В конце мая сразу несколько научных центров объявили об успешном завершении разных этапов разработки вакцины от коронавируса

Американская компания Johnson & Johnson планирует начать испытания вакцины от коронавируса в июле. Фото AP Photo/Virginia/ТАСС

Хорошие новости

Медицинская школа Гарвардского университета (Бостон, США) сообщила, что их ДНК-вакцина прошла успешное испытание на резус-макаках.

ДНК-вакцины – новое слово в иммунизации. Принцип их действия заключается в том, что ДНК-молекулы, введенные в организм человека, стимулируют иммунный ответ на специфические части вируса. В данном случае исследователи стремились вызвать у подопытных животных выработку антител к белку-шипу, той части вируса SARS-CoV-2, благодаря которой вирус проникает в клетку.

Хотя вакцинированные резус-макаки при заражении коронавирусом все-таки заболели, они активно вырабатывали нейтрализующие антитела к вирусу и перенесли болезнь в легкой форме. Их вирусная нагрузка оказалась значительно ниже, чем у невакцинированных обезьянок.

22 мая исследователи Оксфордского университета сообщили об успешном завершении первой фазы клинических испытаний векторной вакцины, которую они назвали ChAdOx1 nCOV-19.

Оксфордские ученые использовали ослабленный аденовирус (один из возбудителей ОРВИ) в качестве средства доставки белка-шипа. Предполагается, что иммунная система хозяина должна научиться распознавать этот белок и активно вырабатывать антитела к нему при инфицировании коронавирусом.

Исследователи продолжают наблюдать за участниками первой фазы испытаний и одновременно набирают добровольцев для испытаний второй и третьей фаз. Если в предыдущих испытаниях исследователи прививали молодых и здоровых людей, то на этот раз они включат в исследования детей в возрасте 5-12 лет и взрослых старше 56 лет и даже старше 70.

В тот же день об окончании первой фазы клинических испытаний вакцины от коронавируса сообщили китайские ученые. Они также использовали в качестве средства доставки белка-шипа аденовирус, но на этот раз рекомбинантный.

Справка
Рекомбинантный вирус представляет собой вирус, полученный путем рекомбинации фрагментов ДНК посредством рекомбинантной ДНК-технологии. Используется для получения вирусных вакцин или при генной терапии.

Исследователи сообщают, что участники испытаний демонстрировали ряд побочных эффектов, однако они были слабыми или умеренной выраженности и непродолжительными.

Те добровольцы, которые получили самую высокую дозу вакцины, дали самый сильный иммунный ответ.

Исследователи надеются, что их вакцина окажется безопасной и эффективной, хотя это требуется подтвердить в дальнейших испытаниях.

Над созданием вакцины работают американские биотехнологические компании, Moderna, Novavax и Inovio, Университет Квинсленда (Австралия), фармацевтические гиганты Johnson & Johnson и Sanofi. И это только самые известные. Всего к июню 2020 года в мире существовало 159 вакцин-кандидатов на разных стадиях разработки, и с тех пор появились новые.

Не отстает и Россия. 17 июня у нас начались клинические испытания вакцины от коронавируса. Она была разработана в Научно-исследовательском центре эпидемиологии и микробиологии имени Н.Ф.Гамалеи. В июле начнутся испытания вакцины Новосибирского государственный научного центра «Вектор».

То, что некоторые из этих препаратов уже проходят испытания на человеческой модели, причем с хорошим профилем безопасности, безусловно, внушает оптимизм, ведь прототипы вакцин от предшественников COVID-19, атипичной пневмонии SARS и ближневосточного респираторного синдрома MERS, провалились уже на начальных этапах разработки.

Оптимизм этот, однако, весьма осторожный.

Небезосновательные опасения

Россия. Москва. Введение добровольцу российской комбинированной векторной вакцины для профилактики коронавирусной инфекции в рамках проведения первых клинических испытаний в Сеченовском университете Минздрава России. Фото Первый МГМУ им.И.М.Сеченова/ТАСС

В феврале 2020 года ряд авторитетных экспертов, а также Всемирная организация здравоохранения, заявили, что вакцина от COVID-19 будет готова не ранее чем через 18 месяцев. Сейчас же мы слышим о том, что это возможно уже нынешней осенью.

Обычно создание вакцины занимает порядка десяти лет при бюджете не менее миллиарда долларов, но в условиях пандемии вполне объяснимо стремление создать ее как можно скорее, тем более, что правительства и благотворительные фонды (например, Фонд Мелинды и Билла Гейтсов) не скупятся на финансирование.

