоянию здоровья близкого, какая-то выученная беспомощность «ну вот, он же просто стареет, с этим ничего не поделаешь» создает определенные проблемы.

Мне кажется, что это привычка, оставшаяся из недавнего времени, всего 30-40 лет назад действительно не было никакого лечения и люди искренне не знают, что деменцию можно лечить.

Такая ситуация мне кажется обратимой: надо повышать уровень грамотности населения, мы же все-таки живем в XXI веке, и пусть мы многое еще не умеем вылечивать, но можем многое лечить, и это важно.

Деменция и ее виды

Деменция это не какой-то определенный диагноз, это синдром. А синдром – это совокупность симптомов. Например, есть синдром интоксикации. Он присутствует при совершенно разных диагнозах, человек может грибами отравиться, а может заболеть ОРВИ, а синдром интоксикации будет в обоих случаях.
Так же и деменция – это синдром когнитивных (познавательных) нарушений головного мозга, то есть снижение памяти, умственной работоспособности. Возникать он может при большом разнообразии болезней.
Классификация деменций достаточно сложна, поэтому лучше сказать о том, какие из них встречаются чаще всего.
Сенильный вид альцгеймеровской деменции.
Болезнь Альцгеймера – это почти 80% всех деменций. Это нейродегенерация, то есть, постепенная неуклонная гибель нервных клеток, которая начинается после 60-65 лет и постепенно прогрессирует. В основном, она проявляется в постепенном и неуклонном снижении именно памяти. На поздних этапах присоединяются другие расстройства, но прежде всего страдает память. Болезнь может протекать 10-15 лет, и при хорошем уходе и удачном лечении на ранних этапах мало инвалидизирует больного.
Вторая по частоте это – сосудистая деменция.
Если сенильная альцгеймеровская чаще всего встречается у женщин, то сосудистая – у мужчин. Она развивается у пациентов с факторами сосудистого риска – с гипертонической болезнью, аритмией или диабетом. Вследствие тромбоза или атеросклероза в мозге образуются мелкие дырочки (очаги).
Это не сосудистая катастрофа такая, как инсульт, после которого бывает острая деменция. В случае сосудистой деменции состояние ухудшается постепенно, по мере того, как в головном мозге появляются новые очаги.
Они не крупные, как при инсульте, достаточно мелкие, по несколько миллиметров. Но зато их очень много. И постепенно мозг у больного становится, как швейцарский сыр.
Часто встречается и лобно-височная деменция (раньше она называлась болезнью Пика), это такой же вид нейродегенерации, то есть, гибели нервных клеток, как при альцгеймеровской, но имеет другие зоны локализации в головном мозге. Встречается в более молодом возрасте, обычно после 50 лет, и протекает не столько с симптомами снижения памяти, сколько с личностными изменениями. Больной становится совершенно некритичен, он очень пассивен или, наоборот, расторможен, с различными поведенческими расстройствами.
Деменция с тельцами Леви. Это вид деменции, который сопровождается паркинсонизмом (тремором конечностей, ригидностью мышц) и очень напоминает болезнь Паркинсона. Особенность этой болезни в бесконечной изменчивости состояния, когда уровень когнитивного функционирования пациента может меняться очень часто и сильно даже в течение дня. Человек бывает совершенно адекватен, и внезапно его состояние может резко ухудшаться. Болезнь эта часто сопровождается зрительными галлюцинациями. Классическая галлюцинация при деменции с тельцами Леви – это множество незнакомых людей, которых больные видят рядом и не могут отличить от реальности.

Маски деменции

В кабинете когнитивной реабилитации в гериатрическом центре. Ростов-на-Дону. Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

Существуют и псевдодеменции. В медицине есть понятие дифференциального диагноза – когда мы ставим диагноз, то мы должны отличить его от того, что на него похоже.

На деменции больше всего похоже два вида состояния.

Первый – это депрессии. Есть тип депрессии, который сопровождается настолько выраженными когнитивными нарушениями, что на первый взгляд состояние больного совершенно неотличимо от деменции, причем далеко зашедшей. И такие депрессии называют псевдодеменциями. Они могут быть спровоцированы какими-то событиями, появляться на фоне нервного потрясения.

