Брюс Перри: «Чем больше мы узнаем о работе мозга, тем проще нам понимать своих детей»

Брюс Перри, знаменитый американский психиатр, накануне первой в России конференции, посвященной детской психологической травме 11 марта 2021 года, ответил на вопросы нашего корреспондента

Доктор Брюс Перри. Фото с сайта https://lincolnfamilies.org/

Брюс Перри — американский психиатр, старший научный сотрудник Академии детской травмы в Хьюстоне, штат Техас, и адъюнкт-профессор психиатрии и поведенческих наук в Школе медицины им. Файнберга в Чикаго, штат Иллинойс. Специалист по детской травме и проблемам депривации, автор известной книги «Мальчик, которого воспитывали, как собаку».

В понятие «детская травма» даже специалисты вкладывают разный смысл

— Господин Перри, мы сегодня говорим о детской травме. Но сначала давайте все-таки уточним определение. Несколько лет назад о травме в России не знал никто. Сегодня некоторые родители видят ее повсюду: «Учитель спросил ребенка на уроке. Ааа! У него же теперь травма!» Что является ключевым в травмирующем действии? Может ли получить психологическую травму человек, который никогда не сталкивался с насилием, у которого были лучшие учителя и родители, которые старались о нем заботиться?

— Действительно, слово «травма» используют многие люди, и они и даже исследователи вкладывают в него разный смысл. Если говорить совсем кратко, «травма» — это переживание или набор переживаний, которые могут активировать и изменять систему реакции на стресс в мозге человека.

Среди множества аспектов травмы важно учитывать три; назовем их «три E».

Во-первых, это событие (event) — например, пожар, стрельба, ураган.

Во-вторых, это впечатление (experience) человека во время события. При этом важно, что степень вовлеченности и интенсивность стрессовой реакции у всех людей разная — она ​​будет варьироваться от человека к человеку.

Наконец, третье E – это «effect» — влияние, которое испытывает на себе человек после окончания события. Это могут быть, например, постоянные проблемы со сном, беспокойство, нежелание напоминать о событии и так далее.

Если иметь в виду эту схему, мы увидим, что действительно, некоторые люди более чувствительны к стрессу, страданию (дистрессу) и травмам. Незначительное, казалось бы,  «событие», которое не может «травмировать» большинство людей, у них способно вызвать травмирующую реакцию.

— Вы когда-нибудь видели человека, которому в детстве не хватало родительской любви, внимания, но он не был разрушен травмой и оказался способен к здоровым отношениям с людьми? Как он справился?

— Да, я видел такие случаи. У многих людей бывает «тяжелый старт» в родительской семье. Но при этом они находят безопасные, стабильные и прочные отношения с другими. Это может быть кто-то еще из членов семьи — дедушка, бабушка, дядя, старшая сестра. Иногда это учитель или тренер. Таким образом, даже если с родителями ребенку было тяжело, это не фатально, другие люди могут помочь его развитию и исцелению.

(В книге Перри «Мальчик, которого воспитывали, как собаку», упоминается женщина-опекун Мама П., которая качала на руках своих подопечных и называла их «малышами», даже если они были подростками. Благодаря прикосновениям и отношению Мамы П. приемные дети заново проходили пропущенный детский опыт, и их психика начинала развиваться. Опыт показывает, что установить базовые связи с внешним миром пластичная человеческая психика может не только в раннем детстве, но и в более старшем возрасте. Но то, насколько успешна будет такая работа с каждый отдельным ребенком, заранее предсказать невозможно. — Прим. ред.)

— Есть ли какие-то «мелочи», которые помогают ребенку в трудной жизненной ситуации избежать травм? Достаточно ли здесь улыбки няни в приюте или хорошего соседа, который иногда разговаривал с ребенком? Или это должны быть повторяющиеся процессы, в которые вовлечен сам ребенок?

— Да, есть много «мелочей» и положительных взаимодействий, способных помочь ребенку смягчить текущий стресс и дистресс, а также исцелить его от прошлой травмы. Эти моменты действительно могут длиться несколько секунд — улыбка взрослого, нежное деликатное прикосновение, пауза, которую взрослый делает, чтобы сесть и выслушать ребенка.

Существует мощный физиологический эффект от чувства принадлежности, сопричастности. Такое чувство испытывает ребенок, когда знает, что взрослые вокруг способны позаботиться о нем.

Конечно, чем больше таких связей будет, тем лучше.

Если это двустороннее взаимодействие, при котором и ребенок, и взрослый чувствуют взаимную связь и общение, в их  мозге активируются центры, «отвечающие» за процесс отношений. Эти моменты вовлеченных отношений очень целительны и для ребенка, и для взрослого.

— В главе о детях из «Ветви Давидовой» вашей книги «Мальчик, которого растили, как собаку» вы отмечаете, что качество и количество человеческих связей в жизни ребенка помогает ему успешнее преодолевать стресс. Но не важнее ли помочь ребенку не познакомиться с множеством людей, с которыми он мог бы иметь отношения, а вырастить в себе «внутреннего родителя»?

— В раннем детстве, когда мозг ребенка пытается постичь смысл окружающего мира, крайне важно, чтобы у ребенка было хотя бы несколько безопасных, стабильных отношений. Это позволяет мозгу создать ключевые ассоциации и дальше на их основе строить необходимые нейробиологические системы, участвующие в формировании и поддержании отношений, в том числе и для выращивания «внутреннего родителя».