Многие ученые и врачи, однако, выражают опасения. «Какие углы при ускоренной разработке вакцины нам придется срезать и какими последствиями это обернется, нам еще предстоит увидеть», –

говорит доцент Калифорнийского университета и Школы медицины в Риверсайде (США) доктор Роджер Шеулт, находящийся на переднем крае борьбы с коронавирусом.

Опасения врачей и ученых небезосновательны. Потрясением для медицинского сообщества стала следующая история.

В ноябре 2017 года департамент здравоохранения Филиппин прервал иммунизацию школьников вакциной Денгваксия. Это продукт фармацевтического гиганта Sanofi Pasteur был провозглашен прорывом в профилактике лихорадки Денге, которой заболевает в мире ежегодно до 50 миллионов человек и умирает от 10 до 20 тысяч.

Вакцинацию пришлось прекратить, потому что в департамент стали поступать сообщения о серьезных осложнениях и даже смертях детей после прививки.

В общей сложности было зарегистрировано более 600 смертей, в основном детских, и хотя не во всех случаях связь с вакцинацией была доказана однозначно, департамент здравоохранения Филиппин запретил продажу и использование Денгваксии на территории страны.

29 ноября 2017 года компания Sanofi опубликовала заявление. В нем сообщалось, что Денгваксия эффективна и безопасна для тех, кто ранее уже перенес лихорадку Денге, но для людей, не имеющих к ней антител, вакцина несет серьезные риски.

Подобного рода сценарий стал бы трагедией в ситуации пандемии COVID-19, ведь до сих пор человечество не имеет эффективных препаратов для его лечения.

Антитела против хозяина

Есть такое явление – антитело-зависимое усиление инфекции. Феномен редкий и достаточно странный.

Казалось бы, антитела к патогену – это именно то, что иммунная система организма производит для его уничтожения. Однако в природе все непросто. В редких случаях антитела, встретившись с мутировавшим вирусом, связываются с ним и помогают ему проникать в клетку. Запускаются процессы несоразмерного усиления иммунного ответа, что может привести к гибели организма.

И это случается не только при лихорадке Денге.

При разработке вакцин от коронавирусных инфекций SARS и MERS ученые столкнулись именно с этим феноменом. Во время опытов на животных те из них, которые были привиты вакцинным препаратом, при инфицировании страдали от более тяжелого воспаления легких, чем не привитые особи.

Работа была остановлена, потому что антитело-зависимое усиление инфекции стало вызовом, требующим огромных усилий научного сообщества и гигантского финансирования.

Разработчики вакцины от COVID-19 осознают риск и предупреждают о нем всех добровольцев, принимающих участие в эксперименте. Пока что ученые не наблюдали подобного эффекта, что внушает оптимизм, однако до окончательных выводов еще далеко.

Проблема усложняется тем, что редкий феномен не всегда проявляет себя во время испытаний. «Только когда Денгваксией были привиты тысячи людей, проблему усиления инфекции удалось отследить», – говорит Майк Тернер, сотрудник биомедицинского благотворительного фонда Wellcome Trust в своем комментарии газете Financial Times.

Сейчас в научном медицинском сообществе идет дискуссия о том, могла ли и должна ли была компания Sanofi отследить вероятность тяжелых осложнений от своей вакцины во время масштабных клинических испытаний третьей фазы.

Переживая первую волну пандемии COVID-19, мы пока не имеем информации о том, что происходит при повторном заражении, возникает ли эффект антитело-зависимого усиления, поэтому ученым приходится действовать в условиях неполного знания.

Майк Тернер, представляющий Wellcome Trust, который принимает участие в финансировании ряда разработок вакцины от коронавируса и наблюдает за этим процессом, утверждает, что размен безопасности на скорость недопустим.

Высокий темп, по его словам, достигается за счет концентрации усилий огромного количества сотрудников, оставивших все прочие дела и занявшихся исключительно вакциной.

«Если бы они срезали углы, я бы первый забил тревогу», – говорит Тернер.

Что ж, очень хочется надеяться, что у разработчиков все получится.

И очень хочется верить, что если получится не все, то нам об этом расскажут.

Источники:

Science vs. COVID-19: Vaccine trial wins and other hopeful findings

Here’s Exactly Where We Are with Vaccines and Treatments for COVID-19

The long road to a Covid-19 vaccine

Pharma firm issues caution on use of anti-dengue vaccine