Тут ситуация может быть обратимой полностью, но в некоторых случаях псевдодеменция, маскирующаяся под депрессию, служит предвестником реальной деменции, настоящей, которая возникает через несколько лет.

Второе заболевание, с которым часто путают деменцию, это делирий.

Делирий – иначе говоря, острая спутанность, состояние дезориентации, сопровождающееся суетливостью и психомоторным возбуждением, когда больной не понимает, где он и кто он, и совершает нелепые и зачастую опасные действия.

Делирий – это острая ситуация, она может возникнуть во множестве разных случаев. Тяжелое инфекционное заболевание, алкогольная интоксикация могут спровоцировать делирий.

Сейчас, например, я регулярно слышу про делирий, перенесенный на фоне ковида.

В отличие от деменции, которая прежде всего предполагает нарушение памяти, делирий характеризуется нарушением внимания. Во время делирия больной ни на чем не может удержать внимания 2 секунды, это приводит к нарушению ориентировки и поведения. Тем не менее, во время деменций делирии бывают очень часто.

Три самые частые причины, которые могут вызывать делирий у дементных больных: инфекция (любая, например, ОРВИ, грипп, мочевая инфекция), обезвоживание, длительный запор. Буквально 3-4 дня больной не ходил в туалет, – и уже может возникнуть спутанность сознания.

Еще одна чрезвычайно частая причина спутанности сознания у больных с деменцией, встречающаяся именно в России, – это прием транквилизаторов и снотворных препаратов.

В России это чрезвычайно распространено. В последние годы число таких спутанностей стало снижаться, это связано с большим контролем в аптеках выдачи бензодиазепинов, транквилизаторов и прежде всего феназепама.

Этот отечественный препарат широко используется не только врачами всех специальностей, но и населением. Да недавнего времени он продавался без рецепта.

Препарат этот очень тяжелый с очень длительным периодом полувыведения, то есть он накапливается в организме. Для больных с деменцией этот препарат зачастую обладает драматическими последствиями.

Я думаю, что у каждого врача геронтолога, который работает в России, есть пациенты, которые погибли вследствие бесконтрольного приема фенозепама. Например, больной возбудился, родственники вызвали скорую, он принял фенозепам, чтобы успокоиться, а спутанность только усилилась, выбежал на улицу и там замерз или упал, сломал шейку бедра. Такие трагические последствия, к сожалению, не редкость, но сейчас их количество уменьшается.

Вылечить нельзя, но помочь можно

Фото: Andrea Piacquadio/Pexels

– Можно ли с помощью каких-то упражнений или лечения добиться того, что деменция отступит и человек вернется в прежнее состояние?

– Большинство деменций необратимы. Обратимые деменции встречаются сравнительно редко. Например, при дефиците витамина В12 может быть обратимая деменция. Или есть редкий вид при нормотензивной гидроцефалии, когда вследствие нарушения оттока ликворной жидкости, которая находится в головном и спинном мозге, жидкость давит на мозг, и это приводит к комплексу проблем. Если вовремя эту ситуацию вычислить, то можно обеспечить отток этой жидкости хирургическим путем, и деменция уйдет.

– Если деменции необратимы, то чем помогает лечение?

– Оно может не только затормозить развитие когнитивного ухудшения, но прежде всего повлиять на качество жизни больного, предотвращая или минимизируя сопутствующую нарушениям памяти психопатологическую симптоматику – галлюцинаторную, бредовую, расстройство поведения, настроения, агрессии, нарушения сна и т.д. С этими задачами психиатр геронтолог может успешно справиться, хотя это и непросто бывает.

Распад когнитивных функций при деменции неизбежен, но при лечении больной до последнего может быть теплым в отношении с родственниками, с ним можно будет договориться, он будет спокоен, его жизнь будет подчиняться предсказуемому ритму.

Если же лечение не осуществлялось или было неадекватным или не помогло, то больной имеет спектр психопатологических расстройств, галлюцинаторных, бредовых, поведенческих, аффективных, помимо нарушений памяти. И это, конечно, две совершенно разные картины при одном и том же заболевании.