Когда эти системы выстроены, ребенок (и его мозг) могут справляться с большим количеством отношений и находить в них пользу.

Если же в первые несколько месяцев жизни вместо значимых взрослых есть десятки людей с отношениями-функциями (нянечки, медсестры, воспитатели), обеспечивающими уход, мозгу трудно организовать эти системы. Возникает стабильный дефицит умения и потребности строить отношения как с другими, так и с самим собой.

Главная ошибка воспитания

— Как найти грань между запретами и нарушением границ ребенка? В какой момент нужно «воспитывать», а когда разрешить самовыражение?

— Этот вопрос – одна из самых насущных проблем воспитания, просто-таки вызов педагогике. «Обозначение границ» и «гибкость воспитания или обучения» сменяют друг друга по мере того, как ребенок растет. В любом случае безопасность младенца, ребенка или подростка превыше всего.

И воспитатель должен постоянно наблюдать, чтобы «границы» и «ожидания» менялись так, чтобы ребенок мог развиваться.

Одна из наших главных ошибок в образовании, родительстве, наставничестве и даже терапии заключается в том, что мы неверно оцениваем истинные возможности развития ребенка и создаем нереалистичные и недостижимые ожидания. Так мы создаем у ребенка внутренний конфликт и проблемы с самооценкой, чем настраиваем его на неудачу, на то, что он не оправдает наших надежд.

Подводя итог, могу сказать, что родительство – это очень трудное дело, но мы должны стараться. Конечно, чем больше мы узнаем о работе мозга, психики, тем легче нам быть объективными.

Почему детская травма повышает потребность в алкоголе и наркотиках

Книга Б. Перри. Фото с сайта https://azbukasemi.ru/

— Как научить ребенка проявлять эмпатию? Это очень сложный навык, у вас есть план, как ребенок может этому научиться? Удалось ли вам научить этому Коннора, одного из героев вашей книги?

— Что ж, это одновременно и сложно, и просто.

С младенцами и маленькими детьми обучение эмпатии осуществляется, 1) примером заботливого сострадательного поведения по отношению к другим людям путем; у детей так моделируются базовые схемы поведения; 2) разумеется, к самим детям нужно проявлять доброту, тепло, внимание и любить их.

Наш мозг генетически настроен так, чтобы отражать любое взаимодействие, которое происходит с нами. Мы впитываем, имитируем и развиваем все, что видели сами; как правило, любимые дети становятся любящими взрослыми.

То же самое вполне работает и с людьми более старшего возраста. Но чем они взрослее, и чем серьезнее отпечаток депривации на личности ребенка, тем больше времени и большая «плотность» отношений вам потребуется, чтобы достичь эффекта.

— В каких случаях анализ сложных ситуаций из детства вреден и мы получаем только повторную травматизацию? Например, флешмоб “me too” принес больше пользы или вреда?

— Я действительно думаю, что иногда наши благие намерения могут воспроизвести некоторые аспекты исходной травмы. Но в целом предоставление людям возможности рассказать свою историю и поделиться своей травмой — в сносных «дозах» — приводит к исцелению.

В своей книге вы пишете, что изменения в мозге у выживших после травм повышают вероятность употребления алкоголя и наркотиков. Каков механизм этой зависимости?

— Мы не знаем наверняка, но полагаем, что система реакции на стресс также влияет на нейробиологию «вознаграждения» в мозге.

Одна из наиболее вероятных причин этого связана с идеей, что в системе реакции на стресс в нашем мозге происходит «самолечение» тревожности и дистресса, которые возникают в результате травмы. Человек, переживший травму, живет в постоянном стрессе. Алкоголь или наркотики заставляют его, наконец, почувствовать себя спокойнее, более контролируемо — а облегчение дистресса ощущается как «полезное».

Чтобы облегчить тревогу и дистресс, вызванные измененными травмой системами в мозге, человек обращается к наркотику снова и снова.

5 советов, которые Брюс Перри предлагает родителям

1) Не стоит недооценивать положительную силу простого выключения телефона на 5 минут и полного погружения на это время в интересы ребенка.

2) Помните, что внешняя структура создает внутреннюю. Если у вас в семье есть предсказуемые и последовательно исполняемые распорядок сна и бодрствования, часы приема пищи и выполнения домашних заданий — это поможет вашему ребенку выстроить внутренние регулирующие паттерны поведения.

3) Прикосновение так же важно для младенца и ребенка, как и еда. Быть физически теплым и ласковым полезно для всех частей развивающегося мозга ребенка.

4) Научитесь «последовательности взаимодействия». Если вы хотите научить чему-то ребенка, сначала вам нужно «установить связь» с ребенком. А для этого вам обоим нужно уметь регулировать свое поведение.

Итак, сначала регулировать, затем устанавливать взаимоотношения, и только тогда приводить доводы, доказывать и воспитывать. А если вы попытаетесь урезонить человека с нарушенной регуляцией, он только еще больше расстроится и расшумится.

5) Позаботьтесь о своих потребностях; хорошо высыпайтесь, занимайтесь спортом, хорошо питайтесь, проводите время с друзьями и семьей. Если вы сами не в состоянии навести порядок в своей жизни, как вы собираетесь регулировать жизнь своих детей?

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.