Через 7 лет количество сирот и потенциальных усыновителей сравняется

Павел Астахов, уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка, презентовал проект семилетней Федеральной целевой программы «Россия без сирот»

Вчера Павел Астахов, уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка, презентовал проект семилетней Федеральной целевой программы «Россия без сирот», которая должна улучшить положение детей-сирот, значительно уменьшить их количество и решить другие проблемы, связанные с детским и семейным неблагополучием.

Астахов рассказал о цифрах и фактах, отражающих нынешнее положение в этой области и пообещал, что ситуация кардинально изменится уже через 5-7 лет. Ровно столько, по мнению Астахова, требуется времени, чтобы в России не осталось сирот.

Текст федеральной целевой программы, о необходимости принятия которой омбудсмен говорил еще два года назад, уже доступен в интернете по адресу россия-без-сирот.рф. Правда, программа пестрит обезличенными канцеляризмами вроде «государственное стимулирование», «расширение мер», «повышение эффективности», «сокращение доли детей», а раздел «прогнозируемые показатели и индикаторы эффективности» вообще еще не заполнен. Выглядит это так: «сокращение на *** % доли детей, находящихся в социально опасном состоянии». Или так: «ежегодное увеличение до … млрд рублей средств, выделяемых из федерального бюджета». На самой же презентации Астахов апеллировал к цифрам за 2011 и 2012 год. Кроме того, постоянно напирал на то, что «общество должно», а «блогеры виноваты», что не произвело положительного впечатления на журналистов. Тем не менее, детский правозащитник отметил важные цифры, тенденции и пути решения многих проблем.

«Детей бросают каждый день, – начал Астахов. – Их оставляют в роддомах, приводят в детские дома. Есть случаи, когда родители формально отказываются от детей, когда им исполняется 16 лет, чтобы они могли получить квартиру. Общество должно нетерпимо относиться к семьям, которые занимаются тунеядством». Такой вывод выглядит странным, учитывая тот факт, что, скорее всего, у семьи не остается иного способа улучшить жилищные условия, и нет никаких гарантий, что они улучшатся после такого «мошенничества». Сам Астахов заявил, что в очереди на получение жилья сегодня стоят 96 тысяч выпускников детских домов.

Но и положительные моменты есть. За последние 5 лет, по словам Астахова, больше 40 процентов родителей, лишенных родительских прав, восстановили их, на 34 процента сократилось количеств детей в сиротских учреждениях, на 25 процентов больше детей было устроено в семьи. Сегодня (по данным на начало 2012 года) в детдомах остаются сто с лишним тысяч детей. И речь, по сути, идет только о них, а также о «новоприбывших», от которых каждый день отказываются (или вынуждены отказываться) родители. «Сегодня в России 18 тысяч кандидатов в усыновители, — заявил Астахов. — Несколько лет назад их было 12 тысяч. При таком приросте через пять-семь лет эти две цифры, детей и желающих их усыновить, просто сравняются».

А к 2018 году детдомов станет вдвое меньше. Такую задачу поставил президент. И сопротивление общественности по поводу закрытия все новых детских домов, по мнению Астахова, необоснованно, потому что «бунт», как правило, поднимают сотрудники, которые боятся потерять работу. Именно так омбудсмен отнесся к ситуации с закрытием детского дома в Реутове, о котором мы писали. Только за прошлый год, похвастался Астахов, в Краснодаре закрыли 19 детских домов. Интересно, каким образом? Посредством устройства детей в семьи или уплотнения крупных детских домов?

Со временем, объяснил уполномоченный, все детские дома должны стать патронатными специализированными центрами, в которых будут обучать приемных родителей. «Сегодня лучшие школы для приемных родителей – это бывшие детские дома, — сказал Астахов. – И сотрудники там те же». Конечно, в такие центры на работу могут попасть только настоящие специалисты, заверил Астахов. Нужно ли говорить о том, что зарплаты в таких центрах значительно ниже, чем в детских домах?

Также необходимо создавать все больше специализированных детских домов, сказал Астахов. «Сейчас мы создаем интернат для одаренных детей в области информационных технологий, — пояснил правозащитник. – Уже есть музыкальный интернат в Ярославле, есть спортивные интернаты, кадетские классы. Все дети должны отбираться по своим наклонностям».

Также Павел Астахов отметил тенденцию, когда дети не хотят покидать детский дом, не хотят возвращаться в семью, не хотят организовывать самостоятельную жизнь, так как не социализированы, привыкли жить «на всем готовом». «В 2010 году помните был бунт в Ижевском детском доме ? – напомнил Астахов, — когда дети массово порезали себе вены? Это произошло из-за того, что их «лидер», которому исполнилось 18, не хотел уходить и подговорил детей на бунт». И не понятно, то ли это детдом такой хороший, что из него не хотят уходить, то ли у детей привыкание к системе наподобие заключенных, которым комфортнее снова «сесть», чем как-то себя занять. Тогда это снова вопрос к системе, которая не способна детей социализировать и приспособить к реальной жизни. Кстати, именно Удмуртию Астахов отметил как самую неблагополучную в этом плане республику. В ней то вены режут, то новые детские дома открывают, ослушиваясь президента. А с введением губернаторской ответственности за сирот, Удмуртии с ее ежегодным «сиротским приростом» 15 процентов просто придется уплотнять…». «Плохо работают, — резюмировал Астахов. – Вот в Кемерово всех раздают подробные памятки об усыновлении детей. Четко написано: три приемных ребенка – квартира, два – ипотека под ноль процентов, награды».

Что касается иностранного усыновления, то пока речи о полном отказе от него не может идти. Хотя бы потому что в России отказываются, к примеру, от 85 процентов рожденных с синдромом Дауна детей, а отношение общества к таким детям – резко негативное. И именно общество, по словам Астахова, должно (!) поменять свое отношение. Ситуации, когда врачи уговаривают женщин «избавиться» под предлогом «родишь себе здорового», должны быть исключены в принципе. И общество должно «поставить перед правительством вопрос о том, чтобы запретить врачам давить на женщин в роддомах и больницах». «Я видел в Новосибирске детский сад для детей именно с этим синдромом, — рассказал Астахов. – Сами мамы объединились и создали его. Если самим ничего не делать, ничего и не будет». Интересно, что мешает государству сделать такие детский сады, если на них есть спрос, и почему этим должны заниматься сами родители, поставленные в безысходное положение?

В любом случае ФЦП «Россия без сирот» после серии круглых столов, которые будут проходить еще месяц, а также общественного обсуждения, начнет действовать, и будут появляться новые подробности и цифры, о которых мы обязательно поговорим с нашими экспертами.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.