Винегрет по четвергам, банный день по пятницам

Фото: Andrea Piacquadio/Pexels

Распорядок жизни имеет очень большое значение. По этому поводу выходит все больше и больше литературы, в основном, переводной. На Западе есть очень много книг, посвященных уходу за больными деменцией. И идея о поддержании некоторых принципов распорядка дня общепринята. Сложно переоценить важность такого распорядка.

Образ жизни максимально ритуализированный, предсказуемый и структурированный продлит адекватную форму поведения больного и его самостоятельность. То есть, существует некий распорядок, которого нужно придерживаться. Больной знает, что каждый день по утрам мы сначала чистим зубы, потом завтракаем, потом идем гулять, потом звоним другу, потом читаем вслух, а потом слушаем музыку, а поскольку сегодня пятница, то сегодня еще и банный день.

И чем более ритуализированный образ жизни, тем дольше больной сможет его придерживаться. Например, он знает, что «всегда по четвергам мы делаем винегрет». И он дольше сможет делать винегрет, чем если бы он делал его просто эпизодически.

Больного надо максимально включать в те виды деятельности, которые ему по силам, это поможет сохранять остатки самостоятельности.

Частая ошибка сиделок, когда они берут на себя все функции. А надо наоборот использовать максимально все оставшиеся функции больного. Например, он не может готовить, но он может чистить картошку. Он может порезать салат, когда ты ему говоришь: сначала вот это, а теперь вот это. Он плохо моет посуду и за ним надо перемывать. Но он моет, он умеет пока еще это делать. И лучше за ним перемыть потом, но дать ему возможность сделать как можно больше самому.

Основные правила общения

В библиотеке геронтологического центра им. П.А. Мальшина. Рязань. Фото: Александр Рюмин/ТАСС

– Можно ли сформулировать основные правила общения с такими больными?

– Нужно говорить с больным на его языке. Не подтягивать его до своего уровня, а спускаться к нему и пытаться найти с ним контакт.

Больные с деменцией не удерживают в голове сложные инструкции. Инструкции должны быть сформулированы максимально просто, их должно быть мало, они должны быть пошаговые. Не надо говорить: сделай то, а потом это, а потом еще вот то. А потом ругать, почему он не сделал. Сначала дать одно задание, и только когда он его сделает, давать следующую инструкцию.

На определенном этапе больные с деменцией бывают непослушные. И в таком случае больной будет реагировать на тон голоса, гораздо больше, чем на содержание ваших слов. Если вам не получилось объяснить больному, что ему надо пойти помыться, потому что он не мылся уже две недели, надо попробовать поговорить другим тоном.

И не объяснять, почему он должен помыться (больной не понимает сложных инструкций), а просто попробовать ласково уговаривать, «ну пойдем со мной»…

Больные очень часто начинают раздражаться и вести себя агрессивно, если настаивать на чем-то. И в таких случаях надо оставить его на 5-10 минут и подойти попозже, попытаться сделать это еще раз, поменяв тональность, как-то приобняв и погладив. Ни в чем не надо переубеждать и воспитывать, это совершенно бессмысленно.

Да, он не может понять ваших инструкций, но эмоциональная память сохраняется зачастую гораздо дольше содержательной, поэтому надо пытаться действовать эмоционально.

– Как быть, когда кажется, что «это он все нарочно». Нарочно забывает, нарочно вредничает.

– Поймите, что это прежде всего его беда, а не вина! Мне кажется, что это вещи самоочевидные, но раз вы спрашиваете, значит, не всем это понятно.

Больной не виноват ни в том, что он забывает, ни в том, что он вредничает. Это может объяснить врач психиатр, почему так происходит, в зависимости от диагноза.

– Но как родственникам привыкать к этим особенностям?

– Читать специальную литературу, понимать, что они не одиноки в своей беде, и не путать свое страдание со страданием больного. Потому что для больного деменция зачастую милостивая болезнь. Когда он теряет критику и не понимает, что происходит, благодушно смотрит телевизор и вообще не понимает, отчего вся эта суета вокруг него.

– Человек с высшим образованием, любил книги и музеи, а в старости подсел на сериалы про бандитов и примитивные кроссворды. Дети переживают и пытаются подсунуть ему классику, поставить аудиокниги, а он не хочет. Возможно ли больного поднять до какого-то уровня или лучше оставить в покое?

