Режиссер Алина Рудницкая: «Не все люди переносят вид крови. Мы не хотели делать фильм натуралистичным, брутальным, поэтому и решили сделать черно-белым. Нашего оператора на съемках иногда приходилось отпаивать водой, потому что он не мог переносить того, что видел»

Документальный фильм Алины Рудницкой «Кровь» о передвижной станции переливания крови получил Гран при фестиваля АРТДОКФЕСТ 2013. Мы поговорили с автором о том, как снять черно-белое кино про красную кровь/

Алина Рудницкая. Фото с сайта www.lavrdoc.ru

— Алина, расскажите пожалуйста как вы выбрали эту тему?

— Я режиссер Санкт-Петербургской студии документальных фильмов и мы традиционно снимаем кино на социальную тему. Наша задача была показать срез общества. Мы решили, что кровь как раз и является таким глубинным понятием через которое это можно сделать. Появилась идея снимать фильм про доноров и про тех, кому нужна кровь, чтобы получился круговорот «русской крови». Стали искать место для съемок.

Просто снимать станцию переливания крови не интересно. Нам хотелось, чтобы автобус ездил по глубинке и собирал кровь. Такие бывают далеко в регионах. Наш бюджет был небольшой и мы искали поближе. Нашли в Ленинградской области. Оказалось, что существует такая станция переливания крови, которая иногда даже ночует в провинции. Мы стали с ними ездить и снимать. В итоге действительно получился срез сегодняшнего дня, сегодняшней России, сегодняшней глубинки, как там живут люди сегодня.

— Как долго вы работали над фильмом?

— Мы долго готовились, долго искали. Сами съемки были недолгими, с этим автобусом мы съездили раз 15, так как был урезан бюджет и не хотели мешать им работать. Много времени ушло на поиск людей, которым помогла эта донорская кровь. Нужно сказать большое спасибо больницам, которые слушали нас и пускали снимать тех людей, которым во время операций, переливали кровь. Не все люди хотели разговаривать и рассказывать. В итоге, где-то 6 месяцев был съемочный период и столько же монтаж. Всего на этот фильм ушел год.

— У вас была какая-то сверхзадача или вы просто хотели показать как живут люди?

— Понятие «кровь» само по себе очень мощное. Появилась ассоциация с нефтью, которая тоже выкачивается из страны. Эти образы нашлись по ходу работы, а изначально была идея снять путь крови, ее круговорот. Одни люди сдают кровь, другие ее получают. Всё остальное это уже как оформилось, так и оформилось. Что-то на интуиции, на ассоциации. Дело критиков рассказывать, что у нас получилось.

— Как и зачем вы решились снимать фильм о красной крови в черно-белом цвете?

— Мы специально ушли от цвета. Не все люди переносят вид крови. Мы не хотели делать фильм натуралистичным, брутальным, поэтому и решили сделать черно-белым. Нашего оператора на съемках иногда приходилось отпаивать водой, потому что он не мог переносить того, что видел. Мы не хотели, чтобы пол зала упало в обморок на просмотре, тем более, что мы и операции снимали. Так что хотели немного заглушить натуралистичность.

— Многие спрашивают, пишутся ли для документального кино сценарии. Ведь документальное кино — это жизнь и можно ли как-то заранее придумать сценарий или сюжет?

— В основе хорошего документального кино всегда лежит хорошая идея. Обязательно нужно знать, что ты хочешь сказать и показать. Ведь и дом невозможно построить без фундамента. Лучше изначально писать даже какие-то сцены, которые ты бы хотел увидеть в фильме и в итоге ты их встретишь. А без сценария это невозможно сделать. Прежде всего это дорого. Ведь съемочной группе нужно платить за каждый день. К тому же группе нужно рассказать что ты хочешь в итоге снять — что хочешь увидеть минимально и что максимально. Поэтому сценарий обязательно нужен. Ты должен быть готов к тем сценам, которые хочешь снять, тогда ты их увидишь. Но по опыту жизнь богаче вымысла и она преподносит сюрпризы, бывает что встречаешь сюжет лучше, чем ожидал.

Кадр из фильма «Кровь» Алины Рудницкой. С сайта www.kommersant.ru

— У вас были такие неожиданные удачи?

— Да, были конечно. Что-то не получалось, но приходило что-то другое. Допустим, однажды мы приехали в один населенный пункт, а там была забастовка и все рабочие пошли сдавать кровь. Это не было придумано, это нам просто повезло. Сама жизнь нам помогла.

— Интерес к документальному кино сейчас набирает обороты, проходят фестивали. Как вы думаете, с чем это связано?

— Оно и раньше было популярно. Раньше документальные фильмы крутили перед сеансами в кино, была большая поддержка государства. А сейчас? Может потому, что появились реалити-шоу, открылись социальные сети и много молодежи идут учиться в различные художественные ВУЗы. А может потому что люди стали больше интересоваться другой жизнью, которая раньше была закрыта.

— Смысл документального кино — показать жизнь, которая скрыта от людей?

— Мне кажется, что это так. Показать какие-то «болевые точки» общества, чтобы люди задумались. После просмотра моего фильма, ко мне подходили люди и говорили, что у нас очень хороший фильм и что они не думали, что в стране такая тяжелая ситуация с кровью и они теперь хотят идти сдавать кровь.

— А вы не думали сделать это главной идеей?

— Нет, это уже люди сами увидели. Хорошо, что фильм кого-то подвиг к действию. Хорошо, если будет много молодой крови. Ведь когда мы ездили, мы видели, что нет нигде рекламы донорства. Мы видели, что медсестер не пускали, например, на заводы. Раньше такого не было, наоборот пускали на заводы и народ сам хотел идти сдавать кровь. Тем более, что за это давали отгулы, какие-то деньги, льготы по квартплате и так далее. А сейчас это всё отменили и директор завода не хочет, чтобы во время рабочего дня рабочие ходили сдавать кровь и брали из-за этого отгулы. Тоже самое в институтах — студентов не отпускают сдавать кровь, потому что думают, что они прогуливают. Поэтому очень мало нормальных здоровых людей сдают кровь. И если кто-то, увидя наш фильм, пойдет сдавать кровь, значит миссия фильма выполнена. Смысл документального кино — донести правду сегодняшней жизни, а не то, что показывают в новостях.

— Меня молодые документалисты спрашивают, где можно увидеть ваш фильм?

— Не знаю, на кинофестивалях, наверное. Ведь телевидение не берет наши фильмы. Не знаю.

— Может, если фильм получил награду, то его можно куда-то продвигать?

— Его пока хотят брать только на разные фестивали, в том числе зарубеж, а телевидение не особо им интересуется, потому что это не телевизионный формат. Может где-то на культурных мероприятиях.

Также на тему: Новогодний запас крови: все в доноры!