– Это распространенная ситуация, она имеет разнообразные причины. Наверное, все-таки чаще, чем деменции в пожилом возрасте встречается депрессия. И не всегда она проявляется плохим настроением, она может вообще не сказываться на настроении.

Депрессия может проявляться и когнитивными нарушениями, и жалобами на физическое недомогание. Когда-то я читал социологическое исследование, там говорилось, что 40 процентов посетителей поликлиники страдают депрессиями.

Поэтому ответ на ваш вопрос невозможен без понимания причины такой ситуации. Если речь идет о лобно-височной деменции, когда больной стал пассивным, безынициативным, потерял прежние интересы в силу разрушения личности из-за разрушения работы лобных отделов мозга, то это малообратимая ситуация в большинстве случаев, и никакие хорошие книги тут не помогут. Другое дело, когда это депрессия, которая вылечится за три недели каким-нибудь легким ингибитором серотонина и пройдет бесследно.

– Куда бежать, если вы подозреваете деменцию у пожилого родственника?

– Врачи в ПНД редко имеют специфическое геронтологическое образование. Лучше всего обращаться к психиатру геронтологу из федерального центра. В Москве это Научный центр психического здоровья, на базе которого есть отдел по борьбе с болезнью Альцгеймера. Это главное в стране место. В регионах надо постараться попасть хотя бы к неврологу.

Святая обязанность?

Илья Андреевич. Фото: Павел Смертин

– Как вы советуете поддерживать себя людям, ухаживающим за пожилыми?

– Это очень важный момент. На ухаживающем лежит сложная организация всего быта. Это не только очень серьезная эмоциональная затрата, но и серьезные финансовые затраты и организационные.

Родственник должен нанять сиделку, организовать место жительства больного соответствующим образом, состояние при деменции часто требует особого оборудования систем безопасности в квартире – поручни, устройства для подтягивания к кровати, медицинская техника. Нужно продумывать и держать в голове множество вещей, быть в контакте с сиделками, врачом. Это очень непросто. Это огромная ответственность, а больной зачастую не устает преподносить сюрпризы.

И, кроме того, понимание родственником бесперспективности ситуации, ведь в итоге выздоровления не случится. Все вместе это ужасно подкашивает. И выгорание среди родственников больных с деменцией – это распространенная вещь.

Можно не упоминать модный термин выгорание, а сказать проще – депрессия. Абсолютно неправильно ее терпеть.

Депрессия будет снижать уровень функционирования ухаживающего родственника. Во-первых, это может привести к ошибкам в отношении ухода за больным, к недооценке ситуации, неправильной организации, несвоевременному обращению к врачу. Во-вторых, родственник может потерять работу из-за того, что не справляется со своими обязанностями.

Люди, ухаживающие за больными с деменцией, безусловно вызывают сочувствие, они сами нуждаются в помощи, и они ее заслуживают. И это нередкая ситуация, когда врач на осмотре дементного пациента выписывает родственникам тоже что-то поддерживающее.

Кроме медикаментозной поддержки очень хорошо работают группы общения для таких ухаживающих родственников. На Западе они очень распространены и начинают появляться и у нас. И это невероятно эффективно работает. Когда человек лично встречает других людей с такими же проблемами, может выговориться и получить просто эмоциональную поддержку, это очень важно. Это важнее, чем кажется.

Сейчас у нас это только начинается, бывают эпизодические встречи при лечебных учреждениях, но важно создание групп, которые бы встречались регулярно.

– Есть такая поговорка, что самое сложное в жизни – это досмотреть за пожилыми родителями. То есть, это – святая обязанность детей ухаживать, как бы тяжело ни было…

– Лишиться всей своей жизни и посвятить ее уходу за пожилым дементным больным, это неправильная позиция. Позиция, когда ты приносишь себя в жертву, заканчивается очень быстро, человека надолго не хватает, в результате все ломается.

Мне кажется, лучше сказать, что святая обязанность – это организовать своему родному человеку правильный уход. Брать все на себя – это неподъемная задача в большинстве случаев.

На сайте memini.ru список учреждений, где проводятся группы поддержки, встречи врачей с родственниками больных. Может быть, такая группа есть и в вашем городе.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?